Пользовательский поиск

Книга Стиль подлеца. Содержание - День третий

Кол-во голосов: 0

– Лысаков, – пробормотала она, – Георгий Лысаков. Майор милиции. Он работает в милиции нашего округа. Он сказал мне, чтобы я никому не говорила о камере. Под картиной ничего не было. Только провода, место от которых там осталось. Я сразу заметила, что ее перевешивали. Но он меня предупредил, чтобы я никому не говорила. Внизу, под картиной, было углубление, куда спрятали небольшую камеру. Вы думаете, они меня убьют?

– Быстро бегите из квартиры. Вам нужно продержаться до следующего четверга. Потом никому не будет до вас дела, – сказал он на прощание. – Только не оставайтесь в квартире, – добавил он, уже выбегая в коридор.

Выходя из квартиры, он достал носовой платок и протер кухонный нож, чтобы не оставлять на нем своих отпечатков пальцев. После чего бросил нож на пол и вышел, сильно хлопнув дверью. Внизу в машине его ждали Андрей Ильин и стонавший на заднем сиденье Викентий Алексеевич. Пришлось ехать в больницу и долго ждать, пока рентгеновские снимки и врачебный осмотр не подтвердили первоначальных подозрений. У Любомудрова не была сломана коленная чашечка, но он довольно сильно ушиб ногу, когда Дронго толкнул его на землю. Викентия Алексеевича отправили домой, порекомендовав несколько дней постельного режима. И лишь потом пришлось ехать в милицию и долго объясняться, почему и кто в них стрелял. Причем сотрудников милиции больше всего интересовал вопрос, почему не попали. Обычно в таких случаях убийцы действовали наверняка. А здесь имелась лишь не очень сильно ушибленная нога Любомудрова. Принимать во внимание пистолет Ильина, с которым он бежал от своей машины, было несерьезно. И тем не менее неизвестные появились у дома Коптевой, дали длинную автоматную очередь над головой Дронго и Любомудрова и быстро умчались, как будто в их планы входило именно такое странноватое нападение. Их промурыжили до шести утра, будто стреляли сами потерпевшие.

Когда они наконец закончили, настало утро. Утро третьего дня. Дронго вышел к машине – уставший, огорченный, мрачный. Посмотрел на часы. Ильин едва не заснул за рулем, пока они доехали домой.

– Немного поспи, – посоветовал Дронго, – и заезжай завтра к двенадцати. До свидания.

Андрей кивнул на прощание. Действительно хотелось спать и ни о чем не думать.

День третий

Было ровно двенадцать утра, когда Андрей подъехал прямо к подъезду дома, где жил Дронго. Тот спустился вниз, мрачный, неразговорчивый.

– Что случилось? – спросил Ильин, когда Дронго уселся в его «Ауди».

– Ты с самого утра уже сделал три ошибки, – недовольно проворчал Дронго, – и, если будешь продолжать в том же духе, мы вряд ли добьемся результатов.

– Какие ошибки? – не понял Андрей. – О чем вы говорите?

– Во-первых, не нужно было подъезжать к моему подъезду. Мог остановиться около дома, а еще лучше – на противоположной стороне улицы. Во-вторых, нужно было вообще сменить машину, ваш автомобиль уже наверняка известен тем, кто попытался вчера нас припугнуть. И в-третьих, крайне неосмотрительно сразу трогать с места, как только я сажусь к тебе в машину. Вполне вероятно, что за нами следят, и лучше, выждав секунду, оглядеться и лишь затем выезжать со двора.

– Учту, – мрачно буркнул Ильин. Ему было неприятно, что Дронго заметил сразу столько ошибок.

– Где ты раньше работал? – спросил Дронго.

– В охранном агентстве, – ответил Андрей. – Вернулся после армии и пошел в охранное агентство. Я был десантником, и меня сразу взяли. Ну а потом уж перешел работать к Федосееву.

– Странно, что он сделал тебя своим заместителем. Ты ведь не работал с ним до того, как попал в компанию?

– Нет, не работал. Но он, по-моему, вообще не очень доверяет своим бывшим коллегам, которых знал раньше. Он мне однажды сказал, что слишком хорошо представляет себе, как можно уговорить бывшего офицера сдать своих друзей. И я понял, что он не очень доверяет своему прежнему окружению.

– Понятно. Что-нибудь узнали о Лысакове?

– Майор милиции. Действительно работает в местном управлении. Старший инспектор уголовного розыска. По работе характеризуется очень положительно. Правда, многие считают, что он слишком крутой. Результаты действительно неплохие, у него, видимо, обширная агентура. Один раз его хотели вышибить из органов, три года назад, но потом дело замяли.

– За что хотели уволить? – поинтересовался Дронго.

– Избил сослуживца. Что-то не поделили. Но они не стали подавать друг на друга жалоб, и дело замяли.

– Избил коллегу, – раздумчиво повторил Дронго. – Представляю, как он относится к подозреваемым. Отсюда и его «положительные результаты». Интересная деталь. Что еще?

– Женат. Но детей нет. Спортсмен. Бывший боксер, мастер спорта. Считают, что он вполне может получить подполковника. Ничего компрометирующего найти не удалось.

– Поехали в милицию. Поговорю с этим «будущим подполковником», – решил Дронго.

– Добро, – кивнул Ильин, – но он будет только после перерыва. Я уже позвонил и узнал, когда именно Лысаков бывает в управлении.

– Из трех ошибок снимаю одну, – добродушно заметил Дронго, – раз позвонил и все узнал утром, до нашей встречи, значит, молодец.

– Куда ехать?

– В ваш офис. Попытаемся узнать, что происходит во Львове. Может, оттуда есть новые данные.

– Поехали, – согласился Ильин, – заодно поменяю машину. Попрошу другой автомобиль на несколько дней. – Помолчав, спросил: – Как вы считаете, мы сумеем что-нибудь сделать?

– Не знаю, – честно признался Дронго, – я не волшебник. Попытаемся, конечно. Хотя очень мало времени. Но при любом раскладе нужно пытаться.

– Мне казалось, вы приедете, и все сразу решится, – признался Андрей, – как-то само собой.

– Так не бывает, – хмыкнул Дронго, – ничего само собой не делается. Нужно много работать, чтобы добиться конкретного результата.

– Я столько про вас слышал, – признался Ильин, – думал, вы найдете убийцу за один день.

– Ну да, как в романах. Пришел, походил по гостинице и нашел убийцу по оставленному окурку. Так в жизни не получается. Нужно учитывать много факторов, анализировать их. Преступление готовила группа очень опытных людей, которые знали, что именно им нужно.

Ильин кивнул и больше ни о чем не спрашивал, пока они не подъехали к офису компании. Добраться до Федосеева было так же сложно, как и в первый раз. У него повсюду были расставлены охранники. Наконец они оказались в кабинете начальника службы безопасности. И снова длинноногая секретарша, ничего не спросив, пустила их в кабинет.

– Слышал про вашу вчерашнюю перестрелку, – кивнул Савва Афанасьевич, когда гости разместились в его кабинете, – но, говорят, все обошлось благополучно.

– Они хотели нас только напугать, – заметил Дронго, – если бы намеревались убить, мы бы уже не разговаривали с вами. Им важна демонстрация своих возможностей, а не убийство конкретных людей. Пока мы ничего не знаем и абсолютно не опасны. Вот если нам удастся выяснить какие-нибудь новые факты, тогда мы действительно станем им мешать, и стрелять они будут уже более прицельно.

– В таком случае приходится сделать вывод, что они знали, куда именно вы едете, – заметил генерал.

Он умеет выстраивать логическую линию. И совсем не так прост, как хочет казаться, подумал Дронго.

– Да, – подтвердил он, – очень возможно, что утечка информации произошла именно из вашего охраняемого офиса.

Федосеев помрачнел. Затем посмотрел на своего заместителя.

– Кто, кроме тебя, мог знать, куда именно вы поехали?

– Никто, – мрачно ответил Ильин.

– В кабинете, кроме нас четверых, никого не было, – напомнил Федосеев, – ты, я, наш гость и Любомудров. Как себя чувствует Викентий Алексеевич?

– Не знаю, еще не звонил, – виновато ответил Андрей, – но вчера выяснилось, что наш эксперт слишком сильно его толкнул. Любомудрова отвезли домой. Но ничего страшного с ним не случилось.

– Он сам упал перед выстрелами или вы его действительно толкнули? – спросил тяжело задышавший Федосеев.

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru