Пользовательский поиск

Книга Черная топь. Содержание - ГЛАВА 7

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 7

Прежде чем заняться «языком», Сергей-Владислав отдал мне свистоплясовский «план» – сложенный вчетверо лист бумаги с начерченной шариковой ручкой схемой маршрута.

– А что за «дополнительные указания», которые должна была дать Дарья-профессорша? – полюбопытствовал я.

– Черт ее знает! – пожал плечами бывший собровец. – Наверное, как не угодить в одно из многочисленных здешних болотцев, ну... и тому подобное! Впрочем, не беда. Это, надеюсь, объяснит наш немытый «друг»!

Подойдя к связанному бородачу, он выдернул у него изо рта кляп, смерил с ног до головы брезгливым взглядом и процедил сквозь зубы:

– Щас, падло, ты станешь о-о-очень разговорчивым и о-о-очень откровенным!

Язычник пробормотал в ответ неразборчивое проклятие.

– Станешь, станешь, не сомневайся! – заверил ветеран первой чеченской кампании и не спеша, в подробностях перечислил уготованные бородатому жестокие пытки.

Закончив, экс-капитан перешел от слов к делу. Вернее, только собрался перейти: снял с пленника обувь; вооружившись одолженным у меня десантным ножом, распорол чертопоклоннику штаны с трусами и рывком содрал разрезанную ткань, полностью оголив ноги и выше. Затем усадил сатаниста на землю, прислонил спиной к старому дубу, старательно разжег небольшой костер...

При виде зловещих приготовлений противная харя грабителя церквей менялась на глазах: наливалась кровью, тряслась, покрывалась липким потом.

Когда же Сергей-Владислав принялся нагревать над пламенем лезвие ножа, он сломался окончательно и истошно завопил, брызгая слюнями:

– Не надо!! Умоляю, не надо!!! Все расскажу!!! Все!!!

– Сперва представься, трусливая собака! – жестко потребовал Мамонтов.

– Мстислав Громовержец! – шепелявя от волнения, выпалил язычник.

Бывший собровец буквально задохнулся от смеха.

– Ой уморил! Хорош Громовержец... Да еще Мстислав! Ну надо же!!! – в промежутках между взрывами хохота выплевывал он.

– Наверное, инициационное[13]  имя, – догадался я и переиначил вопрос: – Как в паспорте записано?!

– Лев Пономарев.

– Отлично, – кивнул я. – С личностью клиента разобрались. Итак, Лева, продолжим: почему вы напали на дом Черепановой?! Отвечай быстро, не задумываясь!!!

– Старая кляча нас предала!!! – На миг угреватая морда Пономарева перекосилась в гримасе ненависти. – Решила толкнуть налево клад!!! Вы оба сюда за ним приехали!!!

«Вот те на! Уроды-уродами, а контрразведка отлажена совсем неплохо», – удивленно подумал я, а вслух спросил:

– Каким образом твои подельники проведали о замыслах Дарьи?! Предупреждаю заранее – не вздумай заливать о ваших «сверхъестественных способностях», «выходах в астрал» и прочей хреноте. Выкладывай чистую правду. Иначе, тварь, пожалеешь, что на свет родился!!!

Для пущей убедительности я вынул из костра раскаленную головню и сделал вид, будто собираюсь подпалить язычнику интимное место. Мстислав Громовержец тут же обмочился с перепугу.

– Дарье изначально не доверяли старшие!!! – на свинячий манер провизжал он. – Дом и московская квартира до отказа напичканы «жучками». Телефоны на прослушке!!!

– Па-а-а-а-нятно! – протянул я и вдруг рявкнул: – Церковь вы, тварюги, спалили?!

– Мы, – обреченно выдохнул Пономарев.

– А где священник?!

– Его э-э-э-э...

– Убили?! – недобро сощурился я. Чертопоклонник замешкался с ответом и, лишь когда пышущая жаром головня приблизилась к мошонке на опасное расстояние, отчаянно провыл:

– Да-а-а-а!!! Сожгли заживо в алтаре!!!

– Ну и выродки!! – покачал головой Сергей-Владислав. – Давай перережем паскуде глотку! – Бывший собровец деловито взвесил в ладони нож.

– Погоди! – жестом остановил я напарника. – С этим успеется. Еще не все вопросы заданы. Сундук на прежнем месте? – обратился я к трясущемуся пленнику.

– Н-нет! – заикаясь, выдавил он. – Едва старшие узнали о предательстве Дарьи, добычу перенесли на священную поляну. Туда, где...

В следующий момент мускулистая рука бывшего собровца с силой толкнула меня в траву, а прозрачный утренний воздух разорвал треск автоматной очереди. Пули разнесли вдребезги черепушку сидящему возле дуба «языку». Стреляли из ближайших кустов. Как выяснилось впоследствии, Сергей-Владислав периферическим зрением заметил там подозрительное шевеление и в соответствии с богатым боевым опытом среагировал молниеносно, чем спас мне жизнь. (Я-то стоял прямо напротив Мстислава Громовержца.) Падая, я инстинктивно проделал необходимую страховку, выхватил «стечкин» и несколько раз пальнул по кустам, ориентируясь на звук выстрелов.

Экс-капитан, в свою очередь, профессионально кувырнулся вбок, укрылся за деревом и, аккуратно целясь, выпустил в заросли оставшиеся в обойме «ТТ» патроны. Какая-то из пуль достигла цели. Послышался задушенный хрип, затрещали ломаемые ветви, и на поляну вывалилась мертвая туша в лохматой шкуре. Стрельба, однако, не прекратилась. Ублюдок, разумеется, явился не один. Новая очередь вгрызлась в толстый дубовый ствол, за которым укрывался Сергей-Владислав.

– Держи! – крикнул я, бросая ему трофейный «калашников» и рюкзак с запасными обоймами. Мамонтов повел огонь грамотно: короткими, скупыми очередями, причем в разные стороны. В результате он сосредоточил на себе одном фактически все внимание чертопоклонников. Благодаря этому мне удалось преодолеть простреливаемое пространство, присоединиться к бывшему собровцу и прикрыть его с тыла. Поспел я, кстати, весьма своевременно. Один из язычников умудрился заползти сзади, собрался поразить экс-капитана в спину, но не успел, благополучно напоровшись на пулю из моего «стечкина».

Ожесточенная перестрелка продолжалась около пяти-семи минут. Затем наступила тишина, нарушаемая лишь слабыми стонами, доносившимися откуда-то из кустов. Выждав некоторое время, мы оперативно прочесали ближайшие окрестности. Результатом поисков стали: четыре трупа, один умирающий с изрешеченной пулями грудью, пять автоматов Калашникова, уйма пустых рожков и три полных запасных, которые покойникам не довелось использовать по назначению. Кроме того, на земле остались небольшие пятна крови, тянущиеся редкой цепочкой по направлению к деревне. Судя по россыпям гильз, а также примятостям в траве, нас атаковали человек семь. Двое оставшихся в живых (один из них, похоже, легкораненый), видя плачевную участь товарищей, решили больше не рисковать и предпочли смотаться, бросив умирающего на произвол судьбы. Я подошел к нему, сорвал маску и удивленно присвистнул. Передо мной лежал тракторист Миша, вчера днем встречавший нас на станции. Плюгавое тельце сучило ногами в агонии. Ни добивать, ни тем более допрашивать мужичонку не пришлось. Не приходя в сознание, он скончался секунд через пятнадцать. Из оставленного язычниками оружия я, как и в Дарьином доме, взял один автомат поновее да полные «магазины». Нет смысла перегружаться лишним барахлом. Обыск трупов не принес желаемых результатов. Под звериными шкурами оказались только однотипные адидасовские спортивные костюмы (очевидно, стандартная униформа «лесных братьев»). Документов ни у кого из них не было, а болтающиеся на шеях безобразные колдовские амулеты меня абсолютно не интересовали. Потом мы вернулись к дубу, где оставили рюкзак с пожитками.

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru