Пользовательский поиск

Книга 6-я мишень. Содержание - Глава 19

Кол-во голосов: 0

Заглянув в ящик, я увидела солидные тома Юнга, Ницше и Вильгельма Рейха. Между ними втиснулась затрепанная, с загнутыми уголками страниц «Происхождение сознания в процессе краха двухпалатного ума» Джулиана Джейнса.

Я вытащила ее из коробки.

— Это его любимая, — заметил Джонс. — Странно, что Фред за ней не вернулся.

— О чем здесь?

— По словам Фреда, Джейнс выдвинул теорию, что примерно до начала первого тысячелетия до нашей эры полушария человеческого мозга не были соединены между собой и не могли сообщаться напрямую.

— И что с того? — спросил Джейкоби.

— По мнению Джейнса, люди в те времена верили, что мысли приходят к ним извне, что они — распоряжения богов.

— Другими словами, Бринкли… что? Слышал голоса? С ним разговаривали телевизионные боги?

— Как мне кажется, голоса он слышал постоянно. И они говорили ему, что делать.

От слов Джонса у меня по спине пробежал холодок. Со времени стрельбы на пароме прошло больше сорока восьми часов. Ниточек набиралось все больше, но все они вели в никуда, а между тем Альфред Бринкли все еще оставался на свободе. Принимал приказы от неведомых голосов. Разгуливал по городу с револьвером в кармане.

— Вы знаете, где Бринкли может быть сейчас? — спросила я.

— Примерно месяц назад я видел его возле одного бара. Выглядел он не лучшим образом — какой-то всклокоченный, растрепанный. Бороду отпустил. Я пошутил, мол, ты, приятель, возвращаешься в дикое состояние, и у него на лице появилось такое чудное выражение. А еще он ни разу не посмотрел мне в глаза.

— Где вы его встретили?

— Возле бара «По второй» на Джиэри. Фред не пьет, так что, возможно, он жил в отеле над баром.

Я знала это место. Отель «Барбари» был одним из нескольких десятков «туристических отелей», где номера сдавались на почасовой основе — проституткам, наркоманам и всем прочим. От него до канавы один только шаг. Причем совсем небольшой.

Если Фред Бринкли жил месяц назад в отеле «Барбари», то, возможно, он все еще там и сейчас.

Глава 18

Прогноз погоды обещал дождь, но в небе за тонкой молочной дымкой облаков стояло солнце. Вытянув руку перед глазами, Фред Бринкли видел сквозь нее. Сбежав по ступенькам, он направился по темному подземному переходу к административному центру БАРТ, куда часто приходил, когда еще работал.

Сдерживая шаг, чтобы не выделяться из толпы, и опустив голову, чтобы не смотреть на всех этих корпоративных рабов, покупающих билетики, цветы и бутилированную воду, Бринкли шагал по выстеленному знакомыми белыми мраморными плитами полу. Только бы не ловить их сонные мысли. Только бы не встречаться с их бесцеремонными взглядами.

Он встал на эскалатор, но, вместо того чтобы почувствовать себя спокойнее, вдруг понял, что чем глубже опускается под землю, тем сильнее овладевает им волнение, беспокойство, тревога и злость. Голоса догнали его и здесь и теперь наперебой выкрикивали обидные слова, оскорбительные прозвища.

Опустив голову еще ниже, не отрывая глаз от пола, Бринкли запел про себя — ай-яй-яй-яй, БАРТ-а-лито-линдо, — пытаясь приглушить их, вытеснить из головы, заставить замолчать.

Едва сойдя с эскалатора на третьем подземном уровне, он понял, что совершил ошибку. Платформа была забита живыми мертвецами, возвращающимися домой с работы. В темных пальто, с глазками-буравчиками, они походили на предгрозовые тучи. И они теснили его, сжимали со всех сторон, заталкивали в угол.

Сцены, промелькнувшие на экране телевизора, выставленного на витрину магазина электроники, хлынули потоком в мозг: он видел себя стреляющим в людей.

Он это сделал!

Пробившись сквозь толпу, бормоча и напевая под нос, Фред остановился на самом краю платформы, на последнем квадрате плитки, над бездной. Но неприязненность, глухое осуждение и даже ненависть окружали его и здесь. Его собственная злость поднималась все выше и выше, закипала, обращалась в ярость. Белые плитки стен пульсировали и плавились, испуская дымок. Поглядывая исподтишка на людей, он видел, что они поворачиваются в его сторону, смотрят на него, лезут ему в голову, читают его мысли.

Он стиснул зубы, чтобы не закричать: «Мне пришлось это сделать! Берегитесь! Вы можете стать следующими!»

Чей-то резкий голос окликнул его из-за спины:

— Эй!

Бринкли обернулся и увидел женщину с остреньким подбородком и крохотными черными глазками — она указывала на него пальцем.

— Это же он! Тот, с парома. Он был там. Это он стрелял на пароме. Позовите полицию!

Все летело к чертям. Все ломалось и расстраивалось. Теперь уже все знают, как плохо он поступил.

Дерьмо собачье. Лузер.

Ай-яй-яй-яйййййй.

Фред выхватил из кармана Баки и помахал им перед толпой. Стоящие поблизости отшатнулись. Кто-то закричал.

Туннель загудел. Серебристо-голубые вагоны промелькнули перед глазами с шумом, смывающим все прочие звуки и мысли.

Поезд остановился, и люди посыпались на платформу, разбегаясь, как крысы. Другие же устремились им навстречу, и Фред оказался как бы между двумя волнами. Его подхватило, отнесло и швырнуло на колонну.

Да так, что воздух со свистом вылетел из груди.

Двигаясь против потока, Фред пробился к эскалатору, рванулся вперед, мимо суетливых людей-кротов, поднялся по движущимся ступенькам наверх и заторопился к выходу.

Голос в голове не утихал: «Быстрей, быстрей! Уноси свою задницу отсюда!»

Глава 19

Электронные часы на микроволновке показывали 7.08. Сил не оставалось. Я чувствовала себя совершенно измотанной и физически и морально. Целый день поисков — и ничего. Ничего, кроме списка мест, где Альфред Бринкли не жил.

К усталости и отчаянию добавлялся страх. Убийца все еще оставался на свободе.

Я поставила в микроволновку макароны «Хелси чойс» с сыром и пять раз нажала кнопку таймера.

Итак, что же мы могли упустить? Я мысленно прокрутила события уходящего дня, припоминая детали изнурительного марша по вонючим отелям, бесплодные разговоры с портье, менеджерами и обитателями этих человеческих отстойников.

Марта потерлась о ногу, и я, погладив ее между ушами, насыпала в миску собачьей еды. Марта опустила голову и завиляла пушистым хвостом.

— Хорошая девочка. Радость моя.

Я только-только открыла банку пива, как в дверь позвонили.

Ну что еще?

Я отступила к окну — посмотреть, кто это набрался наглости тревожить человека в такой час, — но мужчина у крыльца показался мне совершенно незнакомым. Он был чисто выбрит, наполовину скрыт тенью и держал в руке конверт.

— Что вам нужно?

— У меня есть для вас кое-что, лейтенант. Это срочно. Я должен вручить вам лично.

Кто он такой? Судебный курьер? Информатор? Микроволновка за спиной подала сигнал, что обед готов.

— Бросьте в почтовый ящик! — крикнула я.

— Я бы так и сделал, но вы же сами спрашивали по телевизору: «Кто знает этого человека?» Помните?

— А вы его знаете?

— Я и есть он. Я — тот, кто это сделал.

Глава 20

На мгновение я замерла в оцепенении.

Убийца с парома у моей двери?

Я тряхнула головой, приводя себя в чувство.

— Сейчас! Иду!

Схватила со стула кобуру с пистолетом, прицепила к поясу наручники и, сбегая по лестнице, позвонила Джейкоби по сотовому, отдавая себе отчет в том, что ждать его не могу.

Если человек за дверью и впрямь Альфред Бринкли, упустить такой шанс я просто не имею права. Даже если это какая-то ловушка.

Держа наготове «глок», я осторожно приоткрыла дверь на пару дюймов, чтобы в случае опасности укрыться за ней от пули.

— Держите руки так, чтобы я их видела!

Незнакомец, похоже, заколебался. Он отступил на несколько шагов, словно собираясь вернуться на улицу, потом снова приблизился к крыльцу. Взгляд его метался по сторонам. Он что-то тихонько напевал.

Господи, да у него явно не все в порядке с головой. Этот человек опасен. И где его револьвер?

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru