Пользовательский поиск

Книга Игуана. Содержание - «Смерть укрылась за „Б-6“

Кол-во голосов: 0

Со времен нашествия на Псков и Новгород Ивана Васильевича, Грозного царя, в ХVI веке, никто не погибал в этих стенах от руки другого человека.

Все помирали только своей смертью.

Наконец, собрались все, кто и должен быть тут в эту минуту.

Отец казначей вставил в замочную скважину большой ключ с затейливой бородкой, повернул его дважды, и кованая деревянная дверь приоткрылась.

Монахи в ужасе отпрянули от двери.

Настоятель, казначей и иеромонах Авксентий шагнули через порог.

Тело иеромонаха Иллариона и впрямь лежало на полу все в крови. Драгоценная панагия исчезла…

«Смерть укрылась за „Б-6“

За этой квартирой охотились давно. И когда поступил вызов, свой человек в регистратуре вызовов «скорой» вызов отследила и передала своей «левой» бригаде. Долгожданная коллекция сама шла банде в руки. Заказ на неё был спущен «Игуаной» ещё месяц назад. И вот…

По ориентировке, кроме бабки в квартире был внук.

Когда дверь на звонок Вассы распахнулась, та чуть не ойкнула:

– Ни хрена себе, внучок, под два метра ростом. Про это писать надо в наводках-ориентировках!

– Всех уволю к чертовой матери, – мысленно матюгнулась Васса, разглядывая безмятежное лицо молодого парня, скорее всего, спортсмена.

– Баскет, или волейбол? – деловито спросила Васса.

– Чего?

– Я спрашиваю, каким видом спорта занимаетесь, молодой человек?

– Прыжки в высоту. Легкая атлетика. Спортклуб ЦСКА.

– А… Тоже неплохо. А где так телеграфно выражаться научился?

– На курсах радистов.

– Зачем курсы?

Если в армию возьмут, мало ли что со спортротой случится, а с «корочками» радиста 2-го класса я не пропаду.

– Ишь ты, умные какие дети пошли… Тебе 18 стукнуло?

– Нет еще, 17 с половиной. Это из-за роста я старше кажусь.

Васса с сожалением окинула взглядом статную фигуру юноши. Скептически сжала губы.

– Конечно, жаль парнишку, – подумала. – Был бы ребенок, можно было бы вкатить ему дозу «А-5», он проспался бы, и потом не вспомнил бы, что с ним случилось, почему не слыхал, как бабушка от инфаркта помирая, его имя шептала, звала на помощь. Этот здоров больно. Либо ему дозу надо увеличивать, и тут не ясно, выдержит ли. Либо…

– Либо сразу… – невольно сказала она вслух.

– Что – сразу, доктор? – спросил юноша, подавая Вассе чистое полотенце после того, как она тщательно вымыла руки, прежде чем идти к бабушке.

Вышла из ванной комнаты, строго глянула на Ленку, Наташу и Ингу.

– А может… – заканючила Ленка.

– Не может! – оборвала её Васса. – Быстро, быстро, бабулька ждет.

Девицы, толкаюсь, ввалились в ванную и быстро помыли руки.

– Ну, молодой человек, где бабуля? – спросила профессионально-равнодушно Васса.

– В спальне.

– Показывай.

Юноша провел их по широкому и длинному коридору, который нынче модно стало называть «холлом», в дальнюю комнату.

Коридор был заставлен стеллажами с книгами от пола до потолка.

– Никаких тебе «Утамаров», – подумала Васса, идя впереди юноши, рывком, энергично открывая дверь спальни.

А… Вот они где, – радостно протянула она, войдя в комнату.

– Комната старухи была обставлена светлой старинной мебелью из карельской березы. В центре стоял большой круглый стол без скатерти, вокруг шесть стульев. Видно было, что ровная поверхность столешницы недавно хорошо отреставрирована.

Налево от двери стоял комодик, на нем два серебрных шандала, какая-то мелочь, вроде серебряных рамочек, а в них – фотографии каких-то родственников, должно быть, старухиных. Судя по желтизне снимков, родственники эти дали дуба ещё до победы коммунистического труда. Далее, слева между двух окон стоял письменный стол с бюро, также как и комодик светленкий, нарядный, карельской березы. В углах ютились одноногие высокие тумбы. На одном грузно покоилась массивная голова Сократа. Девчонки были культпоходом на спектакле в Театре Маяковского «Беседы с Сократом» с Арменом Джигарханяном. Они вообще-то в театры редко ходили, но тут на одной хате, после того, как сделали «успокаивающие» уколы средних лет господину, главе крупной строительной фирмы, они увидели центре комнаты, на обеденном столе четыре билета в театр. И – бес попутал, мало что взяли, хотя был строжайший наказ Игуаны (ее никто не видел, но все приказы Вассе она отдавала лично по телефону): ничего, кроме указанного в списке, не брать и все взятое сдавать строго по списку в «катран». Но ещё и в театр сходили. И «засветились», хотя думали, что обошлось… И спектакль посмотрели, и менты не сели на хвост.

– Хе-хе, риск-то, конечно, был…

А спектакль им не сильно понравился. Много разговоров, мало действия.

Что же касается внешности Сократа, то козел он и есть козел, хоть бы и в Древней Греции. На афише он был такой же, как этот – на тумбе.

А вот Джигарханян им нравился. Мужчина… Армяне вообще, по статистике, Васса где-то читала, – наилучшие из всех любовников.

– Вы, случаем не армянин? – вежливо спросила она юношу.

– Нет… Почему я должен быть армянином? У меня и предки все русские.

– Вот этот прадед мой, он служил секретарем в русском посольстве в Японии, это дед, он строил город Дальний в Китае…

– Картинки-то – китайские? – для разговору спросила Ленка.

– Японские. Это ещё дед начал собирать.

– Ваш дед?

– Нет, бабушкин дед, мой прапрадед, известный был в царские времена востоковед. И все мужчины в роду потом по этой линии пошли.

– И вы – тоже?

– Отслужу армию, и буду поступать в Институт восточных языков МГУ.

Девушки между тем быстро раскрыли свои медицинские чемоданчики, приготовили: Ленка – аппарат для измерения давления, Инга – аппарат для измерения сахара в крови, а Наташка уже установила капельницу и сунула старушке в рот градусник, преодолевая её легкое сопротивление, которое объяснялось тем, что бабулька большую часть свой долгой жизни привыкла мерить температуру, держа градусник под мышкой.

– Не, братан, не будешь ты поступать в МГУ, – решила про себя Васса. Потому что не могу я оставлять такого свидетеля. А препарат в большой дозе неизвестно как поведет себя. Малая же доза, напротив, коварна тем, что на крупного парня, почти мужчину, может не подействовать до конца. Рисковать им никак нельзя.

– Заложит! – сказала она опять вслух то, что тайно обдумывала.

– Что вы сказали, – переспросил юноша.

– Нос, говорю, заложит бабульке, если не сделать ей, укол витамина Б-6 до того, как начать колоть ей препараты, расширяющие сосуды. Ну, как давление?

– 220 на 170.

– Это не есть хорошо, не так ли, юноша?

– Наверное. Но бабушка гипертоник, у неё во время кризов всегда такое давление. Лекарства не помогают, она и просит вызвать «скорую».

– И правильно просит. Если бы не попросила, как бы мы свой врачебный долг выполнили?

– А вы первый медицинский кончали? – спросил юноша.

– Кончали, кончали, – равнодушно повторила за ним Васса. – Вы вот что, мой красавец, близкий родственник больной, вышли бы пока из горницы. А то укол витамина делается в попку. А бабушка ваша – женщина со следами былой красоты, может и засмущаться. А вот когда мы капельницу с «тритаце» поставим, тогда можете вернуться и развлечь нас разговорами. А пока… Леночка, ты вот что, ты пойди пока с юношей, да будь с ним поласковей. Может, для укрепления организма стоит и ему укольчик сделать, с витамином «Б-6»?, – разжижает кровь и положительно воздействует на рост мышечной ткани.

– Если положительно – то я не возражаю, – с интересом оглянулся юноша на кукольное личико Ленки-нимфоманки. – А то в армии обращают внимание на дефицит мышечной массы. А откуда ей и взяться, если так быстро расту. За последний год на 20 сантиметров вырос.

– И сколько у Вас сейчас? – подчеркнуто уважительно спросила Ленка, увлекая юношу из спальни бабки.

– Два метра один сантиметр, – послышалось уже из коридора.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru