Пользовательский поиск

Книга 6-я мишень. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

И тут меня накрыла вторая волна страха. Я вдруг поняла, что сделал Уилли, и схватила его за плечи.

— А если бы догнал? Что тогда? Ты об этом подумал? — Голос сорвался на крик: — Он же был вооружен! Он мог просто убить тебя!

Уилли шмыгнул носом. Слезы хлынули из глаз и покатились по щекам. Я заключила его в объятия.

— Ты настоящий храбрец, Уилли. Ты повел себя очень смело, когда встал против убийцы и защитил маму. Думаю, ты спас ей жизнь.

Глава 6

Я поцеловала Уилли в щеку и усадила в полицейскую машину, взяв с патрульного Пэта Нунана обещание отвезти паренька в клинику. Потом поднялась на борт парома и прошла на верхнюю палубу, где находился Траччио.

Передо мной открылась незабываемая сцена ужаса. Люди лежали там, где упали, на тридцати — сорока квадратных ярдах залитой кровью фибергласовой палубы. Во все стороны разбегались кровавые следы. Тут и там валялись оброненная напуганными пассажирами одежда и прочие предметы — раздавленная ногой красная бейсболка, бумажные стаканчики, упаковки от хот-догов, промокшие в крови газеты.

Меня захлестнула тошнотворная волна отчаяния. Убийца мог быть где угодно, а улик, которые могли бы привести к нему, становилось все меньше — они исчезали под ногами полицейских, санитаров, пассажиров…

Из головы не выходила Клэр.

— Ты как? — спросил Траччио. — В порядке?

Я кивнула и закусила губу, боясь, что если дам волю слезам, то уже не смогу остановиться.

— Это Андреа Канелло. — Шеф указал на тело женщины в светло-коричневых брюках и белой блузке. — По словам вон того парня, — он кивнул в сторону подростка с торчащими во все стороны светлыми волосами и обгоревшим на солнце носом, — ее застрелили первой. Следующим был ее сын. Мальчишка лет девяти.

— Ребенок выживет? — спросила я.

Траччио пожал плечами:

— Он потерял много крови. — Шеф указал на еще одно тело — мужчины европейской внешности, с седыми волосами, лет пятидесяти с виду, лежащего под скамейкой. — Перр Конрад. Инженер. Работал на пароме. Вероятно, услышал выстрелы и поспешил на помощь. А тот, — шеф повернулся к еще одной жертве, мужчине-азиату, распростершемуся на середине палубы, — Лестер Нга. Страховой агент. Еще один герой. Свидетели говорят, все произошло быстро и заняло две-три минуты.

Я попыталась мысленно восстановить картину произошедшего, опираясь на рассказ Уилли и Траччио, принимая в расчет оставшиеся на виду улики и связывая воедино отдельные фрагменты. Было ли случившееся спланированным действием, или что-то спровоцировало убийцу? И что, если верен второй вариант, послужило сигналом к началу кровавой бойни?

— Один из пассажиров, кажется, видел стрелка незадолго до стрельбы. Он вроде бы сидел один. Вон там. — Траччио протянул руку. — Курил. Под столиком нашли пачку из-под турецких сигарет.

Мы прошли на корму, где на скамейке у самых перил сидели несколько испуганных пассажиров. На некоторых остались пятна крови. Двое держались за руки. Лица всех выражали глубокое потрясение.

Полицейские в форме еще переписывали фамилии свидетелей, адреса и номера телефонов и выслушивали показания. К нам повернулся сержант Лекси Роуз:

— Шеф, лейтенант. У мистера Джека Руни есть, похоже, хорошие новости.

Вперед выступил пожилой мужчина в ярко-красной нейлоновой курточке и больших очках. На груди у него болталась крошечная видеокамера размером не больше мыльницы. На лице застыло выражение мрачного удовлетворения.

— Он у меня здесь, — сказал Руни, показывая на камеру. — Заснял психа в момент стрельбы.

Глава 7

Старший бригады экспертов-криминалистов, Чарли Клэппер, поднялся на борт со своей командой и присоединился к нам через несколько секунд после того, как полицейские отпустили последних свидетелей. Остановившись перед нами, он поприветствовал шефа, бросил в мой адрес «Привет, Линдси!» и огляделся. Потом сунул руку в карман твидового, в «елочку», пиджака и достал пару латексных перчаток.

— Ну и ну, — пробормотал он, качая головой. — Черт ногу сломит.

— Постарайтесь настроиться на позитив, — сказала я, не сумев скрыть нотку раздражения.

— Если здесь кто и оптимист, то это я, — ответил он.

Мы с Траччио отошли в сторонку, а эксперты занялись своим делом — начали расставлять маркеры и фотографировать тела и лужи крови. В число собранных улик попали застрявшая в борту пуля и наполовину пустая пачка турецких сигарет из-под столика. Все отправлялось в пакеты для вещдоков, снабжалось ярлычком и заносилось в опись.

— Я вас оставлю, лейтенант, — сообщил Траччио, бросив озабоченный взгляд на «Ролекс». — У меня встреча с мэром.

— Я хочу сама вести расследование этого дела. Лично.

Он твердо, не мигая, посмотрел на меня.

Траччио был приличным парнем и, в общем и целом, мне нравился. Но наверх он поднялся по административной лестнице и ни разу в жизни не провел ни одного расследования — отсюда и односторонний взгляд на вещи. Шеф, разумеется, хотел, чтобы я занималась делом, сидя за столом. Мне же больше по душе работа на улице.

В последний раз, когда разговор у нас зашел на эту тему, он заявил, что я неблагодарная, что мне еще нужно учиться руководить людьми, что не всем выпадает такая удача — стать в моем возрасте лейтенантом, а потому я должна изо всех сил стараться выполнять свои обязанности как можно лучше.

Тогда же Траччио в резкой форме напомнил, что всего лишь несколько месяцев назад один из моих напарников погиб прямо на улице, а нас с Джейкоби обстреляли в пустынном переулке в Тендерлойне. Все так, обстреляли. Нас обоих едва не убили.

Но сейчас — я это знала — шеф просто не мог мне отказать. Мою лучшую подругу ранили в грудь, и стрелявший сумел скрыться.

— Буду работать с Джейкоби и Конклином. Опергруппа из трех человек. Для поддержки возьму Макнила и Чи. При необходимости привлеку остальных.

Траччио неохотно кивнул, давая мне зеленый свет. Я поблагодарила его и тут же вызвала по сотовому Джейкоби. Потом позвонила в больницу и, по счастью, попала на добросердечную медсестру, которая сказала, что Клэр еще в операционной.

Покидая место преступления, я захватила видеокамеру Джека Руни, чтобы просмотреть запись у себя в кабинете.

Едва спустившись по трапу, я увидела нечто такое, при виде чего с губ сорвалось крепкое словцо. Репортеры трех местных каналов и «Кроникл» уже встречали меня на пристани возле парома. Всех этих людей я знала давно. Защелкали фотоаппараты, кто-то сунул под нос микрофон:

— Что это было, лейтенант? Атака террористов?

— Кто стрелял?

— Сколько человек убито?

— Уймитесь, ребята. Дайте время. Преступление совершено сегодня утром. — Уж лучше бы они перехватили Траччио или обратили внимание на кого-нибудь из четырех десятков стоящих в оцеплении полицейских, которые всегда готовы покрасоваться перед камерой ради возможности попасть в шестичасовые новости. — Имена жертв будут сообщены после того, как мы свяжемся с их родными и близкими. И мы обязательно найдем того, кто это сделал, — заявила я с полной уверенностью. — Ему не уйти.

Глава 8

Я попала в больницу в два часа дня и сразу же прошла к палате Клэр. Ее врач, доктор Эл Сэссун, встретил меня у входа в отделение интенсивной терапии с картой в руке.

Это был мужчина лет сорока с небольшим, темноволосый, с симпатичными морщинками под уголками улыбчивого рта. Мне он показался надежным и уверенным в себе, и я сразу прониклась к нему полным доверием.

— Расследуете происшествие на пароме? — спросил он, когда я представилась.

— Да. А еще Клэр моя подруга.

— И моя тоже. — Он улыбнулся. — И вот что я вам скажу. Пуля сломала ребро и пробила левое легкое, но не задела ни сердце, ни крупные артерии. Ребро поболит какое-то время, и мы вставили трубку ей в грудь, пока легкое не расширится. Но Клэр — женщина здоровая, и еще ей крупно повезло. Не беспокойтесь, за ней хорошо присматривают.

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru