Пользовательский поиск

Книга Алхимия единорога. Страница 75

Кол-во голосов: 0

– Фернандо! – заорал я во все горло и бросился на похитителя.

Злодей попытался напугать меня охотничьим ножом; я выставил локоть, защищаясь от возможного удара, и врезал нападавшему ногой по коленке. Раздался хруст, мой противник, потеряв равновесие, рухнул на землю, а я подбежал к нему и ударил еще раз – на этот раз в лицо. Кажется, удар его оглушил.

Джейн бросилась бежать по тропинке, на меня же из кустов выскочили сразу двое. Мне на помощь поспешил Фернандо, но не успел появиться на месте действия, как очередной злоумышленник, возникнув у него за спиной, взял его в захват. Фернандо нанес резкий удар локтем назад, ухватил нападавшего за шею и ловко перебросил через плечо.

Мои противники, так и не успев ко мне подступить, двинулись к Фернандо, и тот расправился с ними за несколько секунд: первого встретил быстрым тычком в лицо, второго ударил в солнечное сплетение, так что злодей укатился в кусты.

Тут подоспел я, хотел достать последнего противника хуком справа, но тот обернулся в мою сторону, и удар пришелся ему по горлу. Мерзавец со стоном рухнул на тропу. Фернандо проявил в схватке поразительную сноровку, я тоже защищался как мог, а несколько мгновений спустя раздался характерный звук: к нам бежал Барбьери, на ходу заряжая короткоствольное ружье. При виде его наши побежденные противники пришли в ужас и в панике бросились вниз по склону. Велько выпалил в воздух; один из убегающих выронил пистолет, я поднял его и передал хорвату.

* * *

Нападавшие бесследно исчезли. Мы искали их долго, но безуспешно. Похоже, засаду нам устроили непрофессионалы, которые недооценили нас, а больше всего их напугало оружие хорватского капитана.

Джейн и Виолета смотрели на меня с восхищением.

Посчитав инцидент исчерпанным, Велько оборвал все разговоры словами:

– Эти парни еще вернутся. Мы должны быть наготове.

– Они из «Моссада»! – воскликнула Виолета.

– Как бы не так! – возразил Велько. – Будь они из израильской разведки, мы бы сейчас этого не обсуждали. Разве вы не заметили – они не пустили в ход огнестрельное оружие, а дрались из рук вон плохо?

– Вот спасибо-то, Велько, – произнес Фернандо.

– Не обижайся. Но согласись – они сопротивлялись неумело, а их засада выглядела просто по-детски. Но когда они вернутся, прозвучат выстрелы, и тогда рукопашная борьба вам не очень-то поможет.

Я сразу вспомнил о Рикардо и людях в черном, которых видел в порту. Однако у меня не было доказательств, что на нас напали именно они, поэтому я не стал строить никаких предположений. Мне не хотелось верить, что мой друг Рикардо Ланса превратился в разбойника с большой дороги. Потом я подумал о португальской мафии, об оккультистах, десятилетиями охотившихся за «Книгой».

Дождь полил еще сильней, и мы поспешили двинуться дальше. Все мы промокли насквозь.

Через десять минут показался ресторан Диниса, где нас дожидался хозяин вместе со всем своим семейством. Ресторан был летним, не рассчитанным на ненастье. Вообще-то зимой он не работал, но для нас сделали исключение. Проблема была в том, что в ресторанчике не имелось столового, обеденного зала, ничего подобного. На террасе стояли длинные деревенские столы из дуба, над ними тянулась крыша, однако мы вконец промерзли под ветром и дождем. Даже доброе вино, которое хозяева сразу поставили на столы, не помогло справиться с ознобом; холод пробирал нас до костей, нам необходимо было согреться у камина.

* * *

Гостиница «Динис» находилась примерно в километре от маленькой бухточки, и мы видели, как ветер подбрасывает на волнах несколько лодок, стоявших там на якоре.

В гостинице обитало счастливое семейство; все улыбались, с любопытством рассматривая нас. Жена Диниса пригласила нас на кухню, служившую одновременно семейной столовой, и там мы уселись поближе к огню. Сын Дагмары и Барбьери поминутно входили и выходили с бокалами в руках – наблюдали за округой. Велько повсюду носил с собой полиэтиленовый пакет с оружием – со стороны казалось, что в пакете лежит дождевик. Жена Диниса сказала, что слышала выстрел, но Велько только пожал плечами и ответил – дескать, стрелял какой-нибудь охотник. Он не хотел пугать хозяев.

Вскоре небо прояснилось, и, поскольку время обеда еще не пришло (мы немножко перекусили, и теперь лучше было пару часов подождать), мы пошли побродить по усадьбе, разглядывая посадки и домашних животных.

Фернандо знаком дал мне понять, что хочет поговорить, и мы незаметно отстали от остальных.

– Фернандо, где ты этому научился?

Индус усмехнулся.

– В Виго. Я несколько лет прожил в Галисии. Я всегда с большим уважением относился к боевым искусствам, потому что обычная драка казалась мне дикостью. Еще в детстве я обучался технике боя, через полтора года получил серьезное растяжение и больше не ходил в спортзал. Но в Виго я услышал о мастере, владевшем секретами боевых искусств, мне захотелось обучиться тай-дзи, вот я и пришел в заведение на улице Венесуэла, к мастеру Ди Сому. Ты хорошо знаешь Виго?

– Нет.

– Значит, я зря тебе это рассказываю.

Но мне хотелось побольше узнать о его занятиях.

– Продолжай, пожалуйста. Я знаю твоего учителя.

– Вот как?

– Он приезжал в Кордову и провел там несколько занятий. Я тренируюсь уже четыре года.

– А я начал десять лет назад. Эти занятия понравились мне тем, что развивают, несут положительный заряд. Когда я впервые услышал от Хосе Луиса, что их главная задача – воспитывать здоровых, честных, храбрых, решительных людей, готовых прийти друг другу на помощь, мне подумалось: он говорит это, чтобы набрать побольше учеников. Потом мастер день за днем стал показывать мне, как бороться со своими страхами. Учитель заставил меня понять, что в основе страха лежат незнание и скаредность, которые превращают человека в жестокое, опасное, губительное создание. Вот почему главное – пробудить в людях мужество. Этого можно добиться с помощью тщательного обучения; тогда человек начинает лучше сознавать свои возможности, проникается чувством собственной значимости, начинает гордиться собой. Хосе Луис, он же Ди Сом, убедил меня, что образование – источник гуманизма.

– Да, мне знакомы эти принципы. Фермин – один из лучших учеников Ди Сома, и он передает нам основы этого учения.

– Кстати, Рамон, ты знаешь, что Хосе Луис собирается в Панаму, в Дарьен, чтобы проститься там с великим Ди Сунсы, своим учителем?

– О, он увидит великого учителя?

– Ты ведь знаешь, Ди Сунсы девяносто шесть лет. Он ждет нашего приезда… Поехали с нами!

– Уже девяносто шесть?

– Он был настоятелем монастыря в Южном Китае, прославленным монахом Шаолиня, но потом ему пришлось покинуть родину из-за притеснений режима Мао Цзэдуна. В сороковые годы он вместе с другими монахами сел на корабль и отправился в плавание куда глаза глядят. Он добрался до Формозы и пересел там на другой корабль, который шел в Соединенные Штаты. В пути мастер терпел всевозможные лишения: вообрази себе долгое странствие, антисанитарные условия, тесноту, оскорбления. И вот после всех этих мытарств монах оказался в Штатах без денег, без документов, без гражданства. В его распоряжении была лишь удивительная китайская ученость, но в Америке все пришлось начинать с нуля, осваивать незнакомый язык и работать где придется. Это был уже немолодой человек, старше сорока лет, и вот он начал жизнь сначала. Когда Ди Сунсы немного обжился, американская армия наняла его для подготовки бойцов специального назначения. Не забывай, он был мастером боевых искусств. Так он приобрел в Америке определенный статус, а лет через пятнадцать ему даже вернули китайское гражданство. Все складывалось удачно. Ну а Хосе Луис познакомился с ним уже в семидесятых годах. Ди Сунсы отправился со специальным отрядом в Колумбию и оставался там, пока американцы контролировали канал. Потом случилась заваруха вокруг канала, Панама получила независимость, а мастер остался в зоне янки.

75
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru