Пользовательский поиск

Книга 6-я мишень. Содержание - Глава 48

Кол-во голосов: 0

— Сбросили ее не здесь, — сказал Конклин. — Здесь слишком рискованно, много свидетелей.

Я посмотрела в сторону моста, по которому расхаживал охранник, вооруженный полуавтоматической винтовкой «AR-15».

— Пожалуй, да. В зависимости от времени и прилива ее могли сбросить с одного из причалов. Может быть, думали, что тело унесет в океан.

— А вот и доктор Джи, — заметил Конклин.

Судмедэксперт, похоже, только-только принял душ — волосы не успели высохнуть, — но зато успел натянуть высокие болотные сапоги. Нос уже покраснел от ветра.

Оглядевшись, доктор Джи начал спускаться к воде в сопровождении одного из своих помощников, медленно и осторожно пробираясь между камнями по отвесному склону.

— Не подходите пока близко! — предупредил он. — Не хотелось бы, чтобы кто-то упал и нарушил картину.

Мы отстали, и доктор Германюк в одиночку приблизился к телу, поставил на камень свой черный саквояж и, посветив фонариком, приступил к предварительному осмотру.

Теперь, в свете фонарика, я смогла рассмотреть тело получше. Лицо жертвы потемнело и распухло.

— Пробыла в воде пару дней, — бросил через плечо доктор Германюк. — Вполне достаточно, чтобы всплыть.

— Огнестрельная рана на голове есть? — спросила я.

— Не могу сказать. Похоже, ее било о камни. Вот вернемся, проведу полный рентгеновский анализ, тогда и скажу точно.

Он сфотографировал тело по два раза с нескольких точек. В свете вспышек я успела рассмотреть одежду — темное пальто, свитер с высоким воротом — и короткие темные волосы, схожие по длине с теми, которые я видела на фотографии в водительских правах.

— Мы же знаем, что это Паола Риччи, — сказал Конклин, глядя хмуро на тело.

Я кивнула. Накануне наша поспешность дорого стоила Тайлерам, так что повторять ту же ошибку и делать преждевременный вывод мне никак не хотелось.

— Скорее всего. Но я все же подожду, пока мы удостоверимся в этом на сто процентов.

Глава 48

Когда я вошла в больничную палату, Клэр уже сидели в постели. Она протянула руки, и мы обнялись.

— Полегче, милая. Не забывай, что у меня дырка в груди.

Я отстранилась, расцеловала ее в обе щеки и села рядом.

— Какие новости? Что говорит врач?

— Говорит, что я большая и сильная девочка… — Тут Клэр закашлялась, зажала ладонью рот и предупредительно подняла правую руку. — Больно только, когда кашляю.

— Итак, ты большая и сильная девочка… Что еще? — продолжала я.

— Говорит, что все будет в порядке. Что выпишут скорее всего в следующую среду. Потом какое-то время полежу дома. А там уже и на работу.

— Слава Богу.

— Я благодарю Его с того самого дня, как тот псих меня подстрелил. Уж и не помню, когда это случилось. Знаешь, когда не ходишь на работу, за временем уже не следишь.

— Прошло две недели, Бабочка. Две недели и два дня.

Клэр предложила коробку с шоколадными конфетами, и я взяла первую попавшуюся.

— А что такое с тобой? Выглядишь так, словно провела ночь в багажнике. Или променяла Джо на какого-нибудь восемнадцатилетнего бойфренда?

Я налила нам обеим воды, поставила в стакан Клэр соломинку и подала ей.

— Не променяла. Просто мы расстались. Точнее, я его отпустила.

Она удивленно вскинула брови.

— Не может быть!

Я рассказала, что случилось. Клэр смотрела на меня настороженно и сочувственно и задала лишь пару вопросов. Закончив одну грустную историю, я попила водички и перешла к другой, о том, как меня понизили в сержанты. Теперь уже беспокойство на ее лице проступило очевиднее. Она сокрушенно покачала головой.

— Получается, все случилось почти одновременно? Сначала тебя отправили из кабинета на улицу, а потом ты еще и Джо прогнала? Линдси, мне за тебя тревожно. Ты высыпаешься? Витамины принимаешь? Аппетит хороший?

«Нет. Нет. Нет».

В палату вошла сестра с лекарством и обедом для Клэр. Я устало откинулась на спинку кресла.

— Это все вам, доктор Уошберн. Глотайте. Ешьте.

Клэр приняла пилюли и, как только медсестра вышла из палаты, пододвинула мне поднос:

— Кашка дня. Подкрепись.

Ела ли я сегодня? Вроде бы нет. На тарелке лежали переваренный горошек и мясной рулет. Я подцепила на вилку того и другого. Повторила. И, уже дойдя до мороженого, сообщила, что мы идентифицировали найденное на берегу тело — Паола Риччи.

— Судя по всему, похитители застрелили няню через минуту после того, как втолкнули ее и девочку в машину. Поспешили избавиться. Но проблема в том, что больше у нас ничего нет. Мы не знаем ни того, кто это сделал, ни почему, ни куда увезли Мэдисон.

— Но почему эти мерзавцы не позвонили родителям?

— Вопрос на миллион долларов. Если бы знать. Слишком уж много времени прошло. Думаю, им не нужны деньги Тайлеров.

— Черт!

— Да уж. — Я бросила на поднос пластиковую вилку, откинулась на спинку и посмотрела в окно.

— Линдси?

— Похоже, они убрали Паолу как свидетельницу похищения.

— Логично.

— Но если Мэдисон видела, как убили ее няню… Понимаешь, теперь ведь они живой девочку не отпустят.

Часть третья

Отчет

Глава 49

Синди Томас вышла из своей квартиры в Блейкли-Армс, перешла на другую сторону улицы и повернула к редакции «Кроникл», находящейся в пяти кварталах от ее нового дома.

Тем временем для человека по имени Гарри Теннинг, жившего двумя этажами выше Синди, в квартире с видом на задний двор, утро началось не так хорошо. Вцепившись пальцами в уголки письменного стола, Теннинг отчаянно пытался сдержать нарастающую злость. Во дворе, пятью этажами ниже, вот уже несколько минут гавкал пес, и каждый его визг пронзал барабанные перепонки Теннинга, словно остро заточенный вертел.

Он знал, что это за пес.

Рэт-терьер по кличке Барнаби, любимец Марджери Глин, крашеной блондинки и матери-одиночки еще одного проклятого создания, Малыша Оливера. Вся эта троица проживала на первом этаже, беспардонным образом узурпировав задний двор, точно он принадлежал им одним.

Теннинг поправил наушники — специальные наушники «Макс», идеально соответствовавшие форме его ушных раковин, — но надоедливый лай неугомонной собачонки проникал и через них.

Он вытер влажные ладони о футболку — тявканье безмозглого животного беспощадно терзало тонкую ткань его внутреннего мира. В губы и кончики пальцев словно вонзились сотни мелких иголочек, колотилось сердце. И это только начало.

Будь оно проклято.

Неужели тишина такая уж непозволительная роскошь?

На мониторе компьютера уже выстроились ровные шеренги слов и четкие колонны цифр — шестая глава его книги, «Отчет: Статистический сборник двадцатого века».

Книга была больше чем причудой или увлечением. «Отчет» стал смыслом его существования, наследием грядущим поколениям. Не огорчали даже письма от издателей, отказывавшихся публиковать труд. Теннинг бережно складывал их в папку.

Когда-нибудь, когда «Отчет» увидит свет и станет главнейшим, первостепенным справочником для ученых всего мира, он еще посмеется над ними.

Никто не сможет умалить его заслуги. Никто не отнимет труд всей жизни.

Посылая Барнаби мысленные приказы замолчать, Теннинг пробегал взглядом по строчкам — численность погибших от удара молнии, начиная с 1900 г.; высота снежного покрова в Вермонте; достоверно установленные случаи переноса коров торнадо, — когда с улицы донесся новый звук, громыхание остановившегося у дома мусоровоза.

Казалось, еще немного, и череп не выдержит и расколется.

Но он не сумасшедший.

Нет, у него найдется достойный ответ на это бесцеремонное вторжение окружающего мира. Он прижал поплотнее наушники, но писк, скрип, грохот и лай продолжались, проникая в мозг, атакуя все органы чувств. И самое главное, они пробудили Оливера! Этого проклятого ребенка. Сколько можно терпеть такие муки! Почему они не дают ему сосредоточиться? Этот ноющий бесконечно малыш. Этот сраный пес. Давление нарастало. Сдавливало голову. Сдавливало грудь. Если ничего не сделать, он просто лопнет. Взорвется. Все, с него хватит.

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru