Пользовательский поиск

Книга Связной из Багдада. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

– Понимаете, что произошло, – Кенжетаев решил, что нужно сразу показать, кто здесь главный, – никто не мог даже подумать, что это хранилище, этот, если хотите, – могильник, принесет нам столько неприятностей. Теперь мы пытаемся вычислить, куда могли вывезти отходы. И судя по заболевшим, их транспортируют, не считаясь с жертвами…

Он опять выразительно посмотрел на своего коллегу, словно нуждался в его поддержке.

Тот согласно кивнул.

– Наши аналитики стараются разобраться в случившемся, – сообщил Решетилов. У него было широкое лицо, редкие рыжеватые волосы и большие мешки под глазами. Очевидно, он уже давно нормально не высыпался. – Судя по тому, как погибают исполнители, устроителей этого террористического акта совершенно не беспокоит, что он повлечет за собой многочисленные жертвы. И плюс к этому мы имеем Ахмеда Парвиза, несчастного ученого, получившего несколько ударов судьбы и поэтому возненавидевшего весь мир.

– Вы, очевидно, представляете два разных ведомства? – понял Дронго.

– Да, – ответил Решетилов, – я генерал Федеральной службы безопасности России, а мой коллега руководит местной контрразведкой. Мы решили, что будет правильно, если мы объединим наши усилия.

– Что говорят ваши аналитики? – поинтересовался Дронго. – Какие объекты могли выбрать террористы для нанесения удара?

Решетилов посмотрел на Бадырова, и тот, достав листок бумаги, положил его перед Дронго. В нем было только пять слов. Дронго невольно нахмурился, прочитав названия пяти городов:

«Москва, Вашингтон, Лондон, Рим, Тель-Авив».

Пять городов, в которых могут оказаться террористы. Пять городов. Он полез в карман и, достав свой список, положил его рядом. Бадыров и оба генерала, убедившись в их несомненном сходстве, удивленно переглянулись.

– Вы подготовили идентичный список? – произнес Кенжетаев. – Наверное, это хорошо. Хотя аналитики обеих спецслужб считают, что Нью-Йорк из него можно исключить. Сработает некий стереотип, по которому террористы не станут во второй раз наносить удар по одному и тому же месту. Хотя бы потому, что сейчас Нью-Йорк охраняется лучше других городов. Они полагают, что теперь атаке террористов подвергнется скорее всего Вашингтон. Если помните, одиннадцатого сентября Пентагон почти не пострадал, не считая одного его крыла, а в самом Вашингтоне не было никаких разрушений. Четвертый самолет, который должен был врезаться либо в Белый дом, либо в Капитолий, потерпел аварию в Пенсильвании.

– У вас есть предположения, куда могли вывезти груз? – поинтересовался Дронго.

Кенжетаев взглянул на Бадырова.

– Да, – кивнул тот, – мы работаем над этой проблемой уже почти две недели.

– И есть результаты?

– Есть, – ответил подполковник, – я привез все материалы. Покажу их вам в самолете. Мы вылетаем через полчаса.

– Опять вылетаем? – У Дронго испортилось настроение. – Сейчас половина третьего ночи. Куда на этот раз?

– В Павлодар, – сообщил Кенжетаев, – самолет нас уже ждет. Хранилище находилось на северо-востоке нашей республики.

– И, учитывая расстояния, мы должны лететь туда ночью, – покорно согласился Дронго.

– Вы не любите летать? – полюбопытствовал удивленный Решетилов.

– Обожаю, – буркнул Дронго, – просто мечтал стать летчиком. – И заметил, как улыбнулся Мукан Бадыров.

Глава 4

Перелеты на этом не закончились. В аэропорту Павлодара их ждали два вертолета, которые, как только они в них пересели, взяли курс на север к небольшому поселку Успенка примерно в семидесяти километрах от города. Дальше на север идут непроходимые болота, но именно в них и оказалось спрятано хранилище, о котором на многие годы забыли. В Успенке располагался взвод внутренних войск, который обеспечивал его охрану. На дежурство ежедневно выходило пять-шесть человек во главе с офицером и сержантом. Эти люди даже не знали, что конкретно они охраняют. Некоторые считали, что единственную атомную бомбу, оставшуюся в Казахстане. Другие полагали, что штаб объединенного командования среднеазиатских войск. Третьи всерьез уверяли, что здесь обнаружили базу НЛО. В общем, никто ничего толком не знал, хотя службу военные несли исправно. Но однажды к ним приехали проверяющие – генералы и офицеры. И разразился скандал. Всех офицеров, обеспечивающих дежурство, поснимали с их должностей, всех солдат арестовали. Проверяющих понаехало больше, чем в Успенке служило мужчин. Начались допросы. Учитывая, что отсюда до границы с Россией всего около сорока километров, никто не удивился, что среди приехавших было много российских офицеров и даже два генерала.

Когда же появились врачи, жители Успенки всерьез поверили, что на болотах нашли базу НЛО. Правда, говорили об этом шепотом, чтобы не раздражать понаехавших важных начальников. Поселок оцепили, никому не разрешили выезжать за его пределы, даже руководителю местной администрации.

Вертолеты приземлились недалеко от хранилища, далее они отправились на нескольких джипах. Уже подъезжая к объекту, Дронго обратил внимание на старый шлагбаум, выцветший от времени. Последние тридцать лет его явно не обновляли. Будка постовых почти развалилась. Кенжетаев, перехватив взгляд эксперта, отвернулся. Кто же мог подумать, что эти отходы надо тщательно охранять, в который раз мысленно оправдал его Дронго.

Они подъехали к самому хранилищу. Покосившаяся металлическая дверь на его поверхности даже не закрывалась до конца, оставляя широкие щели. Дронго, стараясь не смотреть на злое лицо казахстанского генерала, первым полез внутрь. За ним последовали остальные. По лестнице пришлось спускаться довольно долго – минут семь или восемь. В небольшой комнате перед другой дверью сидел дежурный офицер. Это был явно не тот офицер, который мог дежурить здесь до случившегося. Он был в новой форме, гладко выбрит и, совершенно очевидно, уже ждал гостей. Увидев Кенжетаева, привычно ему отрапортовал. Генерал отмахнулся, сейчас было не до этого.

– Пройдем дальше? – спросил он.

– Зачем? – пожал плечами Дронго. – Мне и так все понятно. Давайте поднимемся наверх и посмотрим второй вход. Не понимаю: для чего его делали?

– Тогда всё так строили, – недовольно пояснил Решетилов. – Мы подняли документацию шестидесятых годов. Все подземные объекты должны были иметь два входа. Основной и запасной. Таковы были правила. Мы в России потом их пересмотрели, и все запасные входы и выходы в могильниках закрыли. А здесь не успели. Просто забыли. Кто мог вспомнить об оставшихся отходах в Казахстане? Конечно, их нужно было вывезти вместе с нашим ядерным оружием…

– Они шли по ведомству разных министерств, – пояснил Кенжетаев. – Ядерное оружие находилось в компетенции Министерства обороны, отходы с атомных станций – в распоряжении Министерства атомной энергии, а хранилища сооружались под эгидой Министерства общего машиностроения. В общем, полная неразбериха. Кто мог предположить, что этот могильник о себе когда-нибудь напомнит? Мы собирались засыпать его землей, а вокруг сделать охранную зону, не привлекая к ней лишнего внимания.

Подниматься наверх было еще сложнее, чем спускаться. Оба генерала задохнулись. Дронго вежливо пропустил их вперед, чтобы приноровиться к их темпу. Когда вышли на свежий воздух, генералы, не сговариваясь, сразу сели на землю.

– Пойдемте, – предложил Дронго. – Нужно осмотреть второй вход.

Решетилов обреченно махнул рукой и поднялся первым. За ним поднялся более грузный Кенжетаев. На джипах они объехали болото, под которым находилось хранилище. У второго входа ничего не было заметно, если не считать, что теперь сотрудники контрразведки установили тут наблюдательный пункт. Увидев знакомые лица, офицеры выстроились на небольшой поляне.

– Покажите нам это место, – зло приказал Савутжан Шарипович.

Один из офицеров, нагнувшись, открыл люк – второй вход в хранилище.

Дронго глянул на тучного Кенжетаева и его российского коллегу.

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru