Пользовательский поиск

Книга Атака седьмого авианосца. Содержание - 8

Кол-во голосов: 0

8

Следующий день выдался тяжким. На лодке было не повернуться — все шестьдесят три члена экипажа и пять офицеров были на борту, привезли и устанавливали на надстройке новые автоматические пушки, монтировали оборудование, грузили продовольствие, километры проводов опутывали мидель: негде было приткнуться, чтобы обсудить создавшееся положение. А оно не радовало: каждому японцу выделили «дядьку»-американца, который и должен был ввести своего подопечного в курс дела и показать ему лодку. Ничего из этого не вышло: люди мешали друг другу, давились в тесноте центрального поста, где, помимо всего прочего, четверо инженеров пытались установить новые приборы и объяснить их действие. На посту погружения и всплытия дошло до драки, и тогда доведенный почти до отчаяния адмирал разбил новичков на две вахты: одну оставил на лодке, а вторую вместе с энсином Хассе и двумя старшинами отправил в бараки для теоретических занятий. Это немедленно дало эффект: стало просторно и дело сдвинулось с мертвой точки.

Реджиналд Уильямс, который с утра был сумрачен и угрюм и за завтраком в гостинице не проронил ни слова, придя на лодку, постепенно просветлел, вновь обрел свой деловито-властный стиль старшего помощника, а по отношению к Бренту вошел в роль всезнающего инструктора.

Он привел его в отсек, служивший одновременно и, радиорубкой, и шифрпостом. Двое старшин, колдовавших над какими-то приборами, вытянулись при их появлении.

— Вольно, — сказал им Уильямс. — Это лейтенант Росс, наш новый командир БЧ связи. Симпсон, введите-ка его в курс дела, покажите нашу новую машину.

— «Старшего помощника срочно на мостик!» — грянуло в эту минуту из динамика.

Уильямс, не договорив, метнулся к трапу.

— Шифровальщик, старшина первой статьи Дон Симпсон, — представился белокурый молодой человек с умным открытым лицом, которое не портил крутой подбородок.

Его напарник был смугл, коренаст, широкогруд и с такими длинными руками, что массивные ладони болтались где-то у самых колен. Лоб был низкий — не лоб, а узкая полоска кожи между косматыми черными волосами, падавшими сзади на воротник его робы, и густыми бровями, которые, казалось, жили своей собственной жизнью, шевелясь, как толстые черные гусеницы. Из-под тяжелых надбровий смотрели маленькие, глубоко посаженные глаза.

— Это Пит… виноват, Тони Ромеро, радист, — сказал Симпсон.

— Так Пит или Тони?

Ромеро улыбнулся:

— Пит — сокращенно от «питекантроп», сэр. — Он шутливо замахнулся на товарища. — Эта кличка прилипла ко мне еще в экипаже. Когда вконец достают, даю по шее.

Поглядев на его могучие плечи, Брент поверил, что это действие дает эффект.

— Но вообще-то, я уже привык, — широко улыбаясь, продолжал радист, — и вы можете так меня называть. Тем более что по боевому расписанию во время атаки мы в рубке рядом. Я еще и акустик, и моя ГАС стоит бок о бок с вашим КУТом. — И, заметив растерянность Брента, пояснил: — Компьютером управления торпедами.

— Ясно, Пит, — сказал Брент, удрученный своим невежеством. — Показывайте дальше.

Ромеро, явно польщенный возможностью блеснуть познаниями, продолжал:

— Оборудования, работающего на крайне низкой частоте, у нас нет.

— Стало быть, при погружении мы становимся глухонемыми?

— Ну почему же, сэр?! Имеется дюжина BRT—1, радиогидроакустических буев.

Брент слышал о таких, но ни разу не видел. Лодка сбрасывала буи, оборудованные радиопередатчиком и магнитофоном, которые передавали сообщение не сразу, а через какое-то заданное время, позволяя лодке до начала сеанса связи покинуть опасную зону.

— Да? И сколько же времени они нам дают?

— От пятнадцати минут до часа.

Брент обвел прибор глазами:

— Он действует, только когда лодка в надводном положении.

— Именно так, сэр. Надо подвсплыть, чтобы принять или передать сообщение. Отличная штука, — он любовно похлопал прибор по боку. — ICS—2.

— Интегральная система связи. Я с этим знаком: на «Йонаге» стоит другая модель, ICS—11.

Радист кивнул:

— Она, конечно, не в пример мощнее и современнее, но и наша дело свое знает. Она маленькая, компактная — то, что нужно для подводной лодки. Осуществляет все виды связи: «корабль — корабль», «берег — корабль», «самолет — корабль».

Дон Симпсон переводил живые умные глаза с одного на другого, молча слушая их разговор и не вмешиваясь.

— Работает на очень низких, средних, высоких частотах? — осведомился Брент.

— А также на очень высоких и ультравысоких. Пока были спутники, брала сигналы даже от них.

— Ну и какой у нее диапазон частот?

— От десяти килогерц до тридцати мегагерц. Воспринимает голос, телетайп, телеграфный код…

— Черт побери! — восхитился Брент. — Какая разносторонняя одаренность! Не уступит одиннадцатой модели.

— Нет, у нее мощность поменьше, — скромно заметил радист. — Варьируется в зависимости от диапазона, но не более пятисот ватт.

Брент остался доволен не только приемопередающей станцией, но и симпатичным старшиной второй статьи, так похожим на пещерного человека. Офицеру очень важно иметь под рукой грамотного и толкового специалиста, а Пит Ромеро был именно таков.

— Ну Дон, — Брент окинул испытующим взглядом шифровальщика, — вам известно, что мы будем работать «пакетно»?

— Так точно, сэр. Аппаратура имеется, — с уверенной улыбкой ответил Симпсон.

Ромеро растерянно поглядывал то на одного, то на другого и пребывал в явном замешательстве. Шифровальщик, очень довольный тем, что предоставилась возможность блеснуть своими познаниями, стал объяснять:

— Это новая система передачи совершенно секретной информации. Документ раздробляется на несколько тысяч мелких фрагментов, каждый из которых снабжен закодированным адресом получателя. Передающий компьютер автоматически направляет фрагменты в любую из свободных директорий. — Он показал на компьютер, подсоединенный к одному из передатчиков. — ТВС—22, а это — шифратор. Ниже — наш компьютер и включенный принтер. Мы можем расшифровывать — то есть собирать из этих кусочков — передачи и ЦРУ, и командования ВМФ.

— Понимаю, — сказал, потирая свой узенький лобик, Ромеро, — но лишь в том случае, если ты знаешь код?

— Верно, Ромеро, — поощрительно улыбнулся ему Брент. — Вам тоже придется этим заниматься: у нас недокомплект личного состава, а потому у каждого будет две-три специальности. В случае необходимости будете подменять друг друга. Это и вас касается, Симпсон.

— Есть, сэр, — ответили шифровальщик и радист в один голос.

По трапу простучали чьи-то шаги, и через радиорубку прошли три незнакомых Бренту офицера. В ту же минуту из динамика донеслось:

— Мистер Уильямс, мистер Росс, мистер Каденбах, мистер Данлэп — в кают-компанию!

Брент, пробираясь мимо мокрых от пота подводников, перешагивая через разбросанные на палубе инструменты, направился в кают-компанию. Там перед адмиралом Алленом уже стояли навытяжку трое офицеров — лейтенант и двое энсинов, — а вскоре появились старпом, механик и штурман. Аллен представил новичков, начав, как всегда со старшего по званию.

— Лейтенант Бернард Питтмэн, — произнес он, указывая на высокого худощавого голубоглазого человека лет тридцати с каким-то растерянно-боязливым выражением лица. — Энсин Роберт Оуэн, энсин Герберт Бэттл.

Оуэн оказался коренастым крепышом с дружелюбной улыбкой, а Бэттл — невысоким худеньким юношей, блестящие светло-карие глаза которого беспокойно и беспрерывно бегали по лицам и предметам, окружавшим его. После рукопожатий все по знаку адмирала разместились за столом. Кок Пабло Фортуне внес и поставил кофе и блюдо с печеньем.

Выяснилось, что все трое служили на атомных лодках, а о дизель-электрических представление имеют весьма слабое. Затем адмирал кратко сообщил им о степени готовности «Блэкфина» к «бою и походу» и о том, какую задачу предстоит решать. Брент заметил, что в глазах Питтмэна мелькнула такая тревога, что ему стало неловко за него.

54
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru