Пользовательский поиск

Книга Символы распада. Содержание - Поселок Чогунаш. 12 августа

Кол-во голосов: 0

Москва. 11 августа

Скандал получился невообразимо громким. После звонка президента Финляндии состоялось срочное совещание Совета безопасности. На этот раз Президент не сдержал своего гнева. Он потребовал у руководителей ФСБ и Министерства обороны немедленно разобраться и наказать виновных. Манюков сидел в конце стола и слушал грозный рык Президента, съежившись от ужаса, – он еще никогда не видел патрона в таком состоянии.

Директор ФСБ доложил, что комиссия сегодня завершает свою работу. Министр обороны сообщил о том, что найден исчезнувший военнослужащий. Он не стал уточнять, что Мукашевича нашли погибшим, впрочем, Президент не интересовался этим.

– Пошлите немедленно людей в Хельсинки, – прохрипел Президент, – включите в группу и наших ученых.

– Обязательно, – кивнул министр.

– И срочно летите сами, – приказал Президент, – прямо сейчас. Я пообещал финнам, что вы будете у них через два часа. Представляете, как они всполошились, увидев такое оружие?

Все подавленно молчали. Говорить было нечего. Скандал действительно разрастался до неприличных размеров.

– Своими халатными действиями вы поставили всю нашу страну на грань ядерной катастрофы, – сказал, поддерживая Президента, премьер. – Это не просто халатность, это преступление.

– Хорошо еще, что наш северный сосед сразу позвонил мне, – продолжал бушевать Президент. – А если бы он собрал журналистов и устроил пресс-конференцию? Нам еще повезло, что преступники решили вывезти груз именно в Финляндию. Вот только куда смотрели наши пограничники? Как они могли пропустить такое?

Руководитель пограничной службы молчал. Он уже сделал для себя отметку – самому вылететь на российско-финскую границу и все проверить на месте.

– Мы проанализировали ситуацию, – доложил директор ФСБ. – В принципе, существование подобного оружия уже не секрет. У американцев тоже имеются схожие с нами образцы, только наши более компактны. Сложность состоит лишь в том, что мы все время отрицали наличие его у нас.

– Будешь теперь отрицать, – махнул рукой Президент. – Что ж, из всего случившегося надо сделать выводы. И принять меры! Завтра вы доложите мне о своих кадровых предложениях. Нужно обязательно почистить ваши организации.

Министр обороны вылетел в Финляндию ровно через сорок минут после совещания.

Находясь в состоянии шока, директор ФСБ позвонил Земскову и потребовал закончить работу комиссии, а самому генералу подумать об отставке. И затем, собрав коллегию, начал разбор случившегося в собственном ведомстве. В числе тех, кому предстояло получить строгий выговор, был и полковник Машков, хотя он принял объект в Чогунаше всего лишь неделю назад. Когда все вышли, директор предложил остаться своему первому заместителю.

– Что там ваш эксперт? – зло спросил он. – Мало того, что теперь весь мир знает о нашем оружии, теперь мы еще пустили на секретный объект неизвестного человека. Вы ему разрешили просматривать личные дела сотрудников? Вам не кажется, что он не сумеет оказать нам никакой практической помощи?

– Он – лучший аналитик, которого я встречал в жизни, – угрюмо сказал Потапов. – Лучший из всех известных мне. Лично мне он не нравится, более того, мы одинаково холодно относимся друг к другу. Но если мы хотим, чтобы в Чогунаше хоть что-то сдвинулось с мертвой точки, то должны дать возможность Дронго довести расследование до конца.

– Поздно, – поморщился директор, – уже поздно. Завтра я отзываю комиссию. Достаточно и того, что они там нагородили. Как у вас обстоят дела с расследованием убийства Сиротина?

– В принципе уже ясно, что убийство было преднамеренным и заказным, – ответил Потапов. – В апреле и мае погибший занимался как раз проблемами обеспечения безопасности транспортировки ЯЗОРДов. Теперь, когда мы обнаружили один из похищенных зарядов, ученые могут дать точное заключение: использовались ли наработки института Архипова при транспортировке груза. В частности, изобретение этого Сиротина.

– Как могло получиться, что они оказались в Финляндии, – поморщился директор, – ума не приложу. Сегодня туда вылетел наш министр обороны. Я приказал, чтобы утром летели Архипов и Добровольский. Пусть посмотрят на этот заряд. Финкелю лететь не обязательно. Весь мир знает его в лицо. И чем он занимается, все тоже знают. Если он появится в Финляндии, то все газеты мира поднимут шум о наших новых разработках ядерного оружия. Летите и вы, посмотрите все на месте. Может быть, мы сумеем узнать что-нибудь новое. Займитесь этим со всей ответственностью.

– Мы уже выслали туда группу сотрудников, – напомнил Потапов, – я вылечу сегодня вечером.

– Правильно. И позвоните своему эксперту. Пусть закругляется. Вообще, это была не лучшая идея – использовать его.

– Нам нужно дать ему время. Он может справиться.

– Нет. Завтра они все закончат, – жестко отрезал директор. – Достаточно и того, что мы натворили. Секрет ЯЗОРДов теперь уже не секрет, его сейчас наверняка осматривают представители финских спецслужб и их ученые.

– У них нет специалистов по ядерному оружию, – напомнил Потапов.

– Найдут. Не нужно на это рассчитывать.

Выйдя от директора, Потапов вернулся к себе в кабинет и позвонил в Чогунаш, где в это время было уже довольно поздно. Потребовав к телефону Дронго, он прождал пять минут, прежде чем тот взял трубку.

– Как у вас дела? – нервно спросил Потапов.

– Работаем, – невозмутимо ответил Дронго, – но если вы будете так часто дергать нас всех по пустякам, то это существенно затруднит работу. Ваш генерал уже слег с сердечным приступом.

– Заканчивайте, – холодно предложил Потапов. – Завтра вы все должны закончить.

– Это нереальный срок, генерал. Комиссия должна еще работать.

– Заканчивайте, – твердо повторил Потапов. – Все и так ясно. Разберутся без вас. Это приказ.

– Хорошо, – согласился Дронго, – если вы настаиваете, комиссия завтра закончит работу и вернется в Москву. А я останусь.

– Вы не поняли, Дронго, – сказал Потапов. – Вы вернетесь вместе со всеми.

– Что случилось? Неужели из-за этой находки в Финляндии? Ну так тем более мы должны узнать, кто был организатором этого преступления.

– Мы и так все узнаем. Такие вещи не обсуждаются. Вы вернетесь со всеми.

– А если завтра я найду убийцу?

– Что? Вы шутите?

– Нет. Я собираюсь завтра предъявить убийцу молодых сотрудников Центра. Думаю, что до завтра я успею.

Потапов молчал. Он собирался сначала пошутить, потом разозлился, но вдруг понял, что это может оказаться правдой, и поэтому молчал. Наконец секунд через сорок он сказал:

– Найдите убийцу. Я улетаю в Финляндию и завтра позвоню вам.

Генерал положил трубку и подумал с невольным восхищением: «Неужели найдет?»

Поселок Чогунаш. 12 августа

Утром улетели Добровольский и Архипов, которых провожал Ерошенко. С самого утра у генерала Земскова сильно болело сердце, и врачи, работавшие в Центре, определили, что у него опасно поднялось давление. Земсков, однако, мужественно отказался госпитализироваться и, после того как ему сделали укол, направился в директорский кабинет.

Он представлял все последствия опасной находки финнов. Это, конечно, неслыханный, грандиозный международный скандал. Мало того, что полностью рассекречивалась вся информация о возможности существования подобного ядерного оружия, но теперь еще и весь мир мог уличить официальные власти страны в намеренном сокрытии от мировой общественности фактов его создания. Он понимал, что уже ничего не сможет сделать, даже если комиссия каким-то невероятным способом сумеет решить все проблемы и отчитаться сегодня вечером, как того требовал директор ФСБ. Все равно отставка самого Земскова уже предрешена, и ничто не сможет изменить этого обстоятельства. Именно поэтому он мужественно вышел на работу и решил досидеть этот последний день в кабинете Добровольского. О своем разговоре с директором ФСБ он никому не рассказывал.

43
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru