Пользовательский поиск

Книга В ожидании апокалипсиса. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

Глава 9

Это был обычный короткий зимний день. Поздно рассвело. Тепла не было. Только стужа и немного снега. И еще совсем чуть-чуть дул противный ветер. На этот раз не было никакой охраны, никаких мер предосторожности. Просто Риггс предложил ему выехать за город, и они поехали вдвоем в автомобиле. Риггс вел машину и почти не смотрел на Дронго, словно забыв о его существовании. Делать вид, что ничего не происходит, было невозможно, и Дронго старался незаметно оглядеться, пытаясь вычислить ведущееся за ним наблюдение. Но ничего обнаружить не удавалось. Риггс вел автомобиль мягко, не торопясь, добросовестно останавливаясь на предупредительные сигналы машин.

– Куда мы все-таки едем? – не выдержал Дронго.

– Я же вам говорил, за город.

– Вы всерьез хотите меня уверить, что это воскресный пикник?

– Это деловая поездка, – сухо отозвался Риггс.

– А если я сбегу?

– Нет.

– Что нет?

– Не убежите. И потом, для чего? Куда? К кому? Вам ведь гораздо выгоднее сидеть здесь. Или интереснее – это одно и то же.

– А если я все-таки попытаюсь сбежать? – снова полюбопытствовал Дронго.

Англичанин мягко затормозил.

– Пожалуйста. Можете бежать. Уверяю вас, за нами нет никакого наружного наблюдения.

Полминуты они просидели молча.

– Будем считать, что вам удался этот трюк, – беззлобно произнес Дронго, – поедем дальше.

Риггс кивнул, включая зажигание.

– Как вы спите по ночам? – спросил он. – Кошмары не мучают?

– А вы считаете, они должны меня мучить?

– Я задал вопрос, – терпеливо напомнил Риггс.

– Не мучают. Подозреваю, что ваши психологи анализируют мое поведение даже во сне.

– А вот я плохо сплю по ночам, – вздохнул собеседник, – никакие лекарства не помогают.

– У вас нечистая совесть, – пошутил Дронго.

– Очень возможно, – серьезно ответил Риггс.

– Вы так и не сказали, куда мы едем.

– Извините. У нас сегодня важная встреча. Американцы прислали своего представителя. Нет, это не Бремнер. Он рангом повыше. Вместе с ним будет шеф нашего ведомства. Видите, я предельно откровенен с вами.

– Спасибо. Значит, сегодня я увижу миссис Стеллу Римингтон?

– Подозреваю, что вы даже читали ее досье, – рассмеялся Риггс.

– Вы так прячете своих руководителей спецслужб, как будто они нелегалы. Это, кстати, сугубо британская черта. Нигде в мире давно нет ничего подобного.

– Нигде в мире нет такой разведки и контрразведки, как наша, – невозмутимо прервал англичанин.

– Господи! И вы еще на что-то претендуете. Да после Кима Филби и Гордона Лондейла вас нужно было закрывать за непрофессионализм.

– Не могу согласиться. Вы же здесь, у нас.

– А вы считаете меня фигурой, равной им обоим?

– Во всяком случае, вы один из лучших профи, с кем я встречался за свою жизнь.

– Благодарю за комплимент. Вы тоже.

– Это не комплимент. Осторожнее, сейчас резкий поворот. Я давно хотел у вас спросить: что вы думаете насчет ситуации у вас в России?

– У них в России. Вы же знаете мое подлинное имя. Я гражданин соседней страны.

– Ладно, не переигрывайте. Я просто воспользовался условной терминологией. Как вы считаете, политика России действительно может резко измениться?

– А как вы сами думаете?

– У вас дурная привычка отвечать вопросом на вопрос. Если не хотите, не отвечайте.

– Пожалуйста. Думаю, что не очень изменится.

– Почему?

– Существуют геополитические интересы, которые просто не могут исчезнуть.

– Вы в это так верите? А поддержка санкций против Ирака? Тогда Россия примкнула к коалиции объединенных западных держав.

– Какие-то уступки общественному мнению Запада, несомненно, будут. Но спецслужбы, армия, ВПК перестраиваться не могут и не будут, даже если во главе их поставить демократа Сахарова или Ростроповича.

– Второй, кажется, музыкант? – спросил англичанин.

– Да. Во времена Брежнева лишили советского гражданства. А первый уже три года как умер.

– Об этом я помню. Так вы считаете, что все может остаться по-прежнему?

– Вы неумный человек, господин Риггс. Как, по-вашему, для чего я здесь? – спросил Дронго. – Неужели мне просто захотелось попутешествовать за их счет?

– Мы об этом и говорим.

Риггс включил негромко музыку. Послышалась песня из знаменитого фильма «Кабаре».

Лайзе Минелли пела о том, что тигра нельзя превратить в ягненка и, если любви нет, все кончено.

«Прощай, мой господин», – повторила певица.

– Потрясающая женщина, – восхитился Дронго.

– Простите, не понял.

– Ужасно люблю этот фильм. Смотрел его раз десять.

– Как можно тогда понимать решение ваших спецслужб о выдаче своей западной агентуры, особенно в бывшей Германии?

– Только как ненужный балласт. – Дронго был более чем искренен.

– Угу. Не думал, что вы так честно ответите. Значит, лучшие кадры вы сохранили?

– У меня фатальное желание снова спросить: «А как вы думаете?» – Оба усмехнулись.

– Мы довольно долго едем, – осторожно заметил Дронго.

– Еще минут десять. А что вы думаете насчет нового министра госбезопасности Баранникова?

– Он из милиции. А там уже давно свои идеалы. Кроме того, работал в Закавказье. В той обстановке остаться честным человеком в системе МВД практически невозможно. Он, конечно, не будет работать на западные спецслужбы. У него свое понятие об офицерской чести. Хотя деньги за услуги, думаю, возьмет. Такая была система.

– Он сможет реформировать КГБ?

– Вы хотите знать правду или вам нужен удобный ответ?

– Мне нужен удобный ответ.

– Он не сможет.

– А правда?

– Не захочет.

– Спасибо. Вы более откровенны, чем я ожидал.

– Вы тоже. Я не предвидел, что вы спросите об этом у меня. Просто вы мне более симпатичны, чем Олвинг.

– Интересно, почему?

– Он маленького роста и чувствует свою ущербность. В разговоре со мной постоянно проявляет злость.

– А если он просто не любит русских шпионов?

– А вы любите? Тем не менее вы говорите со мной нормально. Нет, у него комплекс неполноценности. Подозреваю, что наш разговор записывается на пленку, и он нас слышит. Тем хуже для него.

Риггс рассмеялся, не пытаясь возражать.

– А что вы думаете о Примакове?

– Этот тем более не будет реформировать разведку. Наоборот, он сделает все, чтобы ее укрепить. И, конечно, в нужный момент он и Баранников просто сдадут Ельцина. Причем Примаков будет главной фигурой, которую все почему-то недооценивают. Или для начала попробует сделать первую попытку, подставив Баранникова или еще кого-нибудь из ближайшего окружения Ельцина.

– Вы не боитесь, что ваш разговор передадут в Россию?

– Если это предупреждение, то запоздалое, если угроза, то пустая. В моем положении очень трудно еще чего-то бояться.

Автомобиль остановился у какого-то парка.

– Давайте пройдемся, – предложил англичанин.

Они шли среди деревьев минут пять.

– Зачем вы подставили Греве? – вдруг спросил Риггс. – Он ведь ваш «суперагент», правда?

– Олвинг уже все сказал, – чуть помедлив, отозвался Дронго, – вы решили начать второй акт.

– Олвинг не понял главного. Вы не скрывали Греве, а, наоборот, сделали все, чтобы его выдать.

– Новая версия?

– Нет, Олвинг все говорил верно. Но после долгого анализа я просто заменил знаки плюс и минус на противоположные, и все сразу встало на свои места. В вашей версии было несколько ошибок.

– Какие? – Игра шла уже в открытую.

– Во-первых, слишком много двойных агентов. Эрих Хайншток и Эдит Либерман. Совпадение? Думаю, исключено. Логично?

– Допустим.

– Вторая ошибка – слишком быстрое устранение Любарского. Конечно, он никому не был нужен. Однако ваша разведка немного поторопилась. Его ликвидировали еще до того, как вы покинули Нью-Йорк. Но самое главное. Вы знали, что его убили. Когда я вам сообщил, что знаю об убийстве Любарского, вы даже не удивились. Лишь спросили – кто? Это был явный прокол.

43
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru