Пользовательский поиск

Книга Символы распада. Содержание - Поселок Чогунаш. 11 августа

Кол-во голосов: 0

Поселок Чогунаш. 11 августа

Вечером на ужин собрались все участники комиссии. К этому времени уже стало ясно, что Мукашевич был убит несколько дней назад ударом ножа. Убийца нанес ему два сильных удара и затем оттащил тело несчастного в кустарник. Убийца явно спешил, так как просто бросил тело водителя, даже не потрудившись его закопать, а лишь забросал листьями. На месте преступления никаких дополнительных следов обнаружено не было, и прокуратура возбудила очередное уголовное дело.

К этому времени Земсков и Ерошенко начали допрос коменданта поселка, проводившего досмотр вокруг жилых домов и не обнаружившего труп водителя. Несчастный комендант клялся, что мимо кустарника проходили много раз, но никто даже не догадался в него заглянуть. К этому времени Земсков, потерявший за несколько дней весь свой столичный лоск, превратился в злобного, желчного человека, бросавшегося на всех с упреками и подозрениями. Вызвав на очередной допрос Шарифова, он обрушился на него с криками, упрекая в пособничестве двум погибшим ученым. Ильину удалось установить, что разрешение на работу в лаборатории иногда, в отсутствие Добровольского и Кудрявцева, давал сам Шарифов. Девятого июня, в момент возможного хищения, именно он дал Глинштейну и Суровцеву разрешение на работу в лаборатории. Земсков кричал, что Шарифов знал о готовящемся преступлении, а растерявшийся начальник лаборатории не понимал, в чем его обвиняют.

Дело кончилось тем, что Шарифов был посажен под домашний арест, а Земсков продолжал неистовствовать. Позвонив в Москву, он доложил о найденном трупе убитого Мукашевича, чем вызвал понятное раздражение у директора ФСБ. Зато Ерошенко лично доложил о случившемся министру и выслушал его похвалу за быстрый розыск пропавшего военнослужащего. Никто, разумеется, не стал уточнять, что накануне подобную версию выдвинул прилетевший эксперт, а утром проходившие мимо кустарника дети случайно обнаружили труп водителя. Находка убитого Мукашевича выдавалась как очередное звено в успешной цепи расследований, проводимых совместной комиссией двух контрразведок.

К восьми часам вечера, когда все собрались на ужин, Дронго опять опоздал. Он появился только через пятнадцать минут, когда многие уже заканчивали ужин. Земсков встретил его недовольным взглядом.

– Явились наконец, – сказал генерал, – вы могли бы быть более точным. Здесь сидят люди, которые старше вас по возрасту. Извольте нас уважать.

– Извините, – пробормотал Дронго, – просто я увлекся работой на компьютере. Очень интересные данные. И вообще, он значительно ускоряет мою работу.

– Надеюсь, вы поделитесь с нами своими открытиями? – саркастически спросил Земсков. – А то ведь вы работаете уже два дня, а пока нет никаких конкретных результатов.

Дронго не стал напоминать генералу, что тот работает в Центре гораздо больше, но тоже пока не может похвастаться большими успехами. Он просто промолчал.

– Завтра нужно будет еще раз допросить Шарифова, – продолжал громко рассуждать Земсков. – По-моему, он знает больше, чем говорит. И вполне вероятно, что связан с чеченцами.

– Почему? – спросил Дронго. – Только потому, что он татарин?

– Вы мне таких вопросов не задавайте, – вспылил Земсков, – я не обязан на них отвечать.

– Он прав, – вдруг вмешался академик Добровольский. – Шарифов очень талантливый и порядочный человек. Зачем ему связываться с бандитами? Я не верю в его вину.

– И хороший спортсмен, – добавил Кудрявцев, – он ведь мастер спорта по бегу.

– И на этом основании я не должен его подозревать? – спросил Земсков. – У вас здесь все мастера. Вы тоже, кажется, занимались спортом? – обратился он к Кудрявцеву.

– Да, – сказал тот, – я занимался боксом.

– А мой заместитель – мастер спорта по пятиборью, – показал на Волнова полковник Сырцов. После того как был найден труп Мукашевича, Сырцов и Волнов, искавшие все эти дни водителя, снова появились в столовой вместе с высшими и старшими офицерами.

Волнов кивнул, продолжая есть. Ерошенко оглядел собравшихся.

– Олимпиаду можно устраивать, – сказал он приглушенно, – а тех, кто бомбы стащил, до сих пор не нашли.

– Найдем, – уверенно заявил Земсков, – перевернем весь Центр, но найдем. Раз Мукашевича убили, значит, был кто-то еще, четвертый. И он до сих пор в Центре. Мы ведь заблокировали Центр и поселок, после убийства никто не мог отсюда уехать. А значит, убийца еще здесь.

– Верно, – сказал вдруг Дронго, поддержав своего постоянного оппонента, – убийца все еще находится в Центре. И завтра утром я попытаюсь предложить свою версию.

– Вы обещали сегодня вечером, – отмахнулся Земсков. – Знаю я ваши обещания. С исчезнувшим водителем вы оказались правы, это я признаю. А все остальное беллетристика. Вы никогда не сможете меня убедить, что можно вот так приехать, увидеть и сразу все определить. Это у Цезаря так получалось. А после Цезаря, по-моему, больше ни у кого.

– Ничего, – улыбнулся Дронго, – я думаю, моя скромная лепта окажется кстати.

– Но у вас есть хоть какие-то наметки, подозрения? – спросил Добровольский.

– Я не хотел бы говорить о них раньше времени, – уклонился от прямого ответа Дронго.

«Врет, – злорадно подумал Земсков, – наверняка врет».

Он переглянулся с Ерошенко и прочитал в его глазах примерно те же сомнения.

– Вы просили наш журнал, – сказал Добровольский, – но его изъяли ваши коллеги из ФСБ.

– Мне можно будет его посмотреть? – спросил Дронго, обращаясь к Земскову.

– Завтра вам его дадут, – неохотно кивнул тот.

– Завтра приедут наши лучшие криминалисты из Москвы, – сказал прокурор Миткин, – я думаю, они должны сами осмотреть место убийства Мукашевича. Нам нужна квалифицированная помощь специалистов, которые могут...

Он не договорил, потому что в столовую ворвался дежурный офицер.

– Очень срочно, – сказал он, передавая сообщение Земскову. Тот прочел бумагу и не поверил своим глазам. Потом перечитал ее еще раз.

– Они нашли один из ящиков, – растерянно сказал он во внезапно наступившей тишине. – Его нашли в Финляндии.

– Где? – изумленно поднялся со своего места Ерошенко.

– В Финляндии, – повторил Земсков.

– Но как он мог туда попасть? – изумился Ерошенко.

Земсков обвел всех безумным взглядом. Это был конец. Значит, заряды не просто похищены, но и вывезены за границу. Он чуть не упал от неожиданного удара. Такого он не мог себе даже представить.

– Товарищ генерал, – ворвался в столовую другой офицер, – вас к телефону, срочно.

– Конечно. – Привычка к дисциплине сказывалась во всем. Земсков положил телеграмму в карман и поспешил выйти из столовой. За ним поднялись все остальные.

– Вы представляете, – возбужденно говорил Архипов стоявшему рядом с ним Финкелю, – теперь мы можем проверить возможности работы ЯЗОРДа, находившегося в течение столь длительного времени вне нашего контроля. Это так интересно.

В этот момент Земсков с бьющимся сердцем поднял трубку телефона и услышал разгневанный голос директора ФСБ.

– Из-за вас скандал на весь мир. Президент Финляндии уже позвонил нашему. Чем вы там занимаетесь?

– Мы расследуем...

– Завтра доложите об окончании работы, – зло выкрикнул директор, – а сегодня академикам Архипову и Добровольскому надлежит срочно вылететь в Москву. Они должны принять в Финляндии груз. Вы меня поняли? Срочно. И подумайте о собственной отставке.

– Понял. – Земскову стало плохо. Видимо, сердце. До сих пор оно еще никогда не болело, но тут он вдруг почувствовал спазмы и схватился правой рукой за грудь.

– Вам плохо? – бросился к нему дежурный офицер. Дверь была открыта, и он увидел, как пошатнулся генерал.

– Ничего, – прохрипел Земсков, – найдите мне валидол. И попросите Добровольского срочно зайти ко мне.

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru