Пользовательский поиск

Книга 6-я мишень. Содержание - Глава 86

Кол-во голосов: 0

— У меня с таким рабочим графиком только одна проблема. Но большая.

Он наклонился, и я снова обняла его за шею. Наши губы встретились, и первый же поцелуй отозвался ошеломительным химическим взрывом.

Я прижалась к нему, а он подхватил меня на руки и осторожно перенес на кровать. В комнате было полутемно. Наши пальцы сплелись, дыхание смешалось, и его губы шептали мое имя. Так тихо… так нежно…

— Я хотел быть с тобой, Линдси, еще до того, как ты узнала, как меня зовут.

— Я всегда знала, как тебя зовут.

Меня тянуло к нему, и я знала, что имею полное право распоряжаться собой, как хочу, но едва Рич раздвинул полы моего халата и приник губами к моей груди, как запаниковавший контролер у меня в голове рванул стоп-кран.

Это плохая идея, Линдси. Очень плохая.

— Ричи, нет, — прошептала я. — Не надо…

Он скатился с меня, разгоряченный, запыхавшийся, и посмотрел в мои глаза.

— Извини…

— Не извиняйся. — Я взяла его руку и прижала ладонью к щеке. — Я хочу этого не меньше, чем ты. Но мы напарники, Рич. Мы должны заботиться друг о друге, но… но не так.

Он застонал.

— У нас никогда этого не будет, — прошептала я.

Глава 86

Я постучала в дверь «Уэствуд реджистри». Рядом со мной стоял Конклин.

Утро дня выдалось хмурым, солнце даже не выглядывало из-за затянувшей небо серой пелены. Вернувшись из Лос-Анджелеса, мы решили нанести первый визит в бюро супругов Ренфро. Дверь приоткрылась — перед нами стоял круглолицый мужчина лет пятидесяти, с начавшими седеть светло-русыми волосами и ясными серыми глазами, которые пристально смотрели на нас через стекла тонких, без оправы очков, оседлавших горбатый, напоминающий клюв нос.

Имеет ли он какое-то отношение к похищению Мэдисон Тайлер?

Знает ли, где она сейчас?

Я показала ему значок, назвала свое имя, представила напарника.

— Да, верно, — ответил он. — Я — Пол Ренфро. Вы те самые детективы, что приходили сюда несколько дней назад?

Я подтвердила, что мы те самые детективы, и сказала, что у нас есть несколько вопросов.

Ренфро пригласил нас войти. Проследовав за ним по узкому коридору, мы оказались перед той самой зеленой дверью, что была под замком в наш прошлый визит.

— Садитесь, пожалуйста.

Мы с Конклином осторожно опустились на небольшую софу, стоявшую в углу уютного кабинета, а хозяин его пододвинул себе стул.

— Полагаю, вы хотели бы узнать, где я находился во время похищения Паолы.

— Это для начала, — сказал Конклин. Вид у него был усталый. Впрочем, как, наверное, и у меня.

Ренфро достал из нагрудного кармана пиджака узкий блокнотный компьютер, один из тех, что предшествовали появлению карманных, и, не дожидаясь дальнейших вопросов, представил короткий, но достаточно полный устный отчет о своих встречах с клиентами в городах к северу от Сан-Франциско. Поездка заняла несколько дней, так что, уехав из города еще до исчезновения Паолы, он вернулся лишь после ее смерти. Затем Ренфро назвал имена и адреса клиентов.

— Могу, если нужно, сделать фотокопию, — любезно предложил владелец «Уэствуд реджистри».

Стрелка на моей десятибалльной шкале интуиции трепыхалась где-то у отметки «семь». Уж слишком уверенно держался Ренфро, да и отчет напоминал хорошо отрепетированную сцену.

Я взяла фотокопию его рабочего графика и спросила насчет местонахождения миссис Ренфро в указанный период.

— Она сейчас в Европе. Ездит по Германии и Франции. Точного расписания я не знаю, но ожидаю ее возвращения на следующей неделе.

— У вас есть предположения относительно того, кто мог желать зла Паоле и Мэдисон? — спросила я.

— Представить не могу. К сожалению, подобное случается чуть ли не каждый день. Стоить включить телевизор, как слышишь об очередном похищении. Просто какая-то эпидемия. — Он помолчал. — Паола была очень милой девушкой, и я ужасно расстроился, узнав о ее смерти. Здесь ее все любили. Что касается Мэдисон, то с ней я встречался только один раз. Кому могло прийти в голову похищать такого очаровательного ребенка? Зачем? У меня нет ответа. Ее смерть — ужасная, ужасная трагедия.

— Почему вы считаете, что Мэдисон мертва? — резко спросила я.

— А разве нет? Я думал… Извините. Я, конечно, неверно выразился. Надеюсь, бедняжка жива и здорова.

Мы уже покидали «Уэствуд реджистри», когда администратор Ренфро, наша знакомая Мэри Джордан, поднялась из-за стола и последовала за нами.

Утро так и осталось промозглым и угрюмым. В воздухе стоял запах рыбы — поблизости находился рынок. Закрыв за собой дверь, Джордан схватила меня за локоть.

— Пожалуйста, — прошептала она взволнованно, — пойдемте куда-нибудь, где мы могли бы поговорить. У меня есть для вас кое-что.

Глава 87

Через четверть часа мы вернулись во Дворец правосудия, а спустя еще пару минут сидели втроем за столом в нашей тесной грязной столовой. Мэри Джордан держала в руке пластиковый стакан с кофе, но пить не спешила.

— В прошлый раз, уже после того, как вы ушли, а мистер Ренфро еще не вернулся, я решила заглянуть кое-куда и откопала вот это. — Она расстегнула сумочку и достала фотокопию листа из бухгалтерской книги. — Они называют это журналом регистрации.

— Где вы его взяли? — спросил Конклин.

— Нашла ключ от кабинета Ренфро. Журнал регистрации они держат там.

— Минутку, — остановила я Мэри и тут же набрала номер офиса окружного прокурора и попросила пригласить Кэти Вэлой. Выслушав меня, она сказала, что будет через минуту.

Кэти из тех людей, которые, если говорят «буду через минуту», приходят именно через минуту. Она подошла к нашему столику, и я представила ее Мэри Джордан.

— Сержант Боксер или инспектор Конклин обращались к вам с просьбой достать эти материалы? — деловито осведомилась Вэлой.

— Конечно, нет.

— Если они просили вас об этом, то вы автоматически становитесь агентом полиции, и нам придется исключить этот журнал из списка вещественных доказательств при рассмотрении дела в суде.

— Я действовала сама по себе, по собственной инициативе, — сказала Мэри. — И да поможет мне Бог.

Помощница окружного прокурора улыбнулась.

— Линдси, нам обязательно нужно как-нибудь пообедать. — Она еще раз улыбнулась и ушла.

Я попросила листок, и Мэри протянула его мне. Лист был поделен на колонки под заголовками — «распределение», «клиенты», «оплата». Все записи относились к текущему календарному году.

В графе «распределение» значились имена и фамилии женщин, по большей части иностранные. Перед фамилиями клиентов стояли сокращения «м-р» или «м-с». Суммы оплаты представляли собой пятизначные числа.

— Насколько я понимаю, здесь список девушек, распределенных по семьям в этом году?

Мэри кивнула.

— Помните, я рассказывала про одну девушку по имени Хельга? Она пропала месяцев восемь назад, когда агентство находилось еще в Бостоне.

— Помню.

— Так вот, я нашла ее регистрацию. Посмотрите. — Мэри указала пальцем. — Хельга Шмидт. И семья, куда ее определили, тоже указана. Видите? Пенелопа и Уильям Уиттен.

— Продолжайте, — кивнул Конклин.

— У этой пары есть дочь, Эрика. Настоящий математический гений. Ей всего четыре годика, а она уже решает задачки на уровне старшеклассника. Я поискала Уиттенов в Интернете и нашла вот это интервью в «Бостон глоуб».

Она вытащила из сумочки еще один листок. Это была распечатка газетной статьи. Не дожидаясь, пока мы прочтем заметку, Мэри продолжила:

— Статья появилась в разделе «Стиль жизни» в мае прошлого года. Мистер Уиттен — специалист по винам. Интервью они с женой давали у себя дома. Вот здесь, посмотрите. — Она подчеркнула ногтем абзац в конце публикации. — Мистер и миссис Уиттен говорят, что их дочь, Эрика, уехала к своей тете, сестре миссис Уиттен, в Англию. Что она занимается там с частными преподавателями.

Мне это показалось странным. Да что там странным — невероятным. Сначала Уиттены нанимают няню. Потом няня неожиданно исчезает, а родители отправляют дочь в Европу. А ведь ребенку всего четыре года! Деньги у Уиттенов есть, и они без проблем могли бы найти здесь самых лучших гувернанток и преподавателей. Зачем же отсылать девочку?

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru