Пользовательский поиск

Книга Алхимия единорога. Содержание - XXVIII

Кол-во голосов: 0

Мы были полны друг другом, наша эйфория передалась и Джейн, ее набухшие груди нависли над моим ртом. Я обхватил их губами, я пожирал их. Теперь Виолета восседала на мне, повернувшись спиной, пальцами теребя мошонку, а Джейн раскинула бедра и опустилась на мой рот. Каждое движение моего языка отзывалось в ней электрическим разрядом, мои пальцы ласкали соски, талии обеих сестер, все, до чего могли дотянуться. Мы работали как единый слаженный механизм. Мы трое слились воедино, и после пятнадцати или двадцати минут экстаза раздались заветные слова: «Да, да! Сейчас!»

Мы были словно потерпевшие кораблекрушение посреди безбрежного океана неизведанных, бурных, кипящих наслаждений. Нам было подвластно чудо любви и секса. Мы уже не могли обходиться без нашей тройственной связи, в которой страсть, поцелуи и взаимопонимание превратились в подлинное таинство сексуальной Троицы.

* * *

Будильник прозвонил в девять утра. Мне хотелось бы заснять сцену нашего пробуждения с потолка гостиничного номера. Мы в изнеможении лежали вповалку на постели – это была мешанина обнаженных бедер, плеч и ягодиц. Вымотавшись, девушки погрузились в пучину сновидений; возможно, им снился один сон на двоих.

А меня в ту ночь посетил прежний кошмар. Совпало все, вплоть до мелочей. Я снова очутился в полузаросшем саду Мучамьеля, в окрестностях Аликанте, и, пребывая в отчаянии из-за гибели девушки, тупо разглядывал дно запущенного бассейна.

Я сразу вспомнил, что персонажи этого сна были когда-то однокурсниками, вместе изучали архитектуру. К главным героям прибавились другие, чьих имен и фамилий наяву я не знал; возможно, имена эти перекочевали сюда из других сновидений. В подсознании встречаются необъяснимые совпадения, появляются пространства, затерянные где-то в иных измерениях, куда мы можем попасть лишь по воле случая. Наяву нечто подобное происходило со мной в Синтре и в других местах, не сохранившихся в памяти.

Мне очень хотелось вернуться в Синтру – ради Бадагаса, укрытия, в котором мы могли бы спрятаться в случае ядерной войны, более надежного, чем любой сверхпрочный бункер. А рядом с Кордовой, как поведал мне Кортези, находился подземный город Сандуа, прямо под усадьбой с тем же названием, где сейчас размещается психиатрическая лечебница и центр для реабилитации наркоманов. Еще одно убежище было в Праге, рядом с Ольшанским кладбищем; в Лондоне оно находилось возле парка Сент-Джеймс. Где-то далеко на Востоке было место под названием Земля Коккайне, где люди жили в роскоши и довольстве, – возможно, та самая «Индия», про которую писал Ктесиас,[92] таинственная земля, укрытая в Тибете. Поверить в такое было непросто, но я ведь сам побывал в Бадагасе. Мне захотелось вернуться на Яблочный пляж, чтобы увидеть, как река несет в океан спелые фрукты.

XXVIII

Пока в порту я дожидался отплытия – наш кораблик долго не отправлялся, потому что посланный за нами человек ушел на рынок покупать продукты для обитателей Пальмизаны, – меня заинтересовало судно под названием «Вызов», стоявшее на якоре возле кафе «Побережье». Больше всего судно походило на Ноев ковчег; над кормой высилась большая надстройка, а каюты, наверное, располагались внизу.

Я уселся в кафе перед окном, заказал чай с лимоном и развернул газету.

Мне подумалось, что «Вызов» – корабль экологов, но, оторвавшись от чтения и бросив взгляд в окно, я застыл, как громом пораженный. На палубе «Вызова» появилось несколько человек, одетых в черное, точно злодеи из американских триллеров. Они смахивали на занятых своим подлым делом шпионов, но меня потрясла не одежда этих людей – троих из них я узнал в лицо. Рикардо, Витор и Смит! Здесь, на Хваре! Боже мой, кто мог себе такое представить?

Это не могло быть случайным совпадением. Неужели они распознали, что их экземпляр «Книги» поддельный? Или, обуреваемые жаждой власти, хотят похитить и вторую рукопись? Или просто приехали отдохнуть? Рикардо очень любил приглашать друзей в морские круизы.

В любом случае, мы оказались меж двух огней. И «Моссад», и Рикардо охотились каждый за своим экземпляром, значит, мы влипли.

Как я посмотрю Лансе в лицо? Он сразу поймет, что мы выкрали из его дома рукопись, которая хранится теперь у Джейн. Мне нужно срочно поговорить с Джейн!

Прежде я успокаивал себя мыслью, что троица толком не рассмотрела оригинал, но упустил из виду, что Витор в этом деле специалист, что ему ведомы секреты Великого делания и что он ни перед чем не остановится, лишь бы завладеть подлинником. Скорее всего, Витор и его товарищи разобралась, что у них в руках «Книга каббалы», тогда как им нужна «Книга еврея Авраама», раскрывающая тайны философского камня.

Мне следовало осторожно покинуть кафе, пока меня не заметили. Оставшиеся без ответа вопросы бурлили в моем мозгу. Приглашая меня в свой лондонский дом, знал ли Рикардо, что со мной станется потом? Почему он рассказал мне про свою жизнь в Лиссабоне и Синтре, почему передал копию «Книги»? Мне вдруг подумалось, что Рикардо – друг Фламеля. Я не имел возможности найти ответы на свои вопросы, и загадки множились, превращались в неразрешимые проблемы.

Выскользнув из кафе, я не стал пересекать порт, а углубился во внутренние улочки в поисках выхода на площадь, чтобы добраться до гостиницы с другой стороны. Я прошел мимо кафе «Кольцо», мимо «Сидра», где мы обычно выпивали по вечерам – оба заведения были еще закрыты. Открыт оказался только «Солнечный Карл и», где я увидел Барбьери, Виолету, Джейн и Клаудию. Я торопливо поздоровался с друзьями и рассказал Джейн о том, что видел, а она не замедлила ввести в курс дела остальных, ведь нам следовало предусмотреть все варианты развития событий. Люди в черном могли оказаться опасными.

Велько очень сурово посмотрел на меня и покачал головой, упрекая за то, что я сразу ему не доверился. В ответ я лишь пожал плечами.

Барбьери достал мобильник, и через десять минут появился пожилой мужчина, которого Велько представил как своего дядю, тоже Велько. Велько-старший передал племяннику большую спортивную сумку, весьма увесистую на вид; когда сумку поставили на пол, раздался металлический лязг, и у меня отпали все сомнения: в сумке было оружие. Загадочный родственник попрощался и исчез, а наш Велько, наш испытанный друг, по-военному велел отправляться на судно.

Небо затянули тучи, хотя синоптики обещали всю неделю безоблачную погоду. Облачность не предвещала ничего хорошего: будет дождь, сильный ветер, возможно, буря.

Пока у пассажирского трапа мы дожидались рулевого нашего скромного суденышка – простой моторной лодки, я спросил Велько о его прошлом, о Балканской войне. Старый командир только устало отмахнулся: я выбрал неудачный момент, к тому же Велько на меня злился. Сделав еще одну попытку, я получил в ответ лишь пренебрежительный взгляд. Я уже готов был отказаться от расспросов, но тут Барбьери улыбнулся. По-видимому, он понял, что я не доверял ему потому, что плохо знал; у нас просто не было времени, чтобы как следует узнать друг друга. Мы с Виолетой и Джейн поселились на острове Свети-Клемент и только ненадолго вернулись на Хвар, чтобы принять участие в празднике. Да, времени было слишком мало, но, может быть, когда-нибудь наступит удачный момент.

Велько обнял меня и хлопнул в знак примирения по плечу:

– Мы еще пообщаемся, приятель.

Виолета и Джейн взглянули на нас и закивали, словно говоря, что все в порядке, что нам теперь нужно держаться вместе. Барбьери с улыбкой обернулся к девушкам.

Мы отчалили, и спустя несколько минут гавань Хвара почти скрылась из виду. Я сидел на корме, глядя назад: остров удалялся, никто нас не преследовал, ничего особенного не случалось.

Минут через десять Велько подозвал меня, раскрыл сумку, принесенную его дядюшкой, вытащил оттуда огромный пистолет и попытался вручить мне. Меня передернуло, но Барбьери не отставал:

вернуться

92

Ктесиас с Книдоса (VI–V вв. до н. э.) – древнегреческий писатель и историк.

73
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru