Пользовательский поиск

Книга В ожидании апокалипсиса. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

– Мария Грот была ликвидирована в Брюсселе.

Риггс бросил свою ручку. Бремнер отвернулся. Олвинг открыл было рот, но, подумав немного, покачал головой:

– Это было хорошо продумано.

– Не понял. – Дронго старался говорить спокойно. – Вы действительно не знаете, что она погибла?

– Где это произошло? – мягко спросил Риггс.

– Недалеко от Брюсселя, в лесу. Вы, мистер Олвинг, были правы. Агент, раз проваливший игру, выходит из нее. Аналитикам разрешают удалиться на покой. А профессиональных убийц убирают. Иначе они могут рассказать слишком много ненужного. Это общие правила игры. Они соблюдаются и нашими, и вашими, и даже бывшими сотрудниками мистера Бремнера. Повторяю, Мария Грот убита.

– Кто ее ликвидировал?

– Я.

На этот раз Бремнер не сдержался.

– Он врет, – закричал американец. – Он все врет.

– Труп, конечно, вы расчленили и утопили? – ехидно засмеялся Олвинг.

– Разумеется, нет, – холодно отозвался Дронго. – Я спрятал труп в лесу. Если вы мне не верите, проверьте мои слова и убедитесь во всем.

– Где это место? Вы можете показать на карте?

Олвинг внимательно смотрел на него.

– Да, если труп еще не изъяла бельгийская полиция.

– Ну, это легко узнать, – кивнул Олвинг, наклоняясь к столу. – Карту Брюсселя, живо, – сказал он.

– У нас ее нет, – послышался чей-то виноватый голос.

– Найдите! – разозлился Олвинг. – Где угодно найдите!

– Можно я съем еще один сандвич? – спросил Дронго невинно.

ТОЛЬКО ЛИ С НАТО?

Следует признать, что Атлантический альянс выиграл холодную войну, которая длилась более сорока лет; очень ценная победа, тем более что достигнута она без применения оружия, а на последнем этапе и без какого-либо сопротивления со стороны противника – Варшавского Договора.

Будущее Европы в значительной мере зависит от модели коллективной безопасности, которую удастся выработать, и от ее эффективности в ликвидации очагов конфликтов того или иного масштаба. К настоящему времени объединение Германии привело к расширению натовского пространства, охватывающего теперь и бывшую ГДР. Восточная граница альянса переместилась с Эльбы на Одер-Нейсе. Вне этой зоны сотрудничества и общей ответственности за безопасность оказались страны Центральной и Восточной Европы, Балканы и, конечно же, Россия.

Многие политики стран бывшего социалистического блока – особенно Чешской Республики, Словакии, Венгрии и Польши – усматривают в этой ситуации серьезную угрозу безопасности, добиваясь вступления своих стран в НАТО и расширения границ альянса вплоть до Буга, Восточных Карпат и венгерской равнины.

Я не разделяю такой концепции. Из заявлений многих западных политиков, включая генерального секретаря НАТО Манфреда Вернера, следует, что и они сомневаются в том, что перенос границ альянса в восточном направлении действительно повысит безопасность континента. Такая акция оставит за пределами НАТО страны, возникшие в результате распада Советского Союза, включая Россию. Как поведут себя в этой ситуации балтийские республики? А Украина и Белоруссия? Они могут почувствовать себя исключенными из важной системы коллективной безопасности и гораздо более уязвимыми перед лицом давления со стороны тех, кто будет пытаться восстановить их зависимость от России.

Как вы думаете, какую реакцию вызовет в самой России приближение НАТО к ее границам?

Очевидно, что в этой стране, которая не утратила атрибутов великой державы, возобладает ощущение изоляции и униженности. Таким образом, расширение НАТО будет способствовать усилению антидемократических группировок и, не исключено, победе националистических сил, тоскующих по Российской империи, а они уже сейчас представляют серьезную угрозу для команды президента Бориса Ельцина.

Эстония, Латвия и Литва почувствуют себя брошенными на произвол судьбы, как это было в 1940-м; в Белоруссии наверняка сойдут на нет те силы, пытающиеся сегодня укрепить суверенитет, а Украина, крупнейшая страна Восточной Европы, окажется наедине с труднейшими политическими, военными и экономическими головоломками, которые могут вылиться в открытый конфликт. Очень трудно предвидеть размах и силу конфликтов и брожений, которые будут порождены этими процессами в России и остальных странах Восточной Европы, но одно можно сказать наверняка – они возникнут.

Войцех Ярузельский,

бывший президент Польши.

«ПАИС», Мадрид

Глава 4

Его оставили в покое на целых два дня. Поселили в большой комнате со всеми возможными удобствами, хорошо кормили и даже приносили книги на русском языке, которые он просил.

На третью ночь его разбудил сам Кэвин Риггс.

– Простите, вы не могли бы сейчас поговорить с нами?

– Да, момент. – Дронго поднялся с постели, надевая рубашку.

Они отправились в знакомую комнату в конце коридора. На этот раз в глаза бросилось обилие аппаратуры и два оператора в белых халатах, сидевшие за столом справа.

– Как вы отдыхали эти дни? – поинтересовался Олвинг.

– Неплохо, если не считать вынужденного заточения, – усмехнулся Дронго.

– Садитесь сюда, – показал Олвинг на кресло.

– Это камера пыток? – уточнил Дронго, усаживаясь.

Олвинг улыбнулся, показывая свои маленькие зубы.

«Он похож на хорька, – подумал Дронго, – почему-то вызывает чувство брезгливости, а не умиления».

– Вы сами предлагали нам проверку на «детекторе лжи». Мы хотим проверить, насколько вы точны в своих словах.

– А если я вас обманываю?

– Тогда мы передадим вас судебным властям, – пожал плечами Олвинг.

– Одевайте ваши наручники, – протянул руки Дронго.

Приборы устанавливали довольно долго.

– Задумайте пожалуйста цифру, – попросил техник, – и громко посчитайте до десяти.

Он добросовестно выполнил задание.

– Семь, – уверенно назвал оператор.

– Верно, – кивнул Дронго.

– Тогда приступим. – Олвинг придвинул стул ближе к столу. Риггс достал свою трубку, усаживаясь рядом.

– Ваше настоящее имя?

– Вы его знаете, – медленно ответил Дронго.

– Отвечайте на мои вопросы.

Он назвал, заметив, как операторы кивнули головой Олвингу.

– Ваше воинское звание?

– У меня его нет.

– Вы работаете на КГБ?

– Сейчас да, раньше нет.

– Отвечайте короче.

– Не всегда.

– Зачем вы приехали в Бельгию?

– Подготовить и провести операцию с Жозефом Кароном.

– Вы знаете Эдит Либерман?

– По-моему, да.

– Вы встречались с ней в Деделебене?

– Да, только там.

– До этого вы не были знакомы?

– Нет.

– Вы знали Марию Грот?

– Да.

– Вас послали вместе на задание?

– Да.

– Она вас подстраховывала?

– Да.

– Могла она ликвидировать вас в случае провала?

– Разумеется.

– Теперь рассказывайте подробнее обстоятельства вашей встречи с Марией Грот.

– У вас такой абсолютный детектор, – удивился Дронго, – по-моему, эта техника работает на односложных вопросах и ответах.

– Нет, – Риггс положил трубку на стол, – наша техника куда более совершенна.

– Хорошо, собственно, рассказывать нечего. После провала в Париже Мария Грот приехала на встречу со мной в Брюссель. Приехала в подавленном настроении ввиду своих неудачных действий во французской столице. Я пытался ее успокоить, но она была почти невменяема.

– Сильный эмоциональный фон, – негромко заметил один из операторов.

– Она угрожала мне оружием. Хотя нет, просто наставила его на меня. Затем мы выехали в пригород Брюсселя и там… В общем, там она погибла. Труп оставлен в том самом месте, где я сказал. Кстати, вы нашли его?

– Здесь мы задаем вопросы, – недовольно заметил Олвинг.

– Знаете, Олвинг, мне могут надоесть ваши хамские манеры, – парировал Дронго. – Не считайте меня военнопленным.

– Хорошо, – примирительно проговорил англичанин, – не будем спорить. Мы нашли ее тело там, где вы нам указали.

37
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru