Пользовательский поиск

Книга 6-я мишень. Содержание - Глава 132

Кол-во голосов: 0

Не спуская глаз с матери, он взял выполненный акварелью портрет Лили, разбил о стол стекло.

— Нет! — вскрикнула Елена Бринкли. — Не надо!

— Да, мама. Надо. Это грязные картинки. Мерзкие картинки.

Он открыл посудомоечную машину, поставил альбомы на нижнюю полку, акварель на верхнюю. Захлопнул дверцу за всем полным собранием фотографий своей святой сестры. И установил таймер на пять минут.

Часики затикали.

— Альфред, — сказала мать, поднимаясь со стула, — это не смешно.

Фред толкнул ее на место.

— Вода пойдет через пять минут. Все, что мне нужно, это твое полное внимание в течение четырех минут, а потом я верну тебе твои драгоценные альбомы.

Он пододвинул себе второй стул и сел напротив матери. Она посмотрела на него так, словно хотела сказать, что ее тошнит от одного его вида. Фред хорошо знал этот презрительный взгляд, за который ненавидел ее всю свою жизнь.

— Я начал говорить тебе это в тот день, в суде, но так и не закончил.

— Ты имеешь в виду тот день, когда солгал? — Она посмотрела на тикающую посудомоечную машину и оглянулась на запертую дверь.

Фред достал из кармана «беретту», которую забрал у охранника. Снял с предохранителя.

— Я хочу поговорить с тобой, мама.

— Он не заряжен.

Фред улыбнулся и выстрелил в пол. Миссис Бринкли побледнела.

— Положи руки на стол, мама. Положи. Ты же хочешь получить назад те фотографии?

Преодолев слабое сопротивление, он положил на стол ее правую руку, приставил к рукаву пневматический молоток и спустил курок.

Чвяк!

С другой стороны.

Чвяк! Чвяк!

— Видишь? А ты что подумала? Что я сделаю тебе больно, мама? Я же не сумасшедший, ты знаешь.

Пришпилив к столу правый рукав, он проделал то же самое с левым. Каждый раз, когда сын нажимал на кнопку, мать вздрагивала и мигала.

Диск на панели посудомоечной машины сдвинулся на одно деление — прошла минута.

Тик-тик-тик.

— Верни мне фотографии, Фред. Это все, что у меня осталось…

Он наклонился к ее уху и зашептал громко, как артист в микрофон:

— Да, мама, я сказал неправду на суде. Потому что хотел сделать тебе больно. Хотел, чтобы ты поняла, как больно было мне.

— У меня нет времени выслушивать тебя, — сказала Елена Бринкли, пытаясь освободить руки. Ткань натянулась, но выдержала.

— У тебя есть время. Сегодня у тебя есть время на меня. Видишь? — Еще два гвоздя впились в стол.

Чвяк! Чвяк!

— А правда в том, что я хотел сделать ей гадость. И виновата в этом ты, мама. Ты превратила Лили в маленькую грязную куколку. Ты поощряла ее носить короткие юбочки и туфельки на шпильках и красить ногти. В двенадцать лет! О чем ты только думала? Что сделаешь из нее куколку-шлюшку и никто не захочет ее трахнуть?

Зазвенел телефон. Елена Бринкли с тоской посмотрела на него. Фред поднялся со стула и вырвал шнур из розетки. Потом взял с полки стойку с ножами и поставил на стол.

— Забудь про телефон. Тебе сегодня никто не нужен. Сегодня я — самый важный для тебя человек.

— Что ты собираешься делать, Альфред?

— А как ты думаешь? — Он взял самый длинный нож. — Думаешь, отрежу тебе язык? За кого ты меня принимаешь, мама? Я же не псих.

Он рассмеялся ей в лицо, увидев ужас в вытаращенных глазах.

— Дело в том, мама, что я видел Лили с тем парнем, Питером Баллантайном. Тем, что работал на пристани.

— Ничего такого она не делала.

Бринкли провел лезвием по точильному камню и удовлетворенно кивнул — звук получился острый. Вжик.

— Тебе нужно уходить. Полиция уже ищет…

— Я еще не закончил. И ты дослушаешь меня до конца. Впервые за всю свою мерзкую, презренную…

В голове у него заговорил он:

«Убей ее. Убей ее».

Фред отложил нож. Вытер пот со лба рукавом рубашки доктора Картера. Вытер ладони о брюки доктора Картера. Снова взял нож.

— Как я уже говорил, мама, Лили дразнила меня. Разгуливала полуголая. А потом отсосала у этого Баллантайна. Забудь про фотографии и слушай меня! В тот день мы с Лили отошли от берега и стали на якорь, чтобы никто нас не видел. И она сняла топ.

Лгун. Трус. Сваливаешь вину на нее.

— И я потянулся к ней. Дотронулся до ее сисек, а она посмотрела на меня так, как смотришь сейчас ты. Как будто я — дерьмо собачье.

— Я не хочу это слышать.

— Придется послушать. — Бринкли осторожно провел наточенным лезвием по дряблой шее. — Она стояла передо мной в одних трусиках и говорила, что я псих, урод. А потом сказала: «Я все расскажу мамочке».

Это были ее последние слова. «Я все расскажу мамочке».

Когда она отвернулась, я толкнул ее в спину и…

Закончить ему не дал звон разбитого стекла, за которым последовал оглушающий взрыв и яркая, слепящая вспышка.

Фреду Бринкли показалось, что мир разлетелся на кусочки.

Глава 132

Приникнув к маленькому окошку в кухне, я с ужасом увидела, как Бринкли подносит нож к шее своей матери.

Мы все были готовы стрелять, но женщина в комнате закрывала от нас психопата-убийцу. Взломать дверь? Потребуется несколько секунд, и Бринкли вполне хватит этого времени, чтобы убить ее.

Страх за несчастную женщину полз по спине, как огонь по фитилю. Хотелось кричать от бессилия, но вместо этого я повернулась к Рэю Куэвасу, командиру группы спецназа. Он снова покачал головой — нет. Ситуация могла стать критической в любой момент независимо от наших действий, так что когда Рэй попросил разрешения использовать светошумовую гранату, я дала ему зеленый свет.

Мы натянули маски и очки. Рэй разбил стекло прикладом и выстрелил. Граната ударилась о стену, отскочила и взорвалась. Яркий, слепящий свет полоснул по глазам, от взрыва заложило уши.

Спецназовцы в одну секунду вышибли дверь, и мы ворвались в задымленную комнату — только бы успеть схватить Бринкли раньше, чем он опомнится и схватит пистолет.

Он лежал на полу, лицом вниз, раскинув ноги. Я прижала Бринкли коленом и завела ему руки за спину. Подонок очнулся, когда я защелкивала наручники, и попытался высвободиться. Ему это почти удалось — и откуда только силы взялись. Он даже сумел дотянуться до валявшегося под столом пистолета.

— Держи руки так, чтобы я их видел! — заорал Конклин, срывая маску.

Глава 133

Точки лазерных прицелов сошлись на голове Бринкли, но он уже держал пистолет двумя руками, приготовившись к стрельбе лежа — сказывалась военная подготовка. Дуло «беретты» смотрело на Конклина. А Рич целился в него.

Медлить было некогда.

Я врезала дулом «глока» в первый позвонок мерзавца с такой силой, чтобы он это почувствовал, и прокричала через маску:

— Не шевелись! Дернешься — и ты покойник!

Ричи саданул ублюдка ногой по запястью, и пистолет покатился по полу.

Пока шесть человек держали Бринкли на мушке, я защелкнула «браслеты». И сразу стало легче. Мы взяли его. Взяли живым.

Бринкли тихонько рассмеялся.

Я стащила маску и поморщилась, вдохнув пахнущего фосфором воздуха. Интересно, что это его так рассмешило?

— Он собирался убить меня! — крикнула, обращаясь к Джейкоби, хозяйка дома. — Вы что, не можете посадить его под замок?

— Что случилось? — Бринкли посмотрел на меня через плечо.

— Помнишь меня?

— О да. Вы же мой друг, Линдси Боксер.

— Вот и хорошо. Вы арестованы за побег. Добавим сюда отягощающие обстоятельства. И может быть, покушение на убийство.

За спиной у меня лейтенант попросил мать этого чудовища сидеть спокойно, пока он освободит ее.

— Вы имеете право молчать, — сказала я.

Елена освободилась сама, разорвав в клочья рукава халата, и шагнула к сыну:

— Ненавижу. Жаль, что они тебя не пристрелили. — Она влепила ему пощечину.

— Ух ты. Вот это сюрприз. — Бринкли хитро подмигнул мне.

— Все, что вы скажете, может быть и будет использовано против вас, — продолжала я.

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru