Пользовательский поиск

Книга Черная топь. Содержание - ГЛАВА 10

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 10

Дом дяди Виталия, подобно Дарьиному, примостился на окраине деревни (правда, с противоположного конца) и представлял собой ничем не примечательное на первый взгляд двухэтажное строение из красного кирпича, обнесенное проволочным забором. К крыльцу вела вымощенная камнем дорожка. Во дворе было пустынно, ворота не заперты, окна не светились.

– Где все?! – злым шепотом спросил я у Юрия. —Почему свет не горит?! Или ты соврал, падло?!

– Не соврал!!! Не соврал!!! – зачастил обуянный потным страхом чертопоклонник. – Они в подвале!!! Вход в прихожей!! Сразу налево!!! Вниз по лестнице!!! Идемте покажу!!!

– Не стоит. Оставайся здесь. Сам доберусь, – холодно возразил я и с размаху пригвоздил Чумакова-младшего к ближайшему тополю шпагой его покойного братца. Удар пришелся точно в сердце. Содрогнувшись в предсмертной судороге, сатанист испустил дух. Тихонько отворив ворота, я двинулся к дому. Из оружия у меня имелись при себе: «стечкин» с четырьмя патронами, трофейный «макаров» с почти полной обоймой да десантный нож. Брать что-либо более громоздкое я, как и в предыдущий раз, посчитал нецелесообразным.

Про шпагу же, которой пришпилил колдуна, словно бабочку в коллекции энтомолога[21] , я, если честно, попросту забыл. Вторая подряд ночь без сна отражалась на работе мозга далеко не лучшим образом. По вышеуказанной причине я, кстати, совсем не обеспокоился той легкостью, с которой сумел проникнуть в дом, не запертый, как и ворота. А не мешало бы!!! Впрочем, об этом чуть позже... Ведущая в подвал лестница находилась там, где говорил Чумаков-младший. Осторожно спустившись по добротным деревянным ступеням, я попал в просторное темное помещение с бетонным полом. Прямо напротив лестницы виднелась приоткрытая дверь. Оттуда падала полоска зыбкого света, а кроме того...

– Отрекись, отрекись от Распятого!!! – наперебой требовали два голоса, весьма условно похожие на человеческие и больше всего напоминающие вой взбесившихся гиен.

– Нет! – очень тихо, но непреклонно отвечал знакомый голос Мамонтова.

– Отреки-и-и-и-ись!!!

– Никогда!!!

Выхватив оба пистолета, я пинком распахнул дверь. Взору моему представилась ужасная картина. В освещенном множеством свечей подземелье висел на дыбе голый Сергей. Тело экс-капитана было зверски истерзано и залито кровью – результат стараний двух язычников-палачей диаметрально противоположной наружности. Один – низенький, плечистый, горбатый с железными клещами в руках. (В настоящий момент уродец засунул их в стоящую рядом жаровню с раскаленными углями.) Второй – длинный, тощий, сутулый – нетерпеливо помахивал толстой плетью, искусно свитой из разноцветной проволоки. Третий сатанист – грузный седобородый старик в черной одежде – сидел на колченогом табурете в дальнем конце пыточной и молча наблюдал за мерзопакостной «процедурой». Суть происходящего была понятна с первого взгляда. Чертопоклонники старались заставить Сергея отречься от Христа, а тот, невзирая на страшные истязания, упорно отказывался, чем довел своих мучителей до совершенного неистовства. Охваченные лютой злобой, они даже не замечали, что Мамонтов умирает. Между тем о неумолимом приближении Костлявой красноречиво свидетельствовала кровавая пена[22] , выступившая на губах бывшего собровца.

«Вот и искупил ты, Серега, все грехи![23]  Царствие тебе Небесное!!! – грустно подумал я, вскидывая «макаров». Выстрелы прозвучали неестественно громко, буквально оглушительно. Первая пуля разнесла на куски башку тощего. Вторая, угодив карлику в горб, швырнула язычника на жаровню, мордой в раскаленные угли. Я повернулся к седобородому, продолжавшему неподвижно сидеть на табуретке (как выяснилось позднее, он оказался дядей Виталием собственной персоной), однако прикончить главаря нехристей не успел. Кто-то, незаметно подкравшийся, умело захлестнул мне шею колючим волосяным арканом, с силой рванул назад. В последний момент, уже проваливаясь в пучину беспамятства, я все-таки нажал ватным пальцем спусковой крючок, но пуля ушла в потолок. Последнее, что я слышал – торжествующий хохот седобородого сатаниста...

* * *

– Проклятый христианин! Подох от боли, а не отрекся!! – донесся до меня низкий густой бас, сочащийся ядовитой злобой. – У-у-у, гадина!!! – обладатель баса длинно, грязно выругался.

– Давайте попробуем второго, о Величайший! Авось с ним получится?! – заискивающе предложил тоненький евнуховский голосок.

– Не получится!!! – грубо отрезал бас. – Второй вообще закоренелый фанатик. Я как-то просмотрел на досуге одну из книжонок Калинина, навел о нем некоторые справки... – Задрожав от ненависти, бас снова разразился матерной бранью.

– Так он писатель?! – изумился «евнух». – Не может быть! Писатели – полудохлые очкарики, а этот натуральный терминатор! Скольких наших угробил!!!

– Еще как может! – свирепо рявкнул бас и с издевкой передразнил: – «По-лу-дох-лые очка-а-арики!» Тьфу, мать твою за ногу!!! Ты, Ратмир, ни хрена в жизни не смыслишь! Идиотом родился – идиотом помрешь!!! Глупость – болезнь неизлечимая!!!

Ратмир смущенно покашлял, однако возражать не посмел.

– Писаку мы подвергнем пытке завтра по всем правилам на священной поляне! – немного помолчав, подытожил бас. – Судя по последним событиям, Повелители на нас здорово прогневались!!! Необходимо умилостивить высшие силы должным образом[24] .

На некоторое время оба собеседника затихли, а я открыл глаза и обнаружил, что лежу на полу в том же подземелье, связанный по рукам и ногам. На стене висел мертвый Сергей. Пахло кровью и горелым человеческим мясом. Трупы застреленных мной палачей по-прежнему валялись там, где настигла их смерть. Из живых язычников в подвале находились двое – давешний седобородый старик да какой-то бесцветный, белобрысый тип с тусклой, будто размытой физиономией.

– Очнулся! – указывая пальцем в мою сторону, пропищал белобрысый.

Старикан поднялся с табуретки, неторопливо приблизился ко мне и с размаху пнул ногой в бок.





21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru