Пользовательский поиск

Книга В ожидании апокалипсиса. Содержание - РАЗГОВОРЫ О БУДУЩЕМ

Кол-во голосов: 0

– Я знаю тебя уже два дня, даже три.

– Этого достаточно для твоих откровений?

– Достаточно, чтобы понять твой характер.

Она села ему на колени, с интересом разглядывая выражение его лица.

– Что ты знаешь о моем характере? – тихо спросила Лона.

– Почти ничего. Но он мне нравится.

– Ты все-таки неисправимый маньяк, – засмеялась женщина. – Тебя нужно изолировать от общества.

Она наклонилась к нему, и Дронго чувствовал аромат шампуня от ее распущенных волос.

– Я заявлю в полицию, – прошептала Лона и почти неслышно добавила: – Я, кажется, люблю вас, мистер русский шпион.

«Кажется, я тоже», – подумал Дронго.

В этот момент на другом конце города, в Бруклине, недалеко от дома на Парк-авеню, полицейские обнаружили труп неизвестного. Спустя три часа полиции удалось установить, что убитый был эмигрантом из бывшего Советского Союза по фамилии Любарский. Его застрелили в ста метрах от дома. Оружие идентифицировать не удалось.

РАЗГОВОРЫ О БУДУЩЕМ

Магнитофонная запись в управлении военной разведки.

Документ особой важности.

Не прослушивать никогда.

Доступ запрещен всем категориям лиц.

Вскрыть лично начальнику управления

Дмитрий Алексеевич: – Третья мировая война была проиграна нами из-за технического несовершенства, из-за отсталости нашей экономики. Названная «холодной», она тем не менее привела к полному разгрому стран Восточного блока. В Европе мы отброшены к границам России, существовавшим в средние века. Главное – понять, что наша система не меняет геополитических устремлений великих стран. Кайзеровская Германия и Австро-Венгерская империя не так уж отличались от царской России или Британской империи во время первой мировой войны.

Важны были только национальные интересы и устремления в сфере геополитики. Именно поэтому возглавившие две мировые системы супердержавы к началу пятидесятых начали борьбу за влияние во всем мире. Мы проиграли. Но, едва уступив, начали подготовку к четвертой мировой войне. Сегодня уже ясно – это будет война вычислительных машин, электронных разумов, дополненных человеческим мозгами. Если хотите, своеобразная «компьютерная война».

Дронго: – Вы считаете, что у вас есть шанс победить в этой войне? При сегодняшней разрухе в России? При таком отставании?

Дмитрий Алексеевич: – Разумеется, нет. Японцы разрабатывают уже новые, весьма перспективные направления. Они и американцы начали проектирование следующего поколения супермощных ЭВМ. Мы ни за что не сможем их догнать. Для этого нам потребуется как минимум двадцать лет. А за это время наши соперники уйдут еще дальше. Мы не так наивны, как вы думаете. Наши ученые сумели разработать лучшие мировые программы компьютерных вирусов. Это действительно самые выдающиеся новинки и последние достижения в этой области знаний. Часть вирусов имеет сложный мутагенный характер. Они могут видоизменяться, и их практически невозможно обнаружить. В какой-то момент они могут разом вывести из строя тысячи и десятки тысяч компьютеров. Вся информация, заложенная в такой компьютер, стирается. Вы представляете, что может произойти в таком случае?

Дронго: – Но это еще не победа в войне.

Дмитрий Алексеевич: – Согласен. Хотя и это уже удар страшной силы. И тут начинают действовать наши люди. Но не дешевые агенты, перебежчики или завербованные чиновники различных ведомств. А настоящие профессионалы. Такие, как Альфред Греве, профессионал, заброшенный в Германию двадцать лет назад. О характере его деятельности вам знать необязательно. Достаточно того, что вы слышите его имя. Это один из наших лучших «консервантов». Мы сумели закрепить его в Германии еще в начале семидесятых. У него абсолютное алиби. Он практически ничего не делал за эти двадцать лет. Мы бережем его для особых случаев. Для выполнения очень важного задания в начале новой войны, например.

Остается только удивляться его долготерпению и профессионализму. Вы встретитесь с ним и обсудите некоторые детали предстоящей операции. Обо всем знать вы, конечно, не будете. Это невозможно, да и не нужно. Ваша задача, как я уже говорил, попасть к англичанам или на худой конец к французам, а через них выйти на Стивена Харлета. Это единственный человек, который должен вас интересовать.

Дронго: – Вы давно проверяли надежность Альфреда Греве?

Дмитрий Алексеевич: – Два месяца назад. Повторяю, он абсолютно надежен, и это как раз один из тех, с помощью кого вы выйдете на Харлета.

Глава 8

Вернувшись утром в отель, Дронго позвонил Эльдару.

– Ты спрашивал меня вчера?

– Да, но тебя не было. Догадываюсь, где ты был, – захихикал приятель, – хотя звонил я очень поздно, в одиннадцатом часу вечера.

– Мне просто нравится гулять по Нью-Йорку.

– Одному? Поздно ночью? – расхохотался Эльдар. – Ладно, ладно. В семь часов вечера я подъеду к отелю.

– Оставишь автомобиль в гараже отеля, – предложил Дронго. – Рядом на Сорок восьмой улице есть неплохой ресторан. По-моему, дом 303, Вест.

– Слушай, – изумился друг, – откуда ты так хорошо знаешь Нью-Йорк?

– Просто мне раньше очень нравился этот город.

– А теперь не нравится?

– Гораздо меньше. С годами мне вообще разонравилось путешествовать.

– Мне тоже, старик.

– Кстати, я старше тебя на два месяца.

– Иногда просто поражаюсь твоей памяти, – засмеялся Эльдар.

– Спасибо. Значит, жду тебя вечером.

Он положил трубку и, подумав немного, поднял ее снова.

– Мне нужен код Лондона, – попросил Дронго.

Потом он набрал номер, взглянув на часы. В Лондоне сейчас уже середина рабочего дня. Ему повезло. Хотя это определение в данном случае подходило менее всего. На другом конце отозвался женский голос:

– Вас слушают.

– Добрый день, мне нужен мистер Бетельман.

– Простите, кто его спрашивает?

– Передайте, пожалуйста, это Андрэ Фридман.

Его соединили быстро, слишком быстро. Видимо, они ждали его звонка.

– Бетельман слушает.

– Добрый день, мистер Бетельман. Вам, наверное, передали мое предложение. Я хотел бы встретиться с вами.

– Да, брат говорил мне о вашей просьбе. Но я очень занят и не знаю, смогу ли встретиться с вами. Тем более лететь в Ирландию.

«Очень неубедительно», – подумал Дронго, а вслух сказал:

– Мне кажется, нам есть о чем поговорить.

– Не знаю. Я еще не решил для себя.

– Во всяком случае, буду в Шэнноне в девять часов вечера по местному времени. Я вылетаю завтра. Брат, наверное, сообщил вам номер моего рейса.

Это была проверка. Заинтересуется ли английская контрразведка его предложением или нет?

– У меня он где-то записан, – безразличным голосом ответил Бетельман. – Да, я нашел номер вашего рейса. Но, повторяю, я еще ничего конкретно не решил.

– Как угодно. Вам решать, мистер Бетельман.

Дронго положил трубку. Значит, они уже приняли решение.

Выходя из отеля и спускаясь по эскалатору в вестибюль, он столкнулся с каким-то пожилым человеком.

– Извините меня, – по привычке произнес он.

Незнакомец негромко отозвался.

– Ничего, мистер Фридман.

Только многолетний опыт работы и ставшие уже автоматическими навыки профессионала не позволили ему выдать своего волнения.

Внимательным взглядом он «сфотографировал» незнакомца. Этого типа он определенно где-то видел. Быстро заработала память. Точно. Это был связной, приезжавший за ним в его родной город.

– По-моему, вам нравится ездить за мной, – негромко заметил Дронго.

– Вы меня узнали, – обрадовался незнакомец. – Очень хорошо. Давайте поедем куда-нибудь.

Через пятнадцать минут они прогуливались на Мэдисон-авеню, поднимаясь наверх по Манхэттену.

– Зачем вы приехали? – недовольно спросил Дронго. – Или мне опять нужно к Дмитрию Алексеевичу?

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru