Пользовательский поиск

Книга Символы распада. Содержание - Париж. 18 августа

Кол-во голосов: 0

Париж. 18 августа

Он вышел из дому в хорошем настроении. В этом пригороде Парижа, где он жил, всегда тихо и спокойно. Ревелли только что поговорил с Френвалем и имел все основания радоваться. Френваль обещал закончить свою работу к завтрашему вечеру. Значит, двадцатого августа у этого несносного Абделя будет второй ящик. Ну и черт с ним, пусть будет. Пусть делают все, что хотят. Лишь бы он наконец точно знал, что все деньги придут на его счет. Все остальное не так уж и важно. Пусть Абдель получает свой второй ящик и убирается ко всем чертям, хоть в преисподнюю. Он улыбнулся. Френваль обещал, что все будет в порядке, а это самое главное.

Ревелли прошел к своему автомобилю, огляделся по сторонам. Какая сегодня хорошая погода. Похоже, не будет изнуряющей жары. Нужно будет заскочить в «Крийон» к Абделю и наконец сообщить ему, что теперь все в порядке. Он сел в машину, мягко выехал со стоянки. Пусть теперь этот Абдель попробует что-нибудь сказать. Ребята на Сицилии все приготовят как нужно. Пусть увозит свой второй ящик. Он немного прибавил скорости, направляясь к центру.

Все получилось не так, как он планировал. Абделя не оказалось в отеле. Этот любитель французских женщин шляется по всем злачным местам города и не угомонится, пока не получит СПИД, зло думал Ревелли, сидя в баре перед лифтом и ожидая, когда наконец появится нужный ему человек. Абдель приехал в третьем часу и сразу прошел в бар. Его предупредили, что его ждут. Абдель сел за столик и, сухо поздоровавшись, спросил:

– Какие новости?

– Все в порядке, – злым голосом ответил Ревелли. – Я жду вас уже четыре часа. Мы же договаривались, что по утрам вы будете в номере. Каждый день до двенадцати.

– Я ушел немного раньше, – равнодушно сообщил Абдель. Он даже не извинился.

– Вы уже проверили содержимое первого ящика? – спросил Ревелли. – Надеюсь, вы остались довольны?

– Да, все в порядке. Но учтите, что нам нужен и второй ящик. Нам нужно обязательно два груза, как мы и договаривались.

– Будет, будет у вас второй ящик. Через два дня он прибудет на Сицилию, как условились. Но учтите, что мы сразу потребуем перевода денег.

– Это пусть вас не беспокоит, – ухмыльнулся Абдель, – с деньгами у нас нет никаких проблем.

– Тогда все в порядке, – Ревелли поднялся, – запишите мой коньяк и кофе на счет этого господина, – показал он бармену.

«Пусть платит, – удовлетворенно подумал он. – Они богатые, эти мерзавцы. Пусть за все платят».

Он развернулся и поехал домой. В баре он успел легко закусить и теперь собирался пообедать рядом со своим домом, где снимал квартиру. Подъехав к дому, он припарковал машину, закрыл дверцу, поправил пиджак. Он был в синем бархатном пиджаке, серых брюках, клетчатой рубашке. Ревелли, улыбаясь, пошел к дому, навстречу ему шли два парня. Ему показалось, что он их видел. Потом он вспомнил, что точно видел их в отеле, где только что сидел. Он по инерции сделал несколько шагов вперед, с ужасом припомнив, что пистолет остался в «бардачке» его автомобиля. Один из парней поднял пистолет с навинченным на ствол глушителем. Ревелли понял, что через секунду будет покойником. И никаких шансов сбежать или спастись у него уже не оставалось. Они стояли в пяти метрах от него, что-либо предпринять он явно не успевал.

Раздался громкий щелчок. Один, второй. Ревелли зажмурился, потом открыл глаза. Один из убийц, нелепо изогнувшись, падал боком на тротуар. Глаза у него были широко раскрыты. Ревелли обернулся. Рядом с его машиной стоял какой-то неприятный старик с таким же оружием, как и у нападавших. Второй киллер, увидев старика, бросился к нему, словно пытаясь что-то объяснить, но старик снова поднял пистолет. Сухо щелкнули два выстрела. Пули отбросили тело второго киллера. Все было кончено. Ревелли почувствовал, как у него дрожат колени. Он непроизвольно ощупал голову и грудь. Все было в порядке.

– Все о'кей, мистер Ревелли, – подошел к нему старик, убирая оружие. Он сильно хромал.

– Кто вы такой? – спросил по-английски Ревелли, все еще опасаясь своего нежданного спасителя.

– Они, – показал старик на убитых, – тебя убивать. – Он сделал характерное движение рукой, и Ревелли испуганно отпрянул в сторону. – Они Хорьков, Хорьков, – несколько раз повторил незнакомец.

«Их послал Хорьков, – понял Ревелли, – этот сукин сын, который не вернул моих денег. Ах мерзавец!»

– Кто ты такой? – строго спросил он уже по-французски, но старик не знал и французского. Он просто показывал на убийц и твердил: «Хорьков». – Я понял, понял, – раздраженно сказал, оглядываясь, Ревелли. В этот час на улице никого не было.

«Придется уходить и отсюда, – подумал он, – нужно быстрее уезжать».

– Садись в машину, – показал он старику и побежал в квартиру за своими вещами.

Полухин, хромая, прошел к автомобилю. Он был доволен. Ему удалось уйти от сотрудников ФСБ три дня назад, затем пересечь российско-украинскую границу, сесть в самолет, улетавший в Берлин, получить в Берлине оружие и случайно найти в кармане тот самый адрес Ревелли, который он дал своим киллерам. Он вдруг понял, что это его единственный шанс закрепиться в Европе. Нужно только все рассчитать правильно и появиться в нужном месте и в нужное время.

Весь вчерашний день он терпеливо ожидал, когда наконец ребята приступят к работе. Но они были осторожны. Они выслеживали Ревелли, а Полухин выслеживал их. Полухин понимал, что на несколько тысяч долларов, вывезенных из Москвы, он в Европе закрепиться не сможет, тем более что ему нужны будут новые документы. А на это потребуется и много денег. Значит, оставался единственный шанс – убрав собственных киллеров, услужить мистеру Ревелли и стать его личным телохранителем. Только в этом случае у него появлялся шанс зацепиться в Европе. Труднее всего ему было сегодня утром, когда Ревелли поехал в отель, а ребята двинулись за ним, устроив настоящую гонку. Он чудом нашел случайную машину и, пообещав сто долларов, рванулся за ними следом. В отеле он старался не попадаться им на глаза, но позже все-таки решил, что лучше сделать вид, что он будет работать вместе с ними. Ребята очень обрадовались, увидев его. Они договорились, что все произойдет в этот день. Он был спокоен, ребята его никогда не обманывали. В тот момент, когда они решили, что можно начинать, он выхватил свой пистолет. Нужно было видеть лица обоих дурачков. Они решили, что он сошел с ума. Если бы они знали, как помогли ему.

Ревелли вернулся в машину с большой сумкой, опасливо покосился на мирно сидевшего старика и уселся за руль.

– Клянусь святой Девой Марией. Никогда в жизни больше не буду иметь дела с этими русскими, – пробормотал он, выезжая со стоянки.

Париж. 18 августа

Они постучали еще раз в дверь и в этот момент увидели, что по коридору идут Суровцева и Шалимова.

– В чем дело, капитан? – строго спросил Машков.

– Мы вышли с ребятами погулять, – объяснила Шалимова, – нас было трое, а она одна. Вы напрасно беспокоитесь.

– Ясно. Суровцева, вы мне нужны, – сказал Машков.

Она вошла в комнату. Дронго и полковник быстро прошли следом за ней.

– Мне нужен адрес Ревелли, – без обиняков сказал Дронго.

– Какой адрес? – притворно удивилась женщина. Синяки у нее начали проходить, и она уже несколько пришла в себя.

– Быстрее... Адрес Ревелли, – требовал Дронго.

– Я не понимаю, о чем вы говорите. – Она неторопливо прошла к своей кровати, села на нее.

– Вы говорили, что Хорьков решил послать киллеров убрать Ревелли. Правильно?

– Да, правильно. Ну и что?

– Куда он их послал? Он же не мог послать их куда попало. Или поручить им искать Ревелли по всей Европе. Он дал им конкретный адрес. Где? Где адрес Ревелли?

– Да, – растерянно сказала она, – он дал адрес. Я совсем про это забыла.

«Или она гениальная актриса, или действительно забыла», – подумал Дронго и быстро переспросил:

68
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru