Пользовательский поиск

Книга Связной из Багдада. Страница 29

Кол-во голосов: 0

– Фу, как грубо! – возмутилась она. – Мужчины, вы меня не будете защищать? – Она больше обращалась к Дронго, чем к Мурашкину.

Но следователь молчал, а Дронго развел руками.

– Увы, в мире больше не осталось мужчин, – загробным голосом констатировала хозяйка. – Какое разочарование!..

– Рассказывай! – Коробов надвинулся на нее, как скала.

Женщина отпрянула и едва не перевернулась на своем стуле.

– Почему он тебе позвонил? – требовательно спросил Коробов.

Лола встала со стула, сделала шаг назад.

– Я не помню, – упрямо повторила она, и снова стало ясно, что она лжет.

– Значит так, – разозлился Коробов, – у меня нет времени на разговоры с тобой. Если сейчас же не вспомнишь, я вызову сюда патрульную машину и тебя арестуют на тридцать суток. Посадят в тюрьму с проститутками и ворами. А через тридцать дней по тебе будут ползать вши, а не твой Гуччи…

– Что я вам сделала? – закричала женщина. – Что вы от меня хотите?

– Твой друг убит, – коротко сообщил Коробов. – И я хочу знать, о чем вы говорили. Только быстро. Вспоминай: о чем?

– Убит? – Лола сделала еще один шаг назад. Что-то упало со стола, когда она беспомощно дернула рукой. – Убит? – переспросила изумленно.

– Повторяю последний раз – о чем вы говорили?

– Вы все врете! – крикнула она. – Не может этого быть!

– У нас есть его фотографии? – обратился Коробов к Мурашкину, применив обычный прием следователей, когда свидетелю нужно устроить шок.

Мурашкин вытащил несколько фотографий, бросил их на столик. На них был запечатлен убитый Аркадий Сургутский во всех позах.

– Уберите, – прошептала Лола, – уберите быстрее! Это не я… я не хотела… это все Алик… Это он. Это он все устроил. Уберите эти фотографии…

– Кто такой Алик? – спросил Коробов. – Только очень быстро. У меня нет времени.

– Алик Тифлисский, – пробормотала женщина сквозь слезы. – Господи, я так и думала, что все этим кончится. Аркаша позвонил мне и так кричал! Говорил, что я связалась с негодяями. И еще ругал этого англичанина. Говорил, что они его подставили, подвели его отца. Я ничего не могла понять. Он все время ругался…

Коробов посмотрел на Дронго. Самое главное они узнали.

– Какого англичанина? – тут же уточнил Дронго.

– Этот Десмонд чертов, – пробормотала Лола. – Это я, я их всех познакомила. Думала, он мужик нормальный. А его, оказывается, женщины вообще не волнуют. Видела я его жену, ночью приснится – от страха помрешь. И дети на нее похожи. Представляете?

– Вы познакомили Десмонда Абрахамса, Алика Тифлисского и Аркадия Сургутского, – повторил Дронго, – все правильно?

– Да. Только я ничего не знала.

– Где живет ваш Алик? Как его фамилия?

– У меня есть его телефон. Фамилия, кажется, Мебуришвили. Но только не говорите, что это я его дала. Только не выдавайте меня.

– Телефон! – рявкнул Коробов, и она пробормотала номер телефона.

– Поедем, – предложил Коробов эксперту, – нас уже ждут в посольстве. А здесь останется Мурашкин, он свое дело знает.

Дронго подошел к женщине.

– На вашем месте я сменил бы квартиру, – посоветовал он, – и не заводил бы таких связей.

– Это он купил мне квартиру, – вытерла она слезы. – Куда я поеду? Обратно в Гомель?

Дронго понимающе кивнул и вышел, не сказав больше ни слова. Пока они ждали лифт, к ним бесшумно подошел Пьеро.

– Вы действительно разбираетесь в моде или издевались над ней? – поинтересовался Коробов у Дронго.

– Насчет моды не знаю, но в некоторых вещах действительно разбираюсь.

Коробов нахмурился.

– Видели ее квартиру? На содержании у бандита можно себе позволить так жить. А скромная молодая девушка будет всю жизнь работать, но так и не купит ни такой квартиры, ни такой кухонной мебели. Я не думаю, что все это правильно.

Они спустились вниз, сели в автомобиль.

– К британскому посольству, – приказал Коробов. А когда они отъехали, обернулся с переднего сиденья к Дронго.

– Вы знаете, о чем я подумал? Что истоки нашей коррупции вот в этой квартире. Когда молодые люди – юноши и девушки – видят, как живет и одевается эта проститутка, которую взял на содержание какой-то толстосум или бандит, каждый начинает размышлять: «А почему я должен работать всю жизнь и остаться нищим?» И делает вывод, что в жизни надо устраиваться как можно лучше. И мы, взрослые люди, выглядим дураками, когда к нам приходят наши дети. Все наши идеалы они находят глупыми и надуманными, когда они читают, что Абрамович купил очередную яхту или замок. Поэтому и милиционеры у нас такие продажные, да и в нашем ведомстве всякого дерьма хватает. Обидно. Раньше такого не было. Я не жалуюсь, просто размышляю. Как им быть честными, если они все это видят?..

Пьеро смотрел в окно, его, казалось, не волновала эта тема. Водитель тоже молчал.

– Во все времена было искушение золотом, – заметил Дронго.

– Наши времена самые поганые, – хмуро отозвался Коробов. – Вы думаете, эти контейнеры вывезли просто так? Нет, сначала кто-то, сидящий в Москве, выдал тайну их нахождения, потом террористам купили паспорта, чтобы спокойно проехать в Павлодар. Затем этот груз перевезли через нашу границу. Представляете, переправили через государственную границу, и никто ничего не заметил?! Разве такое могло быть раньше? И я вам скажу, что наверняка заметили, только взяли деньги и пропустили. Наши же пограничники. Будут еще они по бочкам разным лазить!

А потом лабораторию нашли. Ну хорошо, этот профессор честным оказался, даже инфаркт получил; он своему ученику звонил. Но все остальные? Его сын, который был связан с такой, как эта Лола, или другой ее друг-бандит? А теперь содержимое контейнеров доставили в Москву. Может, в эту минуту они уже запускают бомбу. Может, успели все переработать на каком-нибудь московском заводе или в другой лаборатории. Им же любую установку продадут, лишь бы заплатили. А может, уже завтра нашего города не будет. И все эти Лолы, Алики, Аркаши погибнут от радиационного облучения. Или так и должно быть? – вдруг с ненавистью спросил он.

– А миллионы обычных людей? – отозвался Дронго. – А семья вашей дочери? И все остальные, нормальные люди, которых большинство?..

– Если большинство мирится с таким беспределом, – задумчиво проговорил Коробов, – может, это и будет Страшный суд. Как вы считаете? Может, мы должны пройти через такое очищение?

Водитель изумленно глянул на сидящего рядом с ним полковника. Он никогда не слышал от Коробова таких размышлений. Пьеро хранил молчание, никак не выказывая своего отношения к разговору.

– У меня, наверное, приступ меланхолии, – вдруг пожаловался Коробов. – В последнее время чувствую себя неважно. Как будто воюешь с ветряными мельницами. И эти проклятые контейнеры всех нас уже достали. Мы третьи сутки не спим. По всему городу проверяем уровень радиации. Ждем, когда эта бомба сработает. Но не обязательно, что будет какой-то взрыв. Они просто оставят где-нибудь эти контейнеры и откроют их. А тысячи людей рядом и вокруг начнут умирать. И никто не сможет их защитить. – Он достал телефон, набрал номер и коротко приказал: – Немедленно свяжитесь с уголовным розыском. Алик Мебуришвили, или Алик Тифлисский. Пусть начнут его поиски. Он нам срочно нужен. Все понятно? Что? Звонили из Новосибирска? Да, я все понял. Хорошо. Да, передам. – Коробов отключил аппарат и снова обернулся к Дронго. – Нашли грузовой самолет, на котором контейнеры вывезли в Москву. Теперь уже точно известно, что они прилетели в аэропорт Домодедово. Вот так.

Дронго увидел, что Пьеро, ощутимо вздрогнув, повернул к ним голову. И почти сразу почувствовал, что ему трудно проглотить слюну, неизвестно откуда появившуюся во рту. Словно действие оглушающей радиации уже началось.

29
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru