Пользовательский поиск

Книга Безмолвный Джо. Содержание - Глава 28

Кол-во голосов: 0

Бриджит со связанными руками молча сидела в грязи, волосы закрывали лицо, ноги были скрещены.

– Джо, – пробормотала она.

– Я вам сейчас помогу. Вы можете идти?

Она кивнула. Я помог ей подняться. Бриджит уткнулась лицом мне в грудь, и я обнял ее. В этот момент затрещали цикады, а над восточным хребтом взошла луна. Мои органы чувств вернулись в нормальное состояние, но сердце часто колотилось.

Я был победителем, но радости при этом не ощущал.

Глава 28

Тремя днями позже я ехал на машине в Фоллбрук, округ Сан-Диего. Это был зеленый и холмистый городок, насквозь прожаренный солнцем. Придорожный щит приглашал посетить этот гостеприимный уголок. По дороге я съел ленч в мексиканском ресторанчике и перелистал местную газету. На первой странице сообщалось, что составители нового путеводителя по Южной Калифорнии включили Фоллбрук в список наиболее интересных для посещения мест. В другой статье говорилось, что в Фоллбруке хорошо развито сельское хозяйство: выращивание саженцев, цитрусовых и авокадо.

За дорогой я следил по карте. Чем дальше я продвигался в глубь городка, тем выше становились дома, основная часть которых скрывалась в тени авокадо и эвкалиптов. Повсюду белые ограды, лошади на лугу и конюшни, а также магнолии с глянцевыми листьями и пышными белыми цветами.

Отыскав дом Джули Фолбо, я проехал немного дальше, развернулся и остановился в пятидесяти метрах от почтового ящика. Отсюда было не очень видно, что происходит вблизи дома. Можно было рассмотреть лишь часть оштукатуренной стены и трубу, спрятанную в густой кроне дерева. Объехав дом сбоку, я нашел более удобное место для обзора. К дому вела подъездная дорожка. Сам дом был уже старым, но выглядел довольно крепким. Крыша была покрыта красной черепицей, а оконные рамы выкрашены в голубой цвет. По колоннам крыльца, расположенного с западной стороны, вверх тянулись стебли бугенвиллеи с ярко-пурпурными соцветиями.

Справа от бокового проезда виднелся дворик, огороженный белым штакетником. Здесь же располагался плавательный бассейн, по одной стороне которого росли огромные Канарские пальмы, а у противоположной была веранда, обставленная дачной мебелью.

На бортике бассейна, спиной ко мне и опустив ноги в воду, сидела женщина. Рядом с ней – маленькая девочка, а неподалеку загорелый мальчуган прыгнул с трамплина в воду, издав радостный вопль и разметав брызги во все стороны.

Выйдя из машины, я надел, несмотря на жару, пиджак и шляпу. Мальчишка, снова забравшись на мостик, заметил меня и показал пальцем:

– Мам, смотри!

Обернувшись, женщина взглянула на меня и встала. Накинув белую блузку, она зашагала к калитке, застегивая на ходу пуговицы. В десяти ярдах от меня женщина резко остановилась, словно кто-то невидимый преградил ей путь. На вид ей было около сорока лет, хотя я знал, что на самом деле она старше. Стройная фигура, миловидное лицо, густые темные волосы с рыжеватым отливом. Я узнал ее – хотя и довольно смутно – по той единственной фотографии в газете, где она выходила из здания суда и прикуривала сигарету.

Женщина подошла поближе и в шести футах от меня снова остановилась.

– Я Джо Трона, – представился я.

– Я знаю.

Она внимательно рассматривала меня, и я заметил, что у нее довольно жесткий взгляд, как и на том старом снимке. На мгновение ее глаза потеплели, но снова обрели прежнюю строгость.

– Я не собираюсь доставлять вам беспокойство, но хотел бы задать один вопрос.

– Это мои дети. Вот так я теперь живу. Моя жизнь не связана с твоей.

У нее был мягкий и приятный голос.

К нам присоединилась и малышка, ручонкой обхватившая мать за ногу. Она несколько секунд с интересом разглядывала меня, а потом побежала назад к бассейну и прыгнула в воду. Ее брат тоже наблюдал за мной из воды, опершись, локтями на бортик бассейна. Когда сестра шлепнулась рядом с ним, он вскрикнул.

– Они счастливы, – произнесла Джули Фолбо. – Да и я всем довольна. Мой муж – заботливый и преданный мне человек. Я тоже неплохая жена.

– Рад, что у вас все так хорошо.

– Чего ты хочешь?

– Тор рассказал мне, почему он плеснул в меня кислотой. Он также упоминал о деньгах, которые ему платили. Я хочу знать, кто мой отец.

Она пристально посмотрела на меня. Я слышал, как перешептываются детишки в воде. Что-то насчет чудища в шляпе. Мои сводные брат и сестра жадно разглядывали меня с края бассейна. Джули отвела взгляд и подозвала женщину по имени Мария. Эти три слога она произнесла неожиданно громким, низким и хрипловатым голосом.

Мгновенно у меня за спиной появилась полная темнокожая женщина. Она бросила на меня быстрый взгляд и отвела глаза.

– Мария, присмотри за детьми, – сказала Джули.

Мария прошла мимо меня и распахнула калитку. Шагнув вперед, Джули направилась по тропинке к моей машине, и я последовал за ней. Для прогуливающихся вместе людей мы шли на приличном расстоянии друг от друга. Разглядывая Джули, я заметил в ее лице нечто такое, чего не видел на фотографии.

– Наша беседа будет недолгой, – сказала она.

– Этого и не требуется.

– Я никогда не была примерной девушкой. Это самое главное, что ты должен усвоить. Я всегда была неприветливой и раздраженной.

– Раздраженной чем?

– Сама не знаю, – ответила Джули. – Я убежала из дома, когда мне было пятнадцать лет, поняв, что могу заставить отца делать все, что мне надо. В общем, я превратилась в гадкую дрянь, так как хотела всего сразу, и радовалась, когда мне удавалось сообразить, как этого добиться. До семнадцати лет я болталась в компании байкеров. Там было все – спиртное, наркотики, свободная любовь, драки. Однажды полиция задержала меня за вооруженное нападение. От меня досталось одному парню. Крепкий Орешек – так его звали. Он это заслужил. Я врезала ему обрезком железной трубы, но, к сожалению, перестаралась, и парень стал истекать кровью. Тогда я запаниковала, набрала номер 911, они приехали и арестовали меня. Это случилось на скоростном шоссе, неподалеку от Сан-Хуан-Капистрано. Я соврала полицейскому, что мой приятель напился допьяна и упал, ударившись головой о скамейку, когда выходил из гаража; Но коп мне не поверил. Через пару часов он вернулся назад и допросил меня. Но он был добрым парнем и сказал, что, судя по всему, Крепкий Орешек и вправду заслужил наказание – поэтому будем считать, что ничего не случилось. И отпустил меня.

Через несколько месяцев я забеременела, но не от Крепкого Орешка. Мне было восемнадцать лет, и я познакомилась с Тором. Ему было под сорок. Он тоже был байкером, но не головорезом – просто парнем, который любит наркотики и гонять на мотоцикле. Я стала с ним жить, а через месяц сказала, что у меня от него будет ребенок. Он радовался как дурак. Но еще до твоего рождения стал что-то подозревать. Может, мне следовало ему все объяснить. Не знаю. Мы оба почти всегда были пьяны и непрерывно дрались. Проверив все даты по календарю, он заявил, что я его обманула и ребенок не от него. Я сказала: "Ну и что? Кому до этого дело? Ты меняешь ему пеленки, кормишь его на деньги, которые зарабатываешь на своей вшивой бензоколонке, – какая разница, кто его отец?" Тот вечер был просто ужасный. Мы опять напились и принялись колотить друг друга. В общем, совсем очумели. А закончилось все, как я помню, той банкой из-под кофе, в которой он хранил кислоту для аккумулятора. Ты лежал в своей оранжевой кроватке на кухне. Тор открыл банку и плеснул тебе в лицо кислотой. А увидев, что натворил, здорово перепугался. Будто не ожидал, чем все это может кончиться. Он схватил тебя и сунул голову под струю воды, чтобы смыть кислоту. Но это не помогло. Потом попытался промокнуть газетой, но это тоже ничего не дало. Эта штука все разъела.

Мы встретились взглядами. У Джули были такие же карие глаза, как у меня, но ни макияж, ни природная красота не могли растопить лед в ее взгляде.

– И что вы сделали?

80
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru