Пользовательский поиск

Книга 6-я мишень. Содержание - Глава 107

Кол-во голосов: 0

— Прием здесь не слишком хороший, но уж больно хочется услышать, когда же дождь ослабеет.

К треску помех добавились какие-то электрические завывания. Глаза Теннинга обеспокоенно забегали. Он посмотрел на Конклина, продолжающего крутить ручку, и начал потеть.

— Эй, — не выдержал наконец арестованный, — вы не могли бы выключить эту штуку?

— Минутку, минутку. — Конклин добавил звук и поставил приемник на стол. — Не хочешь кофе, Гарри? Здесь, конечно, не «Старбакс», но уж кофеином мы тебя обеспечим под завязку.

— Послушайте, — не отводя глаз от радио, сказал Теннинг, — вы же не имеете права допрашивать арестованного без адвоката. Так что отведите меня в камеру.

— А мы тебя и не допрашиваем, приятель. — Конклин взялся за спинку металлического стула, подтянул его к столу — ножки царапнули бетонный пол — и сел рядом с Теннингом. — Мы пытаемся тебе помочь. Хочешь адвоката — прекрасно. Но в таком случае ты упускаешь возможность сознаться и заключить сделку. А мы были бы не против, верно, сержант?

— Я согласна.

Радио продолжало греметь. Я повернула ручку, поймала какую-то «металлическую» станцию, и помещение заполнили жалобы терзаемых струн и глухое уханье ударных. Казалось, даже стол запрыгал в такт этой так называемой музыке.

— Мы эксгумируем собачек, которых ты убил, — продолжала я, перекрикивая стоны и вопли. — Сравним их зубы с ранами у тебя на руке. Проведем анализ ДНК. Уверена, кровь на том обрезке трубы принадлежит одной из твоих жертв. Лет двадцать проведешь в камере смертников, а потом мы с Конклином посмотрим, как ты будешь умирать. Вот что тебя ждет, Гарри, если, конечно, ты не хочешь, чтобы я позвонила окружному прокурору. Возможно, нам и удастся снять с повестки дня вопрос о смертной казни. — Я посмотрела на часы: — У тебя на все минут десять, не больше, так что решай.

Группа под названием «Гросс риситс» попыталась переиначить на свой манер «Брейн бастер». Получалось не очень. Теннинг сжался, втянул голову в плечи и закрыл уши ладонями.

— Прекратите! Хватит! Не надо адвоката! Я сам расскажу, что случилось. Только, пожалуйста, выключите это!

Глава 107

Дождь все еще лил как из ведра, когда я припарковалась рядом с внедорожником Клэр. Выскочила из машины, перебежала улицу под хлещущими струями и рванула к входу «У Сьюзи», до которого было никак не меньше пятидесяти ярдов. Дверь открылась под звон стальных колокольчиков, и на меня пахнуло запахом жареного цыпленка.

Я повесила пальто у двери и огляделась. Музыканты еще только настраивали инструменты, так что завсегдатаев, как обычно, развлекала Сьюзи. Увидев меня, она всплеснула руками.

— Линдси! Разувайся. Ты наверняка совсем промокла. Давай, девочка, не стесняйся.

— Ну уж нет, — рассмеялась я. — Не забывай, я все это уже видела. — Я поймала проходившую мимо Лоррейн и попросила бутылку «Короны».

Из дальней кабинки мне уже махала призывно Юки. Сидевшая рядом Синди подняла голову и расплылась в улыбке. Я устало опустилась на банкетку рядом со своей лучшей подругой Клэр. Давненько мы не собирались все вместе.

Принесли пиво, и Синди провозгласила тост по случаю ареста Гарри Теннинга — за меня.

Я со смехом покачала головой.

— Не забывай, у меня была сильная мотивация. Уж очень не хотелось пускать к себе кого-то, а то ты бы так и оставалась на ночь, если бы мы его не взяли.

Юки и Клэр, не знавшие обстоятельств дела, потребовали подробностей.

— Представьте себе, он пишет книгу. Называется «Отчет». А подзаголовок звучит так — «Статистический сборник двадцатого века».

— Да ты что? И он описывает все, что произошло за последние сто лет? — удивилась Юки.

— Да, если только можно употребить слово «описывает» к перечислению статистических данных! Например, сколько надоили молока или собрали зерновых за такой-то год, сколько детей окончило среднюю школу, сколько зарегистрировано несчастных случаев по причине неисправности кухонных приборов…

— Господи. Да ведь это все можно найти в Интернете, — покачала головой Юки.

— Так или иначе, Гарри Теннинг считает свой «Отчет» капитальным творением. — Лоррейн поставила на стол пиво и положила меню. — Работает ночным сторожем на стройке. Сказал, что на жизнь денег хватает, зато остается много времени для размышлений.

— Получается, что шум мешал ему трудиться, — заметила Клэр. — Но ведь комнатка у него совсем маленькая, окон нет…

— Не забывай про трубы и вентиляцию, — сказала Синди. — Звук распространяется по ним и выходит порой в самых неожиданных местах. Я, например, слышу, как кто-то поет в ванной. Кто поет? Где живет этот человек? Не знаю.

— Может, у него гиперакузия, — предположила Клэр.

— Это еще что такое? — спросила я.

— Патологически повышенное восприятие обычных звуков. Когда в соответствующем мозговом центре возникают проблемы со звукоощущением. — Клэр пришлось повысить голос — в соседнем зале заиграла музыка, а в кухне загремела посуда. — Если у человека гиперакузия, его раздражают даже те звуки, которые большинство из нас практически не замечает.

— И что в результате?

— Человек чувствует себя одиноким, изолированным. Добавь к этому социопатию и получишь Гарри Теннинга.

— Призрак Блейкли-Армс, — сказала Синди. — Только не говорите, что его могут выпустить под залог.

— Ему это не грозит, — ответила я. — Теннинг признался. Мы нашли орудие убийства. Ему не выйти.

— Ну, если у Гарри Теннинга действительно какое-то психическое расстройство из-за проблем со слухом, то в тюрьме он просто с ума сойдет, — подвела черту Юки.

Лоррейн принесла поднос с обедом.

— Так ему и надо, — мстительно сказала Синди.

Мы принялись за еду, не забывая обмениваться впечатлениями и делиться проблемами. Клэр пожаловалась, что работы стало больше, а в ближайшее время ей вообще придется гнуть спину за двоих.

— Сегодня прощаемся с доктором Германюком. Поступило интересное предложение из Огайо, и он не смог отказать.

Мы выпили за доктора Джи. Клэр спросила Юки, как та себя чувствует в последние дни.

— Немного биполярно, — рассмеялась Юки. — Иногда мне кажется, что Фредди убедит-таки присяжных в том, что он псих на законных основаниях. А иногда я просыпаюсь в полной уверенности, что размажу Микки Шермана по стене.

Потом мы начали придумывать имя для будущего ребенка Клэр. Победа — а вместе с ней и бесплатное пиво — досталась Синди, предложившей назвать девочку — в том, что будет девочка, она не сомневалась — Маргаритой.

Время пролетело незаметно. Когда мы покончили с обедом и выпили кофе, в дверь уже ломились голодные.

Расплатившись, мы встали из-за стола и потянулись к выходу, подзадоривая друг дружку первой выскочить под дождь. В итоге я оказалась последней.

Сидя за рулем, слушая монотонный шорох «дворников», вглядываясь в расплывающиеся огни встречных машин, я наслаждалась благословенной тишиной, пришедшей на смену суматошному дню, и душевным покоем, который всегда приносили встречи с подругами.

Подъезжая к Потреро-Хилл, я знала, что на ступеньках не будет сидеть Джо и что Марта еще не вернулась из отпуска.

Под раскаты грома я взбежала по ступенькам к своей квартире. Под шум дождя легла в холодную постель.

Глава 108

На следующее утро мы с Конклином уже сидели за столом, дожидаясь Мэри Джордан. Она опоздала минут на десять и появилась у нас нервная и какая-то растрепанная.

Я пригласила ее в угрюмую, без окон комнату, которую мы называли столовой. Рич предложил Мэри стул, я приготовила кофе — черный, с двумя кусочками сахара. Такой она пила при нашей прошлой встрече.

— Я молилась за Мэдисон, — сказала Джордан, складывая руки на коленях. Под глазами у него проступили темные круги. — Чувствую, что сделала все правильно. Что Бог на моей стороне.

Услышав такое заявление, я насторожилась.

— Что вы сделали, Мэри?

43
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru