Пользовательский поиск

Книга Игуана. Содержание - Эскориал в Техасе. «Любопытные умирают первыми»

Кол-во голосов: 0

– И где же находится этот сантиметр, хотелось бы поглядеть, – вопрос, заданный Ленкой в шаловливой манере избалованной девочки был почти не слышен.

Но юноша его услышал. Он давно не был девственником, – одноклассницы не смогли бы допустить такого нонсенса, чтобы самый хорошенький мальчик в 10-б классе окончил школу, не узнав прелести группового секса. Опыт у него был, хотя и достаточно однообразный. Мысль о возможности романа с красивой, и, похоже, многоопытной медсестрой из «скорой» приятно возбуждала его.

– Я могу вам показать не только один сантиметр своего тела, но и все 202. Кстати, нельзя ли попросить у вас телефончик.

– Да бери на здоровье – тебе какой, из коридора, или из бабулькиной спальни, – делая вид, что не поняла вопроса, кокетничала Ленка, – да ладно, ладно, дам я тебе телефончик, сладкий мой. Только неизвестно, захочешь ли ты со мной встречаться, после того, как я обследую все твои 202 сантиметра юного тела.

Нет смысла в подробностях описывать то, что может сделать с молодым, полным сексуальной энергии человеком опытная, старше его на 6 лет и умудреннее в сексе раз в сто, женщина. Какие-то веши, удобнее делать с коротышкой, но какие-то, конечно же, сподручнее с длинноногим. А традиционные позы годятся для всех, – в постели рост не заметен.

– А теперь повернись на животик, подставь тете попочку, – попросила Ленка, набирая в шприц жидкость из ампулы с маркировкой «Б-6».

Юноша перевернулся на живот, подставив уколу две тугие ягодицы.

Боли он не почувствовал.

– Какой хороший витамин. Совсем не больно. А колете вы чудесно.

– Не «вы», а «ты». Мы ведь уже «на ты»? Правда?

Ответа она уже не услышала. Яд разносится по крови быстро.

Диагноз у внука и бабушки будет один – инфаркт миокарда во сне…

Эскориал в Техасе. «Любопытные умирают первыми»

Роберт Локк, техасский мультимиллионер, был человеком достаточно бесстрастным. Внешне. Никто не знал, какие бури бушевали в его душе. Когда он убедился в том, что его молодая красавица-жена изменяет ему, сердце его кровоточило от боли. Но никто этого не видел. Никто.

Локк сделал небольшой глоток виски с содовой и льдом, ощутил во рту знакомый привкус. Маленький глоток. Для здоровья это не вредно. Врачи даже рекомендуют выпивать каждый день один стаканчик виски, – сосуды расширяет.

– Кто как «бежит» от инфаркта… Кто занимается ежедневными пробежками по утрам, а кто… Обширный остеохондроз не позволял ему бегать уже лет десять… Оставалось виски… Или испанский бренди. По очереди. Чтобы не обижались на него ни его англосаксонская родина, ни любезная сердцу Испания.

Испания…

– Сто против одного, что картина «Мадонна с младенцем», вывезенная им из Туркестана почти шестьдесят лет назад, принадлежит кисти испанского мастера.

– Он развернулся в эргономическом кресле так, чтобы оказаться лицом к лицу с огромным, специально сконструированным шкафом, где хранились уникальные вещи. Достаточно было нажать на крохотный рычажок, и нужная полка оказывалась на уровне груди, ещё одно нажатие на невидимую тайную кнопку, и можно было вытянуть из недр шкафа плоский ящик.

В нескольких таких ящиках хранились японские гравюры ХVII века – одна из слабостей Локка. Но сегодня он не стал радовать глаз традиционным ежедневным рассматриванием листов Утамаро, Хиросиге и Хокусая. А сразу опустил до уровня груди три ящика, в которых при необходимом температурном режиме хранились ещё не отреставрированные картины и доски. Он открыл – ящик под номером 23 и достал старую доску.

За 60 лет она совсем не изменилась. Что ей 60, если она прожила в куда более неблагоприятных условиях несколько веков.

Локк нежно прикоснулся кончиками пальцев к старой живописи.

– Даже позднейшая запись, я уверен, сделана рукой испанца. Но что скрывается за ней? Тот же сюжет – «Мадонна с младенцем»? Или нечто совсем иное? По крохотному фрагменту (то ли подновленный кусок позднейшей записи просто отвалился, то ли кто-то уже пытался расчистить фрагмент картины, но почему-то так и не довел дело до конца) уже можно было судить о целом. Это должна быть работа великого мастера. Крохотный кусочек пейзажа, сделанный умелой рукой в благородной манере. Да, Сурбаран не любил и не умел писать пейзажи. Но эта манера глубоко искрящимися полутонами писать белое, – свойственна только ему. Впрочем, – подумал Локк – пусть над доской потрудится специалист. Тогда и станет видно, что за работа хранилась 60 лет в доме миллионера Локка, – шедевр или так, пустячок.

Он нажал кнопочку прямого выхода телефонного аппарата на его столе на комнату секретаря, спросил глуховатым, размеренным голосом:

– Вы уже связались, мой друг, с Россией?

– Да, сэр.

– Она согласна?

– Да, она готова приехать – с мужем и сыном, на срок до года, если это потребуется.

– Кто её муж?

– Офицер в отставке.

– Хорошо проверили? Он не может оказаться «подсадной уткой», сотрудником спецслужбы? Сейчас, знаете ли, даже ФБР и ФСБ сотрудничают. А в моем «Эскориале» много секретов, за которые ФБР дорого бы отдали…

– Проверили через наших людей, через фонды, даже нашли и купили сотрудника справочно-информационного фонда ФСБ. Этот человек чист.

– Она, кажется, совсем недавно была вдовой.

– Это тоже проверили. Знакомство произошло случайно: второй муж работал после выхода в отставку, или как там у них в бывшем СССР, не все поймешь, после досрочной демобилизации дворником…

– Офицер работал мусорщиком? Потрясающе… Хотя, я помню, в 30-е годы в России дворниками работали профессора университетов. И ещё радовались, что машут метлой, а не сидят…

– Не понял, сэр…

– Вам и не понять. Это надо было видеть. Итак?

– Итак, они познакомились, когда этот бывший офицер спас нашу реставраторшу от верной гибели. Там у них все время идут какие-то «разборки», – так это по-русски называется, – они стреляют друг в друга, взрывают друг у друга автомобили, совсем как у нас в Чикаго в 30-е годы, когда разные группы мафии боролись за первенство… И недавно они поженились.

– Кто, группы мафии?

– Реставраторша и офицер.

– Ладно, пусть берет с собой новоиспеченного мужа, захочет, найдем ему работу у нас в гараже или в охране. Я знаю офицеров, они не любят сидеть без дела, тем более – на шее жены. Что еще?

– Сын.

– Что – сын?

– С ним небольшие проблемы: он тяжко болен.

– Надеюсь, это не заразное?

– Нет. Он переболел в детстве полиэмиэлитом и сейчас почти не может самостоятельно передвигаться. Он на инвалидной коляске.

– Ну, это не проблема. Сделаем пандусы. Может быть, и подлечим его. Кстати, не забудь включить затраты на пандусы и лечение в общий счет за реставрацию «Мадонны». Я думаю, надо будет шире использовать мастера такого класса и предложить ей поработать со всей нашей коллекцией.

– Будет исполнено, сэр. Что-нибудь еще?

– Пришел ли господин Форбс, Джон Форбс из частного сыскного агентства «Джон Форбс и сын»?

– Да, он ждет в приемной.

– Так пусть зайдет. – Локк сделал ещё один глоток виски и с сожалением отставил в сторону бокал с радующими глаз в жаркую погоду запотевшими боками.

На пороге огромного кабинета Локка появился среднего роста коренастый господин в двойке из шотландского твида.

– Жарковато для твидового костюма, – подумал Локк, – но возможно, у него нет более легкого, что плохо, значит дела в агентстве идут неважно, и, стало быть, сыщик он так себе… Или он зябнет, носит летом теплые костюмы, и стало быть – физически нездоров, не сможет выполнять большие объемы работ, на что мне такой сыщик?

– Извините, – прервал размышления мультимиллионера частный сыщик, подходя ближе. – Ваш вызов застал меня врасплох: я ловил рыбу на берегу Атлантики, на своей вилле. С собой у меня были лишь спортивные брюки и блузы. Пришлось, чтобы соблюсти этикет, одеть этот костюм, который висел в шкафу со времени моего мартовского посещения своего рыбацкого домика. Понимаю, что не по погоде, но явиться к столь уважаемому человеку в брезентовой рыбацкой робе я не рискнул.

47
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru