Пользовательский поиск

Книга Связной из Багдада. Содержание - Глава 15

Кол-во голосов: 0

Глава 15

В салоне автомобиля всем четверым вдруг стало трудно дышать. Коробов в очередной раз обернулся к Дронго.

– Это как раз то, что я говорил. Нашелся какой-то снабженец или дежурный, который закрыл глаза на два неустановленных контейнера. И груз спокойно прилетел в Москву. Сейчас и в Домодедове, и в Новосибирском аэропорту идут проверки. Да что там говорить!..

У нас уже десять лет идет война, а в аэропортах по-прежнему полный хаос. Вы помните, что два последних взорвавшихся самолета вылетели из Домодедова, потому что сначала какой-то армянин продал женщинам-смертницам спекулятивные билеты, а затем другой мерзавец, уже наш, пропустил их в самолеты без досмотра. В результате два взорванных лайнера и девяносто погибших.

– Я помню эту трагедию, – печально отозвался Дронго, – только там все было немного по-другому. Мне вообще кажется, что нам нужно более внимательно присмотреться к собственной истории. Вы знаете судьбу этого армянина? Я вам расскажу. Он подавал очень неплохие надежды как певец, его заметил даже Зураб Соткилава. А потом началось армяно-азербайджанское противостояние в Нагорном Карабахе. Этот армянин попал на войну и получил тяжелое ранение в грудь. С карьерой певца ему пришлось расстаться. Чтобы прокормить семью, он начал спекулировать билетами в аэропорту и вот продал их двум женщинам, даже не подумав о том, что они могут пронести на борт взрывчатку. Я его не оправдываю, но согласитесь, что это очень поучительная и страшная история. Если бы мы тогда все остановили, если бы в восемьдесят восьмом объяснили людям, к чему приведет противостояние двух соседних народов, может, кто-то бы и образумился. Ведь именно тогда начался неуправляемый распад великой страны и то общее безумие, которое потом охватило все народы.

– Всегда легко объяснить причины чужих заблуждений, – вздохнул Коробов. – А что мы скажем миллионам людей, если эта «грязная бомба» сработает в Москве? Как мы им объясним, что кто-то получил ранение, у кого-то проблемы с властью, кто-то не сумел устроиться в жизни – и теперь все остальные должны за это платить?

– А если усложнить? – не согласился Дронго. – Если в рядах террористов молодая женщина, у которой убили мужа, мать, потерявшая детей, или сестра, не дождавшаяся брата после очередной «зачистки»? Я никогда не смогу оправдать ни одного террориста. Никогда и ни при каких обстоятельствах. Любое убийство аморально по своей сути, а убийство беззащитных людей, к тому же ни в чем не виноватых, аморально вдвойне. Но я пытаюсь понять страшную логику этих людей, которые берут пояса, начиненные взрывчаткой, и идут умирать. Иногда я читаю глупые высказывания журналистов, что, отправляя на такие задания, женщин накачивают наркотиками, гипнотизируют, зомбируют… Ничего подобного! Они осознанно идут умирать, их невозможно остановить. Останавливать нужно не этих несчастных, им уже ничего не страшно. Останавливать нужно тех, кто им платит. Кто платит за кровь, за смерть, за каждого убитого. И кто наживается на этой войне. Или вы не знаете, кто из российских олигархов давал деньги на войну? Не знаете, кто ввел практику «выкупа» заложников, кому выгодна вся эта нестабильность в стране и на Северном Кавказе? Про зарубежных «спонсоров» я уж не говорю, там все ясно. Чем слабее Россия, тем лучше. У каждого свои геополитические интересы. Так было, и так будет всегда.

Автомобиль мягко затормозил, и Дронго с Коробовым вышли из салона. Пьеро впервые остался сидеть на своем месте.

– В посольстве мне появляться не обязательно, – объяснил он. – Им может не понравиться такая «шумная» компания.

Дронго улыбнулся. Иногда у Пьеро просыпалось чувство юмора.

Им пришлось пройти долгую процедуру проверки, прежде чем их впустили в здание посольства. Дежурный офицер внимательно изучил их паспорта. Затем приехавших проводили в небольшую гостиную, где их уже ждал генерал Решетилов.

– Вы слышали? – сразу же поинтересовался Юрий Васильевич. – У меня новости из Новосибирска. Михалев сумел найти самолет, на котором вывезли оба контейнера. Сейчас в обоих аэропортах работают специалисты. Они считают, что две бомбы изготовить наверняка не получится, но на один ядерный заряд малой мощности похищенного топлива может хватить. А этого достаточно, чтобы уничтожить половину нашего города. Пойдемте, посол уже нас ждет.

Они прошли в другую комнату, где их встретил посол Ее Величества вместе с переводчиком и военным атташе, вызванным для беседы с генералом Решетиловым. Мужчины уселись в кресла, переводчик, женщина лет тридцати пяти, устроилась рядом с послом, который неплохо понимал русский язык, но решил, что для такой ответственной встречи лучше воспользоваться услугами профессионала.

Решетилов коротко изложил суть проблемы. Он старался ничего не скрывать и рассказал обо всем. Как в хранилище на северо-востоке Казахстана проникли чужие, как похитили бочки, как перевезли их в Новосибирск, перегрузили в другие контейнеры и вывезли в Москву. Во время его рассказа лицо посла ничего не выражало. Но было ясно, что все это его чрезвычайно взволновало. Он даже не мог себе представить всю опасность того, что может произойти. Наконец Решетилов сообщил, что в ходе долгой проверки им удалось выйти на человека, который, возможно, является пособником террористов. И этот человек – сотрудник британского посольства Десмонд Абрахамс.

– Мы хотели бы его допросить, – прямо заявил он и выждал, когда переводчица донесет его слова до посла и его военного атташе.

Когда она наконец закончила говорить, посол мрачно покачал головой, сразу давая отрицательный ответ.

– Вы не можете его допросить, господа. Не забывайте, что он дипломат и находится под защитой своего статуса. И пока мы не дадим согласие на его экстрадицию, он не может быть ни арестован, ни подвергнут допросу. Надеюсь, вы соблюдаете законы собственной страны…

– Господин посол, – очень невежливо перебил его Решетилов, – мне кажется, вы не поняли, о чем и о ком идет речь. Если мы правы, то эта «бомба» может уничтожить все живое в радиусе нескольких миль. Или этого вам недостаточно?

Посол повернулся к военному атташе, и они о чем-то тихо переговорили. Гости терпеливо ждали.

– Послушайте, господин посол, – не выдержал наконец Дронго, – никто не собирается арестовывать вашего сотрудника или немедленно его изгонять, объявляя персоной нон грата. Но мы должны с ним поговорить, чтобы понять, как могла возникнуть такая ситуация. И у нас нет времени на дипломатический этикет. Вы просто обязаны помочь нам встретиться с вашим дипломатом.

Он говорил по-английски, и посол понимал его без переводчика. Когда Дронго закончил, посол еще раз глянул на военного атташе и приказал привести Абрахамса в гостиную. В наступившей тишине было слышно лишь прерывистое дыхание остальных мужчин.

– Вы послали сообщение в МАГАТЭ? – поинтересовался посол.

– Обязательно пошлем, – пообещал Решетилов, – но сначала мы должны знать, где находятся эти контейнеры. И почему ваш сотрудник помогал им.

– Это еще не доказано, – возразил посол.

– У нас нет времени на формальности, – признался Решетилов. – Возможно, мы вообще уже опоздали. Но пока у нас есть шанс все остановить, мы пытаемся его использовать.

Через несколько минут военный атташе снова появился в гостиной. Он вошел в сопровождении мужчины средних лет, одетого в штатское. Самое удивительное, что дипломат Абрахамс оказался темнокожим. Его предки, очевидно, были выходцами из какой-нибудь английской колонии, и он совсем не походил на тех спесивых и хладнокровных англичан, ярким представителем которых был сам посол. Войдя в комнату, Абрахамс сделал несколько шагов по направлению к послу и замер в ожидании его распоряжений.

Военный атташе вернулся на свое место. Решетилов смотрел на стоящего перед ним дипломата, и было заметно, что он волнуется. Коробов нервничал не меньше. Когда Абрахамс вошел, посол поднялся. Следом за ним поднялись и все остальные.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru