Пользовательский поиск

Книга Безмолвный Джо. Содержание - Глава 26

Кол-во голосов: 0

Миллбро вышел на несколько минут из кабины, и мне пришлось его подождать.

– Сколько же вы ему предложили? – спросил я, когда он вернулся.

– Девять тысяч долларов.

Не знаю, заметил ли Дан Миллбро, как я удивился, услышав ответ. Мне в общем-то не следовало удивляться. Мне были известны случаи, когда с убийцей заключался контракт на сумму от трех до десяти тысяч долларов. Но сам факт, что смерть Уилла обошлась заказчикам всего лишь в девять тысяч долларов, захлестнул меня потоком мыслей: о ничтожности и мерзости всех этих людишек, их бездонной жадности, трусости и самонадеянности. Мне не удавалось вытряхнуть из головы образ преподобного Дэниэла Альтера, мирно беседующего с астрологом, в то время как его приятели планируют убийство моего отца. Добавьте сюда безразличие вместе с тщеславием – и получите законченный портрет заговорщиков.

– Но ты должен понимать, Трона, что эти девять тысяч платили лишь за то, чтобы проучить Уилла.

– Проучить? Вы так Гэйлену и сказали?

– Ну да. А он спросил, что это значит и чего мы, собственно, хотим от него? Тогда я сказал, чтобы он поставил Уилла на колени и сломал ему пару ребер. Но не бил по лицу и не ломал зубы, потому что это подло.

– Значит, вот так деликатно все планировалось.

Миллбро посмотрел на меня и сразу отвел взгляд. Вздохнул, сделал еще глоток и выпустил под потолок облако дыма.

– Мистер Миллбро, как и когда приказ Джону Гэйлену превратился в заказ на убийство? – спросил я.

– Не знаю. По крайней мере это сделал не я. На моей памяти никто и никогда об убийстве даже не упоминал.

– Гэйлен ничего не говорил об избиении. Он считает, что ему заказали обычное убийство.

– Слово "убийство" в нашем разговоре не звучало.

– Да, мужчины, собравшиеся в "Лесу", это слово не произносили.

Миллбро залпом прикончил свой коктейль. Его глаза округлились, и он провел ладонью по лицу. Гладкие, влажные от пота волосы свисали на лоб. Он отвел взгляд.

– Теперь меня сняли с крючка? – спросил он.

– С вами все кончено.

У Миллбро отвисла челюсть, а мигающие глазки тревожно уставились на меня.

– Кончено?

– На данный момент.

– Ах да. На данный момент.

* * *

Всю эту ночь я колесил на своей машине. Сначала по 241-му шоссе, потом по 91-му, 55-му, 5-му, 133-му и снова по 241-му, потом свернул на 261-е и назад на 5-е, далее вниз на 405-ю дорогу до Джамбори в сторону Тихоокеанского прибрежного шоссе и, наконец, снова по 55-му и 91-му – уже домой. В ходе этой ночной гонки на скорости сто сорок миль в час, с опущенными стеклами, я все время думал о том, что жизнь Уилла была продана за сумму, которую можно легко отыскать в карманах обеспеченного человека. И еще о слове, которое он произнес в тот злополучный вечер, – "каждый". До меня дошло, что именно тогда Уилл и назвал имена своих убийц: каждый из них готов был это сделать. Уиллу это было достоверно известно. И еще я обдумывал рассказ Миллбро о том, как раскручивались события, приведшие к смерти Уилла, как десятки разрозненных фактов вылились в зловещий заговор, направивший ему в грудь автоматные очереди наемного убийцы. Блейзеки и Бо Уоррен, преподобный Дэниэл Альтер и Лурия Блас, Гэйлен и Алекс, Хаим и Мигель Доминго, Перлита и Дженнифер, Рупаски и Миллбро. Даже Джо Трона. Да, тот самый Джо, которому по долгу службы полагалось все это предвидеть, уловить повисшую в вечернем тумане завесу предательства, внимательнее присмотреться к поту на своих ладонях, прислушаться к покалыванию в шрамах и внутреннему голосу, настойчиво предостерегающему от назревающей опасности.

"Каждый".

Прихватив по дороге продукты быстрого приготовления, я остановился рядом с домом Джун Дауэр. Я не собирался заходить внутрь, просто смотрел на ее окна, входную дверь, сам не понимая, зачем я сюда приехал, и объясняя свой поступок "тайной". Эта "тайна" снова вернула мои мысли к Уиллу, который однажды разъяснил мне, что это означает. Мне вдруг ужасно захотелось совершить обряд крещения, но это было практически невозможно, если только не поднять с кровати преподобного Дэниэла Альтера и не потащить его в храм Света. Я представил преподобного Дэниэла, разговаривающего с очаровательной женщиной-астрологом, когда рядом группка чиновников и толстосумов разрабатывает план уничтожения Уилла. Если бы я был художником, то написал бы выразительную картину. И еще я подумал, что крещение у Дэниэла Альтера не принесет мне никакой пользы.

Я расслабился, снял шляпу и откинулся на сиденье, продолжая смотреть на окна дома Джун, линии электропередач и далекие искорки звезд.

Закрыв глаза, я представил Джун. Вспомнился и тот день, когда я впервые переступил порог своего нового дома на тастинских холмах, и солнечные лучи, играющие в алых лепестках роз в саду.

В голове возник образ Шэга и последний переход его стада из прерий в прохладные предгорья Йеллоустоуна, где они наконец спаслись от преследующих их охотников. Сквозь дрему я представлял их припорошенные снегом гривы и маленькие живые глаза, полные души и света.

В 2.30 зазвонил мой сотовый телефон.

– Это Бо, твой старый приятель. События развиваются стремительно, Джо.

– Какие события?

– Я поговорил с Миллбро. А потом с ребятами, которых ты тоже знаешь, и мы приняли кое-какое решение. Оно связано с кучей денег.

– Меня это не интересует.

– Не спеши, парень. Просто прикинь, сколько может стоить эта пленка.

Отключив "мобильник", я пять минут поразмышлял и снова прикрыл глаза.

Я проснулся лишь через несколько часов, разбуженный первыми солнечными лучами, отраженными в зеркале заднего обзора и бившими мне прямо в глаза.

Глава 26

Рано утром я дал послушать пленку с признаниями Миллбро Берчу, Одеркирку и Филу Денту. Когда запись закончилась, в комнате повисла тишина.

Берч пробормотал:

– Да...

Дент принялся вышагивать по кабинету, глядя себе под ноги, а Одеркирк рассмеялся.

– Первосортное дерьмо, – проговорил он. – Предлагаю их всех арестовать за убийство первой степени при отягчающих обстоятельствах и тайный сговор. Это – смертный приговор.

– Не торопись, – возразил Дент. – Надо все сделать по закону. Джо, расскажи нам, как тебе удалось его расколоть?

И я объяснил. О пленке с "голосом" Гэйлена я упомянул вскользь, о Рее Флэтли вообще промолчал, но признался, что "усилил" некоторые акценты, с помощью которых и добился признания Миллбро. И додавил его, сославшись на то, что "мы недавно допрашивали Гэйлена". А еще добавил, что не говорил Миллбро, будто запись подлинная.

– Значит, усилил, а потом додавил? Ты изъясняешься как заправский адвокат, – заметил Одеркирк и посмотрел на окружного прокурора. – Я говорю это в качестве похвалы, Фил.

– Благодарю, Хармон, – ответил Дент. – Когда речь идет о сговоре, то действительно необходимо работать с каждым в отдельности. Если ты так и сделал, Джо, то молодец. Тогда надо ошкурить их всех по очереди, как апельсиновые дольки. Всех до одного.

– Я подбросил мистеру Миллбро надежду, что его наказание будет мягче, если он станет нам помогать, – добавил я. – Но ничего конкретного не обещал.

– Послушай, – сказал Берч. – Нам предстоят продолжительные беседы с Рупаски, Блейзеком и Бо Уорреном. Даже с Альтером, если понадобится. Блейзек замешан в двух преступлениях, включая избиение Блас. И как только один из них почувствует, что напарник раскололся, он сразу начнет колоться сам. Я наблюдал такое тысячи раз.

– Ключевая фигура – Гэйлен, – заметил Дент. – Он может указать пальцем на любого из них и даже на всех нанявших его. А вот это им совсем ни к чему. Они все воспользуются тактикой, о которой говорил Миллбро: мол, это простое недоразумение, Гэйлен превысил свои полномочия, а Джо ошарашил их своей гипотезой, и мы еще посмотрим, как суд присяжных отнесется к обвинению законно избранных представителей общественных органов власти и одного из богатейших предпринимателей страны в зверском убийстве. В этом смысле нам предстоит повозиться с ними. Начнем с Гэйлена. Думаю, у нас достаточно оснований для его ареста. Раскрутим его. Я оформлю ордер на арест. Джо, мне надо от вас пару страниц текста о том, что вы знаете о делах Гэйлена, и печатную копию признания Миллбро.

75
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru