Пользовательский поиск

Книга Символы распада. Содержание - Поселок Чогунаш. 10 августа

Кол-во голосов: 0

Поселок Чогунаш. 10 августа

Он прилетел в Чогунаш вечером девятого августа. Особенности перелета с запада на восток таковы, что ко времени, проведенному в полете, нужно прибавлять и реально прошедшее время. Ведь Земля вращается. В результате, вылетев в ночь с восьмого на девятое и сделав три пересадки, Дронго прилетел в Чогунаш девятого вечером.

Он не любил самолетов. Более того, он даже боялся этих ревущих громадин, которые, по его мнению, вопреки всяким законам притяжения взлетали в небо, преодолевая тысячи километров. Умом он понимал, как это происходит, но все равно не очень любил летать в самолетах. Однако приходилось каждый раз садиться в разные типы летательных аппаратов и снова и снова подниматься в воздух.

Несмотря на тяжелый перелет, он не отправился спать, а решил поговорить с офицерами, проводившими расследование в Центре. Генерал Земсков, узнавший о прибытии непонятного штатского эксперта с неясно очерченным кругом полномочий, даже не стал встречаться с ним. По его примеру генерал Ерошенко также уклонился от встречи. Кроме того, у него были свои проблемы. Министр обороны в ультимативной форме приказал разыскать исчезнувшего Мукашевича, достать его хоть из-под земли. Были подняты войска округа, оповещены все соседние области, переданы сообщения в Министерство внутренних дел. Ильин занимался координацией поисков, а Левитин, узнавший, что Земсков отказался принимать приехавшего эксперта, тоже сослался на занятость.

Они действительно были очень заняты. Предстояла проверка двадцати четырех человек, один из которых – руководитель лаборатории, где работали погибшие сотрудники, – вызывал наиболее пристальный интерес Левитина. Несмотря на возражения полковника Машкова, он отстранил от работы Шарифова и весь день обстоятельно допрашивал его, призвав на помощь прокурора.

Именно поэтому получилось так, что Дронго сидел в столовой в двенадцатом часу вечера и ужинал в гордом одиночестве, когда туда вошел полковник Машков.

– Добрый вечер, – сказал он, с некоторым любопытством взглянув на Дронго.

– Здравствуйте, – Дронго продолжал есть.

– Можно присесть? – спросил, улыбаясь, полковник.

– Садитесь, – кивнул Дронго, – кажется, ваше руководство не очень склонно встречаться со мной. Вы, по-моему, как и я, не абориген.

– С чего вы взяли? – заинтересовался Машков.

– Когда вы входили, то открыли дверь и осмотрелись, как обычно делает человек, не знающий, работает ли в столь поздний час столовая. Кажется, у вас тоже много работы.

– Верно, – рассмеялся его собеседник и представился: – Полковник Машков. А вы можете не называть себя. Я уже знаю, что к нам в Центр прилетел Дронго. Так, кажется, вас называют по всему миру. К тому же вас трудно не узнать.

У Дронго была мощная фигура, широкий разворот плеч, высокий рост, и он больше походил на профессионального спортсмена, чем на аналитика. Лишь высокий выпуклый лоб свидетельствовал о том, что он занимается интеллектуальным трудом.

– Спасибо. Вы давно в Центре?

– Нет. Несколько дней.

– Тихо тут, – кивнул за окно Дронго.

– Да, – согласился Машков, – хотя, несмотря на ночь, сейчас вовсю идет работа.

– А как сотрудники добираются до поселка?

– Туда ходят автобусы каждые два часа. Хотя с двух ночи до шести утра перерыв, – пояснил Машков.

– Ясно. Это вы первым обнаружили пропажу?

– Верно. Откуда вы знаете?

Подошедшая официантка спросила, будет ли Машков ужинать, и, записав заказ, удалилась на кухню.

– Читал досье. Мне его дали только в вертолете, который летел в Центр, хотя обещали дать еще в самолете. Но самолет был рейсовый, и они, наверно, просто опасались за свои секреты, хотя двое офицеров с документами летели со мной. Впрочем, их можно понять. Этот маразм излишней секретности так до сих пор и не изжит.

– Вы всегда настроены так агрессивно? – улыбнулся Машков. Улыбка у него вышла усталой.

– Нет, хотя у меня есть для этого основания. Я срочно вылетел, добирался сюда почти сутки, а ваши начальники даже не хотят меня принимать.

– Их тоже можно понять. Утром, пока вы летели, сюда звонило все руководство. Они настаивают, чтобы мы активизировали поиски исчезнувшего водителя. Впрочем, вы о нем, наверно, еще не знаете.

– Немного знаю. Он исчез.

– Да. Сразу, как только мы обнаружили пропажу. Или почти сразу. Пока мы разбирались с тем, как могло быть совершено хищение, он исчез. В общем, все непонятно.

– У него было высшее образование?

– Нет. Обычный прапорщик. Остался на сверхсрочную.

– Странно. И такой человек был организатором столь изощренного преступления?

– Может, организаторами были другие, а он только помогал им, – резонно предположил Машков. – Во всяком случае, теперь объявлен настоящий розыск. И его ищут повсюду.

– Понятно, – Дронго закончил есть и отодвинул тарелку. – Вы новый куратор Центра?

– Если ничего не выясним, то боюсь, что куратором я пробуду совсем недолго, – признался полковник.

– Понятно. Простите, у вас не было старшего брата? – вдруг спросил Дронго.

– Был. А почему вы спрашиваете?

– Я так и думал. Вы немного похожи. А я, кажется, знал вашего старшего брата, – пробормотал Дронго, – майор Машков. Он ведь погиб в Афганистане? Верно?

– Да, это мой брат. Так вы с ним были знакомы?

– Совсем немного. Мне рассказывал о нем генерал Асанов. Они шли в одной связке, и, когда сорвались со скал, ваш брат перезал веревку, чтобы спасти остальных. Но сам погиб.

– Да, именно так, – помрачнел Машков.

– Вы давно здесь?

– Уже несколько дней.

Машкову принесли первое, и он жадно начал есть.

– Значит, это вы обнаружили пропажу в контейнерах, – задумчиво произнес Дронго.

– Да. Но основная заслуга принадлежит не мне, а прокурору, который сумел доказать, что с сотрудниками Центра произошел не несчастный случай, а их убили. А мы уже потом раскрутили все это дело.

– Я прочел об этом, – кивнул Дронго. – Но каким образом они сумели вывезти заряды из хранилища? Это же невозможно, почти фантастика.

– Двое тех самых сотрудников Центра вошли в лифт, рядом с которым всегда сидит охранник. У них был допуск, и их не остановили. Они входят в лифт уже в спецодежде.

– То есть в скафандрах.

– Их не совсем так называют, но да, они были одеты в такие неповоротливые костюмы. Внизу сотрудникам службы безопасности находиться нельзя. Там радиация не очень сильная, но при длительном воздействии на человека может сказаться и она. Но внизу установлены камеры наблюдения, связанные с компьютерной сетью. Позже мы выяснили, что кто-то изменил программу, и компьютер выдал дважды один и тот же эпизод. Теперь уже ясно, что они вошли в хранилище девятого июня и вынесли заряды наверх. Десятого они вывезли их из Центра вместе с радиоактивными отходами. Такова наша версия.

Машков закончил есть первое, и девушка в белом халате принесла ему второе. Собеседники замолчали, думая каждый о своем.

– Предположим, что программа компьютера была изменена, – прервал молчание Дронго, – но как могло получиться, что они пронесли заряды мимо дежурного офицера и это осталось незамеченным?

– А вы думаете, охранники спрашивают, что именно носят одетые в спецодежду сотрудники Центра? – ответил вопросом на вопрос Машков. – Никому и в голову не могло прийти проверять, что они там несут. Их лаборатория расположена внизу, и сотрудники службы безопасности не вмешиваются в научный процесс, таковы строгие правила.

– Черт возьми, – пробормотал Дронго, – какие дурацкие правила. Получается, что ваши офицеры охраняют Центр от внешних врагов, а не от внутренних.

– Получается так, – согласился Машков.

– Эти ЯЗОРДы очень тяжелые?

– Одному человеку они не под силу. Но двое справятся. И довольно легко.

– Досье на погибших у вас, конечно, есть?

– Они у Земскова, но я думаю, их можно взять, это не проблема.

– Они вывезли заряды под видом радиоактивных отходов?

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru