Пользовательский поиск

Книга Символы распада. Содержание - Москва. 16 августа

Кол-во голосов: 0

Всю оставшуюся дорогу Дронго молчал. Когда они приехали на дачу, которая была опечатана и пуста, он предложил отправить автомобиль с сотрудниками подальше от дома, а сам остался вместе с полковником. Машков и Дронго осторожно вошли внутрь дачи, стараясь не шуметь. Везде было темно, и хотя светила полная луна, тем не менее они несколько раз натыкались на мебель, пока поднимались наверх. В одной из комнат они сели вдвоем на кровать.

– Подождем, – произнес Дронго. – У нас много времени.

– Интересно, куда она могла сбежать? – шепотом спросил Машков. – Мы обыскали весь город.

– Она же знала о связях Хорькова с уголовниками. Значит, вполне могла позвонить одному из них, – задумчиво сказал Дронго. – Сейчас ей нужен очень надежный человек, который мог бы привезти ее на дачу и потом увезти с деньгами. Вы не знаете такого?

– В ее окружении не знаю. Даже не представляю, кто это мог бы быть. Хотя нужно отдать ей должное – она умеет разговаривать с мужчинами. Подполковник Волнов попал под ее полное влияние.

– Посмотрим, кто приедет утром, – задумчиво произнес Дронго. – А чем занимался этот Полухин?

– Ему лет шестьдесят. Он известен как посредник между киллерами и заказчиками преступлений. По оценкам МВД, на него работает порядка двадцати – двадцати пяти наемных убийц. Это довольно крупная фигура. Но мы, к сожалению, его упустили. Ума не приложу, как он мог уйти от нас.

– Она к нему не поедет, – размышлял вслух Дронго. – Точно не поедет. Большие деньги, слишком большие. Побоится. Но тогда должен быть кто-то другой. Ну, просто фурия зла. И как здорово все было придумано с тем оврагом в поселке! Это ведь явно могла придумать только женщина. Так изощренно все подстроить!

– Мне трудно бывает следить за ходом ваших рассуждений, – признался Машков, – но я каждый раз поражаюсь оригинальности вашего мышления.

– Никакой оригинальности здесь нет, я вам уже говорил об этом. Просто я умею находить связующие моменты, на которые остальные не обращают внимания. Вот и все.

– Скажите, – шепотом спросил полковник, – это правда, что у вас была женщина, которая спасла вас, заслонив своим телом? Извините, если вам неприятно об этом говорить.

– Правда, – кивнул Дронго, – и можете не извиняться, ничего страшного. Прошло уже много лет. Много...

Он замолчал. Полковник тоже замолчал. Так они сидели довольно долго, пока за окнами не забрезжил рассвет. В Москве в августе светает довольно рано, уже в четыре часа утра. И ровно через полчаса они услышали внизу легкий шорох. Машков вопросительно посмотрел на Дронго.

– Она, – уверенно кивнул тот.

Москва. 16 августа

В этот день в американском посольстве раздалось сразу несколько звонков. Требования звонивших были предельно четкими и жесткими. В течение последней недели в Хельсинки побывали министр обороны, несколько ведущих академиков, работающих по программам ядерного оружия, руководители ФСБ, прокуратуры, МВД. Все это не могло укрыться ни от финских журналистов, ни от американской резидентуры в Хельсинки. Нужна была конкретная информация по поводу того, что именно случилось в Финляндии и почему обе стороны так нервно реагируют на любые появившиеся в печати предположения о совершенствовании Россией своего ядерного вооружения.

В Вашингтоне даже получили сведения о том, что представители российской разведки и посольства довольно активно платят журналистам, чтобы те не поднимали эту тему или просто перебивали возможные публикации другими сообщениями. Это был известный журналистский прием, когда одна сенсация может быть перебита другой, более громкой и намного менее значимой.

В Белом доме президент еще раз вызвал к себе Ньюмена, чтобы обсудить с ним проблему возможной утечки подобного оружия за рубеж. Однако и Финляндия, и Россия упорно отрицали всякие просочившиеся в печать слухи. Наконец государственный департамент поручил послу сделать официальный запрос в МИД России. Полученный ответ гласил, что на российско-финской границе произошло перемещение контролируемых грузов, в результате чего пострадало несколько человек. Но после принятия соответствующих мер все последствия инцидента полностью ликвидированы. Финская сторона дала примерно такой же ответ, что указывало скорее не на схожесть позиции, а на заранее согласованную реакцию на данную тему.

Но удовлетвориться подобным ответом Ньюмен не мог. Он позвонил в Лэнгли, и тогда в Москву было отправлено задание более детально разобраться с тем, что именно произошло в Финляндии и какова степень опасности этих событий. Именно поэтому мистер Кларк позвонил в субботу, пятнадцатого августа, Манюкову и предложил ему встретиться. В субботу Манюков, как правило, работал, но возвращался домой раньше обычного. Поэтому он согласился на встречу с докучливым американцем, который собирался на этот раз приехать без Саши.

Саша вместе с семьей вчера отбыл во Флориду, на виллу, любезно предоставленную им другом мистера Кларка. Оформление американских виз, обычно достаточно долгое, заняло всего один день. Кларк и Манюков вместе провожали дружную семью в Америку. Саша все-таки согласился воспользоваться предложением американца, решив, что в этом нет ничего страшного. В конце концов, Кларк и раньше помогал ему, устраивая хорошо оплачиваемые лекции, турне по США и приглашения на различные семинары и форумы. Кларк договорился с Виктором Федоровичем, что приедет к нему на следующий день, и не забыл позвонить и напомнить, после чего Манюкову ничего не оставалось делать, как подтвердить приглашение.

В шесть часов вечера Кларк приехал к нему. Разговор начался весело и непринужденно. Пили чай, обсуждали различные безобидные новости, когда гость наконец предложил Манюкову поговорить на более серьезные темы. Хозяин дома согласился и провел американца в свой кабинет. Кларк поначалу с юмором рассказывал о своем друге, но постепенно разговор перешел на более серьезные вещи.

– Ваши дети уже звонили? – спросил Кларк. – Как они долетели до Майами?

– Прекрасно. Они говорят, что вилла просто огромная, что там шесть спальных комнат.

– Я же говорил, что они удобно устроятся, – улыбнулся Кларк. – Мой друг очень известный специалист в области ядерной физики.

– Наверно, в Америке такие ученые получают большие деньги, – вздохнул Манюков. – К сожалению, мы пока не можем обеспечить наших специалистов достойной зарплатой, из-за чего многие уезжают на Запад.

– Не всегда. Всем известны достижения русских в области ядерной физики. Особенно разработки ядерных зарядов ограниченной мощности, – невинным голосом сказал гость.

Манюков насторожился. Почему именно эту тему вдруг затронул американец?

– У каждой страны есть свои успехи и свои недостатки, – примирительным голосом сказал он.

– Но успехи вашей страны в этой области потрясают воображение, – настойчиво продолжал Кларк. – Многие газеты пишут, что несколько дней назад одно подобное устройство даже было ввезено в Финляндию.

– Газетам не всегда можно верить, мистер Кларк, – сухо ответил Манюков. – Часто там публикуют просто сплетни и слухи.

– А у меня есть информация, что там действительно что-то произошло. Говорят, в Порво облучилось несколько человек. В том числе очень сильно один российский гражданин. Он погиб при весьма странных обстоятельствах. Его даже несколько дней показывали по финскому телевидению.

Манюков растерялся. Опровергать это было глупо, но подтверждать не хотелось. Он пожал плечами:

– Может, что-то и было. Я, знаете ли, не в курсе. – Он уже жалел, что начал этот разговор.

Но Кларк не унимался:

– Тем не менее многие журналисты считают, что финские власти скрывают правду и в Порво было обнаружено как раз миниатюрное ядерное устройство, одна из новых разработок российской науки.

– Повторяю, мистер Кларк, – уже более напряженным голосом сказал Манюков, – что я ничего не слышал о подобном оружии. Возможно, что в Финляндии и было нечто такое, но ничего конкретного я вам не могу сказать.

62
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru