Пользовательский поиск

Книга Сотвори себе мир. Содержание - Глава 3

Кол-во голосов: 0

Через два дня мы летим с ним на Маврикий. Никогда там не была, но догадываюсь, что будет очень жарко. В прямом смысле слова – там сейчас больше тридцати. Я взяла купальный костюм, но как вспомню глаза моего «мужа»... Это только разожжет его страсть. Почему все мужчины такие скоты? Как только остаются с женщиной наедине, сразу хотят посмотреть, что у нее под юбкой. Причем не важно, кто эта женщина – их партнерша, жена лучшего друга, сестра их жены. Главное – еще раз отличиться, еще раз почувствовать себя победителем. Ненавижу всех этих двуногих существ, которые именуют себя мужчинами. Кроме одного. Моего сына. Моего Сережки, которому сейчас уже десять лет. Он все время с мамой, и я часто думаю: неужели он вырастет вот таким самодовольным самцом? Не уважающим никого рядом с собой, с полным отсутствием душевной чуткости и понимания других людей? Сколько встречала в жизни мужчин, для них всегда главное – переспать с красивой женщиной. Как только они ставят цель, так сразу преображаются. Появляется такой бархатный голосок, глазки становятся маслянистыми, движения плавными. А главное – постель. И после того, как добиваются своей цели, – все. Можете проверить, как они к вам относятся. Некоторые даже не хотят тратить время на лишний поцелуй. Сразу начинают торопиться, вспоминая, как много дел их ожидает.

Может, мой опыт слишком печальный и есть другие мужчины? Но я таких еще не встречала. Наверно, мне не повезло. Мой партнер майор Лазарь Богданов – из бывшего управления «Т». Они занимались тогда активными действиями, еще в бывшем Советском Союзе. Потом, после разделения КГБ, их реорганизовали, но эта группа специалистов-ликвидаторов сохранилась. Все его геройские дела – это одна ложь. В основном они стреляли всегда по своим, когда нужно было убрать зарвавшегося агента, случайно попавшего под наблюдение других спецслужб. И такие люди считают себя разведчиками. В таком случае мясников с скотобойни можно назвать врачами. Это примерно одно и то же.

К сожалению, мы не выбираем себе партнеров в таких командировках. А «экскурсия» на Маврикий будет жаркой не только в смысле погоды. Мы должны встретиться с агентом, который прилетит в сопровождении своего напарника. Я должна встречаться с агентом, а мой «муж» – заниматься в это время напарником. У нас есть точные сведения, что этот напарник работает совсем на другое ведомство, и он должен будет просто исчезнуть. Меня уверяли, что мой «супруг» – прекрасный специалист по этим вопросам. Интересно, что он будет делать с трупом? Неужели скормит его акулам? Я, правда, пока не знаю, есть ли там акулы. И самое главное – у него нет оружия. Мы же не могли рисковать, проходя государственные границы и таможенные досмотры с пистолетами в карманах. Хотя мне намекали, что такой крупный специалист, как мой «муж», может вполне обойтись и своими руками. И этот тип хочет еще, чтобы я с ним спала.

Но самая большая проблема не в этом. Мы просто не знаем, «кто есть кто». Представляете ситуацию? Мы летим на Маврикий, зная, что там нас будет ждать нужный нам человек. И с этим человеком будет его напарник, которого надо ликвидировать, едва мы его обнаружим. Думаете, все это легко? В любом случае я предпочла бы работать в одиночку, без своего «мужа». Поначалу он даже производил впечатление умного и интеллигентного человека. Но это если не видеть его сальных глаз, которыми он всегда вас провожает, и его постоянной насмешки в глазах, от которой он, похоже, никогда не сможет избавиться. Завтра мы идем на встречу со связным. Вернее, на встречу иду я, а он будет лишь моим «сопровождающим». Навязали мне на голову такого «супруга». По-моему, с годами я становлюсь неисправимой феминисткой. Или это просто удел всех одиноких женщин?

Я столько в своей жизни насмотрелась на этих мужиков – сопливых, потливых, хрюкающих, блеющих, самоуверенных, – что на мой век этого добра более чем достаточно.

Глава 3

Крюгер приехал в офис местного бюро Интерпола злой и уставший. На этаже его уже ждали Хетгесс и инспектор Юрген Мюллер, которого Крюгер знал уже много лет. Мюллер был сухим желчным типом лет сорока. Он, видимо, болел язвой, потому что всегда имел нездоровый цвет лица и разговаривал сквозь зубы. Он был высокого роста, худощавый, и все пиджаки обычно болтались на нем, как на неудачно сделанной вешалке. В отличие от него Мартин был несколько ниже ростом, плотный, широкоплечий. В молодости Крюгер занимался греблей и даже пробовал участвовать в чемпионатах Германии по этому виду спорта.

– Здравствуйте, Крюгер, – недовольно сказал Мюллер, – вы приехали слишком поздно. Трупа здесь нет, и ничего нового вам узнать не удастся.[1]

– Вам уже сообщили о моем звонке? – мрачно спросил Крюгер.

– Конечно. Они были удивлены вашим неожиданным звонком. Решили сначала даже, что вы их разыгрываете. Потом я позвонил в отель и все проверил. Действительно, такое странное совпадение бывает достаточно редко.

– Совпадение? – изумился Крюгер. – Какое совпадение? О чем вы говорите?

– О смерти нашего коллеги Штенгеля. Мы сейчас оформляем протокол. Типичное дорожное происшествие.

– Он погиб в аварии? – понял изумленный Крюгер.

– Конечно. А разве вам не сказали? Врезался в грузовик на полной скорости, на повороте. Там трудно было уцелеть. Наша дорожная полиция считает, что виноват был сам Штенгель.

– Где это произошло? – спросил Крюгер.

– Давайте войдем к нам, – предложил Хетгесс, – мы беседуем прямо на этаже, а это как-то неудобно.

Крюгер вошел вместе с Мюллером и Хетгессом в офис. Всюду стояли компьютеры и другая техника. Несколько молодых людей с интересом смотрели на вошедших.

– Пройдем в кабинет Штенгеля, – предложил Хетгесс, и они поспешили в дальний конец зала, где был кабинет погибшего. В комнате было светло и чисто, словно хозяин отлучился лишь на несколько минут. На столе стояла фотография самого Штенгеля и его семьи: двоих детей и милой улыбающейся жены. Хетгесс, взглянув на фотографию, тяжело вздохнул.

– Он был хорошим специалистом, – сказал Хетгесс, усаживаясь в кресло, стоявшее напротив. В кресло, принадлежавшее покойнику, он не сел. Мюллер, напротив, прошел и сел прямо за стол, даже не обратив внимания на недовольное лицо Хетгесса. Крюгер сел рядом с сотрудником Интерпола.

– Он погиб на окраине города, выехав из Грефельфинга.

– С кем он столкнулся, установлено?

– Конечно. Гюнтер Вайс, водитель грузовика. Парень ошалел от страха, ему всего двадцать пять лет.

– Где он сейчас?

– Дает показания у нас, – удивился Мюллер, – а где еще он должен, по-вашему, быть? Это ведь случилось на нашем участке. А я приехал сюда только из-за вашего непонятного звонка, Крюгер.

– Значит, Штенгель погиб в автомобильной катастрофе, – задумчиво произнес Крюгер, – как неожиданно. Когда это случилось?

– Сегодня утром. А почему вы спрашиваете о времени?

– Утром в отеле «Рафаэль» кто-то застрелил приехавшую из России женщину. Проверкой установлено, что номер в отеле ей бронировал сам Штенгель.

– В «Рафаэле»? – удивился Хетгесс. – У него не могло быть таких денег, это точно.

– Он не платил денег, – пояснил Крюгер, – женщина платила сама.

– Да, – заинтересовался Мюллер, – интересная женщина, если она платила сама за свой номер в отеле «Рафаэль». Сколько ей лет?

– Это не важно, – махнул рукой Крюгер, – она убита, и тоже сегодня утром.

– И вы сразу решили, что эти два преступления совершены одним лицом? – заулыбался Мюллер. – Нельзя быть таким мнительным, коллега Крюгер. Хотя с вашими русскими бандитами можно стать и совсем сумасшедшим.

Крюгер, проигнорировав явную бестактность говорившего, обратился к Хетгессу:

– Вам говорит что-нибудь фамилия Ирина Шварц?

– Нет, первый раз слышу, – ответил Хетгесс, – но мы можем проверить по нашему компьютеру. Вы знаете год ее рождения?

вернуться

1

В Германии принято обращаться друг к другу на немецком по фамилии. (Прим. автора.)

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru