Пользовательский поиск

Книга Связной из Багдада. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

– Тогда вчетвером, – решил Коробов, – и давайте побыстрее. А я позвоню Решетилову.

В тот момент он и предположить не мог, какие последствия вызовет его звонок. Узнав о британском дипломате, генерал Решетилов тут же сообщит об этом директору ФСБ. Через несколько минут эту новость узнает секретарь Совета безопасности. Еще через пять минут – руководитель Администрации Президента. А еще через пятнадцать минут доложат и самому Президенту о том, что среди тех, кто помогал группе международных террористов, готовящих невиданный по размаху террористический акт, оказался британский дипломат. И так скандал, набирая обороты, будет нарастать с каждой минутой. Президент решил позвонить британскому премьеру, но только после того, как генерал Решетилов и сопровождающие его люди поговорят с послом Ее Величества и самим дипломатом, которому звонил Аркадий Сургутский.

И еще до того, как группа Коробова отправилась к Лоле, генерал Решетилов получил разрешение на встречу с британским послом.

Глава 14

Автомобиль резко затормозил, и водитель неслышно выругался. Перед ними так же резко затормозил черный «Мерседес», очевидно, принадлежавший кому-то из жильцов дома.

– Быстрее, – приказал Коробов, – второй подъезд.

Они подошли к дежурному охраннику, и Коробов предъявил свое удостоверение.

– Мне сказали, что будут из прокуратуры, а вы из ФСБ, – недоуменно сказал молодой охранник.

«С такими бицепсами иметь мозги совсем необязательно», – подумал Дронго, глядя на лицо, лишенное всякого интеллекта.

– Это я из прокуратуры, – показал свои документы Мурашкин, – а они со мной.

– Вы можете пройти, – разрешил охранник, – а остальные пусть подождут на улице.

– Парень, – разозлился Коробов, – ты не понял. Перед тобой полковник ФСБ, а это следователь прокуратуры и двое наших экспертов. Если ты сейчас же нас не пропустишь, ты помешаешь нам в поисках опасных террористов. Тебе нужны проблемы?

– Какие проблемы? – удивился молодой человек. – Мне приказали пропустить только сотрудника прокуратуры.

– А я тебе приказываю пропустить всех остальных, – жестко отрезал Коробов. – Или позвони своему начальству и объясни, что ты остановил полковника ФСБ. Ты совсем не хочешь соображать?

– Проходите, – пожал плечами охранник. – Зачем ругаться? Сказали бы мне, что у вас важное дело.

– Идиот, – неслышно пробормотал Коробов.

В кабину лифта они вошли вчетвером. Дронго обратил внимание на выражение лица Пьеро. Оно было таким безмятежным, словно он поднимался на вечеринку. И будто не было изнурительных перелетов из столицы Италии в Казахстан через Турцию, из Сибири – в Москву.

Поднявшись на нужный этаж, они позвонили в квартиру. Очевидно, охранник успел предупредить Кочурину о появлении у нее четырех гостей. Потому что, не открывая дверь, она спросила:

– Почему вас так много?

– Со мной сотрудники ФСБ, – пояснил Мурашкин. – Они тоже хотят с вами поговорить.

– И я должна всех вас впустить к себе домой? – удивилась Кочурина. – Даже и не думайте. Пусть один останется, а остальные уйдут. Я живу одна и боюсь, когда ко мне стучится сразу столько мужчин.

– Вот сука! – негромко высказался Коробов. – А по очереди можно? – разозлился он. – Открывайте дверь, Кочурина, и хватит над нами издеваться. У нас к вам несколько вопросов, и как только мы получим на них ответы, то сразу уйдем.

Она не заставила себя долго упрашивать и открыла дверь. Пьеро тактично отошел в сторону, и трое мужчин вошли в квартиру.

– Проходите на кухню! – крикнула хозяйка. – Я сейчас!

– Обращается как с прислугой, – пробормотал Коробов.

Он и Дронго заняли все пространство коридора. Но кухня неожиданно оказалась большой. Вернее, это была кухня-столовая метров на тридцать. Дожидаясь хозяйки, мужчины разместились на стульях перед стойкой.

Лола появилась в эффектном коротком белом платье и в белых туфлях. Дронго оценил ее наряд, густые белокурые волосы, пухлые губки. И абсолютно пустые глаза. Ей было лет двадцать пять или чуть больше. Похоже, эта девица зарабатывала очень даже неплохо, коли смогла в этом возрасте уже иметь такую роскошную квартиру.

– Добрый вечер, – улыбнулась Кочурина, оценивающе оглядев всех троих мужчин. Коробов ей не понравился – слишком вульгарен и груб, Мурашкина она вообще не удостоила вниманием. А вот на Дронго задержала взгляд. И вдруг удивленно спросила:

– У вас костюм от Эрменджильо Зенья? Надо же, как хорошо стали зарабатывать следователи прокуратуры!

– Я не из прокуратуры, – объяснил Дронго, – я всего лишь эксперт. А вы надели платье от Вивьен Вествуд. Верно?

– Браво! – Лола захлопала в ладоши. – Может, еще скажете и какая у меня обувь?

Коробов и Мурашкин переглянулись. Такого начала разговора они не ожидали.

Дронго поднялся, подошел к хозяйке квартиры, посмотрел на ее белые туфли с высокими каблуками, с удлиненными носами и задумался. Она высунула язычок, наблюдая за ним.

– Гуччи, – улыбнулся Дронго, – очень хорошая обувь. – Он не стал добавлять, что это прошлогодняя модель и теперь ее цена упала ровно наполовину.

– Как интересно! – Она взглянула на его обувь. – У вас тоже хорошие туфли, но вы их где-то испортили. Будто лазили по болотам.

– Если бы вы знали, как вы правы! – улыбнулся Дронго. – К большому сожалению. Правда, я недавно их почистил, но боюсь, они испортились окончательно. Это «Балли». Я ношу обувь этой фирмы уже много лет.

– Впечатляет. – Лола села на высокий стул, высоко подняв при этом правую ногу. – Это вы хотели задать мне вопросы?

– Нет, – улыбнулся Дронго, – наш следователь из прокуратуры. – И он показал на Мурашкина, явно не произведшего на женщину никакого впечатления. На нем был неказистый коричневый костюм, из-под которого выглядывала розоватая рубашка и непонятный галстук буро-коричневого цвета.

– Мы хотели с вами поговорить, – осторожно начал Мурашкин, водружая на столик портативный микрофон. – У вас есть знакомый Аркадий Сургутский?

Он не сказал «был», и Дронго оценил его мастерство.

– Конечно, – удивилась Кочурина, – это мой старый и близкий друг. А почему вы о нем спрашиваете? С ним что-то случилось? Я ему два дня звоню, но у него отключен мобильный телефон.

– А домой позвонить не пробовали?

– Нет. Дома у него ревнивая жена, а многие женщины не понимают, что между мужчиной и женщиной могут существовать духовные отношения. – Она так и сказала, вызвав у Дронго усмешку, которую он сумел подавить.

– У вас с ним были только «духовные отношения»? – переспросил Мурашкин.

– У нас были нормальные приятельские отношения, – отрезала она. Здесь Лола чувствовала себя на своем поле, с которого ее нелегко было выбить.

– Он вам звонил несколько дней назад, – напомнил следователь. – Звонил несколько раз.

– Кажется, звонил, – улыбнулась она, – ну и что?

– Он позвонил вам в семь часов вечера, затем еще раз через час и еще через сорок минут. Вы помните, о чем с ним говорили?

– Господи, как я могу помнить, о чем я говорила с человеком несколько дней назад? А вы помните, о чем говорили с собственной женой три дня назад? Ну как можно задавать такие вопросы?!

– Если бы моя жена позвонила мне три раза подряд, я запомнил бы, – возразил Мурашкин. – Тем более что в третий раз вы проговорили целых двенадцать минут. И у нас есть предположение, что ваш собеседник был сильно взволнован.

– Может быть, – натянуто улыбнулась она, отводя глаза, – но я не помню…

В этот момент Коробову позвонил генерал Решетилов.

– Я получил разрешение на срочную встречу с послом Великобритании. Сейчас с ним договариваются сотрудники МИДа. Будьте у посольства Великобритании вместе с нашим экспертом через сорок минут. Вы все поняли?

– Так точно. – Коробов убрал телефон и решительно поднялся. Затем взял микрофон следователя и демонстративно его выключил. – Все, что ты рассказала, было очень интересно. А теперь быстро вспомни, почему он три раза тебе звонил. И без глупостей, Лола!

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru