Пользовательский поиск

Книга Связной из Багдада. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

– Вы думаете, там проводили опыты? – переспросил генерал.

– Конечно, – ответил Сургутский, – иначе в лаборатории не остался бы такой фон. Сейчас в погоне за деньгами готовы делать все, что угодно. Любые рискованные эксперименты, любые непроверенные опыты.

– Возможно. – Решетилов не хотел ничего объяснять. – Так кто же попросил вас об этом? Вы ведь сказали, что не знали этих иностранцев. Тогда почему вы позвонили Адабашеву?

– Меня попросили… – Сургутский отвернулся.

– Погодите, – уже более настойчивым голосом произнес генерал, – кто попросил? Мне нужно знать, кто вас попросил!

– Этого я вам не скажу. Это мое личное дело.

– Не личное, – повышая голос, заявил Решетилов, – совсем не личное. – Он посмотрел на второго больного. – Я не хочу вас пугать, профессор, но положение гораздо хуже, чем вы можете себе представить. И нам нужно немедленно знать имя человека, который просил вас позвонить Адабашеву.

– У вас свои обязательства, а у меня – свои, – отозвался Сургутский. – И я не собираюсь больше разговаривать с вами на эту тему. Достаточно и того, что я попал в больницу…

За дверью усилились голоса. Вероятно, к лечащему врачу прибыло подкрепление.

– Мы заберем вас отсюда, – принял решение генерал. – И тогда вы узнаете, почему мы так настаиваем.

– Я нетранспортабелен, – сообщил профессор. – Или вы хотите меня убить за мою ошибку?

– Подождите, – вмешался Дронго, дотронувшись до генерала, – не спешите. Я все понял. Не нужно так нервничать, Николай Федорович. Вы ведь попали в больницу недавно? А ваш бывший ученик болеет уже давно. Значит, инфаркт случился у вас не после разговора с ним, а после разговора… – Сургутский напрягся, сосед на всякий случай закрылся одеялом и отвернулся в другую сторону, Решетилов нахмурился. – После разговора с… вашим сыном, – выпалил Дронго, глядя на больного.

Тот дернулся.

– При чем тут Аркаша? Его обманули, он не виноват.

– Но вы же понимаете, что сделали что-то неправильно, – возразил Дронго. – Когда мы вошли, вы были уверены, что мы приехали из-за вашего сына. Он прилетел несколько дней назад, а вы сразу попали в больницу после разговора с ним. Это он попросил вас позвонить Адабашеву?

– Вы хотите, чтобы я сдал вам моего сына? – спросил профессор. – А я думал, что тридцать седьмой год больше никогда не повторится.

Решетилов вспыхнул и уже собирался что-то сказать, когда Дронго удержал его за руку.

– Не нервничайте, Юрий Васильевич. Профессор Сургутский даже не представляет себе, в какую жуткую историю его втянули.

– Представляю, – возразил Сургутский. – Они наверняка проводили эксперименты с изотопами. Или что-то в этом роде. Поэтому я и здесь, что очень хорошо все представляю.

– Где сейчас ваш сын? – строго спросил Дронго.

– Этого я вам не скажу. Он ни в чем не виноват. Его обманули, и он был вынужден… Он ничего не знал…

– Где он? – повторил вопрос Дронго.

– Не нужно, – вмешался Решетилов. – Мы его найдем.

Дверь наконец открылась, и в комнату вошли сразу несколько врачей.

– Что здесь происходит? – требовательно спросил один из них. – По какому праву вы врываетесь к тяжелобольным? Кто вы такие?

– Извините, – сказал Решетилов, – мы уже закончили.

– Он ни в чем не виноват, – попытался подняться Сургутский.

– Не сомневаюсь, – зло буркнул генерал, выходя из палаты.

– Он ничего не знал! – крикнул профессор.

– Вам нельзя нервничать, – подскочил к нему врач.

– Не беспокойтесь, – сказал на прощание Дронго, – никто его не обвиняет. Нам нужно только узнать, почему он просил вас об этом.

Профессору стало плохо, и врач укоризненно покачал головой.

– Вы его убьете! – крикнула медсестра, с ненавистью глядя на незваного гостя.

В коридоре Решетилов достал телефон.

– Срочно уточните домашний адрес сына Сургутского, – приказал он, – мне нужно знать, где он сейчас находится.

– Мы уже все проверили, – упавшим голосом ответил ему офицер.

– Дайте мне адрес, – потребовал генерал.

Офицер молчал.

– Ты меня слышишь? – теряя терпение, крикнул Решетилов.

– Два дня назад на даче обнаружили труп Аркадия Сургутского, – доложил офицер, – мы получили сообщение об этом только что. Прокуратура возбудила уголовное дело по факту убийства. Старику ничего не говорят, чтобы не волновать его, иначе он не выдержит.

Решетилов отключил аппарат и растерянно посмотрел на Дронго.

– Последняя ниточка оборвалась, – прохрипел он. – Его сына убили два дня назад.

И впервые за все время знакомства с генералом Дронго увидел в его глазах ничем не прикрытую ярость.

Глава 12

Нужно было отправиться домой и принять душ. Ему хотелось спать, сильно болела голова, сказывались невероятно долгие перелеты. Сначала короткий – из Рима в Стамбул, затем долгий – из Стамбула в Алма-Ату. Следом еще один перелет в Павлодар. Потом полеты на вертолетах, перелет в Новосибирск. И наконец, четырехчасовой перелет в Москву. Такое «путешествие» способно вымотать кого угодно. Дронго даже заснул в салоне автомобиля, пока они ехали в ФСБ, и открыл глаза только тогда, когда машина мягко затормозила у подъезда.

– Выходите, – устало бросил Решетилов. – Сегодня меня выгонят с работы, и я попрошусь к вам помощником. Возьмете?

– Помощником возьму, – честно ответил Дронго, вылезая следом за генералом из машины, – а вот руководителем не утвердил бы. Своим, во всяком случае.

Пьеро, выйдя из салона, встал рядом с автомобилем. Казалось, это бессловесное существо никогда не устает.

– Почему? – удивился генерал.

– У вас тяжелый характер. С вами трудно работать. Хотя как обычный сотрудник вы можете быть незаменимым. Ваша добросовестность и пунктуальность – очень ценные качества для помощника.

– Только помощника? – лязгнул зубами Решетилов. – Ну, спасибо и за это. А насчет моего характера я сам знаю. Только я не в бакалейной лавке работаю и не в парке культуры, чтобы всем улыбаться. У меня другие задачи.

– Понятно, – Дронго потрогал лицо, – мне нужно, чтобы сюда привезли мой чемодан. И покажите, где у вас туалет. Мне необходимо побриться и переодеться. Если бы я еще мог помыться, то это было бы абсолютно идеально.

– Туалет в конце коридора, – усмехнулся Решетилов. – Скажите, Дронго, вы всегда так держитесь или специально меня дразните?

– Вы о себе слишком высокого мнения, – улыбнулся Дронго. – Всегда. Я не меняюсь. Или даже так – не хочу меняться. Через десять минут я буду у вас. И не дергайтесь, генерал, еще не все потеряно. Как бы цинично это ни звучало, но у нас теперь наконец-то появилась реальная зацепка.

– Да что вы говорите? – изумился Решетилов. – Какая зацепка? Мы потеряли последнего свидетеля.

– Это с вашей точки зрения, – возразил Дронго. – Вы мыслите категориями контрразведчика: или вы обнаружили террориста, или он ушел. А у меня другой взгляд. Если бы мы так продолжали искать, то сын Сургутского мог бы указать на своего друга или знакомого, уехавшего в Пакистан. Или в Антарктиду. Но, думаю, нам никто не дал бы времени на командировку в Антарктиду. Поэтому, хотя, повторюсь, это звучит цинично, убив сына Сургутского, они невольно себя выдали. Теперь можно уверенно сказать, что вся операция готовилась с небывалым размахом. Посмотрите, какая цепочка. Сначала похищают контейнеры из заброшенного хранилища. Затем их нелегально перевозят через границу России. Параллельно в Новосибирске нашли место для смены контейнеров. И те, кто это сделал, очень хорошо знали об опасности от радиации. Но пошли на этот шаг, приказав всем заболевшим двинуться на юг, чтобы сбить нас с толку.

На Адабашева они вышли через его преподавателя. А профессора нашли каким-то образом через его сына. Представляете, какая сложная цепочка? Заранее подготовили новые контейнеры, заранее нашли самолет или вагон для транспортировки этого груза. Все просчитали. Но случился небольшой сбой. Мы должны были искать их на юге, а двинулись на север. Сначала все испортил Адабашев, так некстати появившийся в Москве. Затем профессор Сургутский, у которого состоялся нелегкий разговор с сыном. После него профессор попал в больницу с обширным инфарктом, а его сына через два дня нашли погибшим. Отсюда вывод, что кто-то из этой группы либо вся группа находятся в Москве. И стоило Аркадию Сургутскому попытаться что-то прояснить, как его убрали. Я думаю, мы вправе выстроить именно такую логическую цепь.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru