Пользовательский поиск

Книга Символы распада. Содержание - Москва. 8 августа

Кол-во голосов: 0

Часть вторая

ЭКСПЕРТ

Москва. 8 августа

Когда в половине одиннадцатого вечера раздается неожиданный телефонный звонок и тебе говорят, что ты срочно нужен, это означает, что произошло событие, которое может принести тебе только одни неприятности. Когда позвонил старый чекист, Дронго уже понимал, что все это не просто так, тем более что Владимир Владимирович собирался даже приехать к нему. А если учесть и то обстоятельство, что Дронго знал, когда именно ложился спать полковник (очень рано – и столь же рано вставал), то его неожиданный звонок, без всяких сомнений, обещал целую лавину неприятностей.

Владимир Владимирович приехал в одиннадцать часов вечера. Ясно, что он звонил, уже собираясь выехать к Дронго. А это само по себе было свидетельством чрезвычайности обстоятельств. Дронго принял гостя, понимая, что тот мог появиться столь поздно только в исключительном случае. Когда Владимир Владимирович расположился на диване, Дронго принес ему чашечку кофе. Он держал у себя на квартирах целые наборы разных сортов кофе, так как многие его гости предпочитали именно этот напиток и тот или иной его сорт. Сам Дронго кофе не пил и не любил, он всегда пил только чай и по количеству выпитых чашек мог соперничать с любым англичанином.

– Опять неприятности? – спросил он, устраиваясь напротив своего гостя.

– Если бы обычные неприятности, – вздохнул Владимир Владимирович. – Мне иногда кажется, что ты заранее знаешь, когда произойдут некие события, и специально приезжаешь в Москву, чтобы я мог тебя быстро найти.

– Надеюсь, речь не идет о спасении человечества, – улыбнулся Дронго. – А мне, в свою очередь, кажется, что вы специально ждете, когда я приеду в Москву, чтобы приурочить очередную гадость к моему очередному приезду. Или я не прав?

– На этот раз это не просто гадость, – хмуро признался Владимир Владимирович, – и очень боюсь, что сейчас мы имеем дело с гораздо более серьезной проблемой, чем ты можешь представить себе.

– Что случилось?

– С тобой хочет встретиться генерал Потапов. Очень срочно. Ему требуется твоя консультация. Но предупреждаю: это очень серьезно. И если ты согласишься поехать на встречу, то потом уже не сможешь выйти из игры. А уж тем более отказаться помочь. Речь идет об очень серьезных вещах.

– Тогда я предпочитаю уклониться от встречи. Меня опять попросят искать какого-нибудь ублюдка, а когда я его найду, выяснится, что в интересах государства его нельзя трогать. Нет, с меня хватит. Я и так слишком часто и слишком много подставлялся.

– Это не шутки, – очень серьезно произнес Владимир Владимирович. – Я бы иначе не позвонил тебе так поздно. Речь идет о безопасности тысяч, если хочешь, миллионов людей.

– Я же говорил, что снова пойдет речь о спасении человечества, – улыбнулся Дронго. – Вы знаете, как я вас уважаю, но, по-моему, вы напрасно согласились на столь неблаговидную миссию посланника. Уровень секретов, которые мне доверяют, уже зашкаливает за обычную норму даже для такого эксперта, как я. Что случилось, полковник? Почему я опять понадобился так срочно?

– У них очень большие неприятности, Дронго, – признался старик. – Я не имею права говорить тебе, но это действительно неприятности, и очень крупные. В интересах дела им нужен такой эксперт, как ты.

– Для чего?

– Ты хочешь правду? – в упор спросил Владимир Владимирович. – Я только могу догадываться о том ужасном, что тебе расскажут, но хочу сказать откровенно. Ты нужен для того, чтобы в случае необходимости от тебя могли сразу откреститься, отказаться, называй как хочешь. Тебя устраивает уровень моей откровенности?

– Вполне, – мрачно ответил Дронго. – Что мне нужно делать?

– Одевайся, и поедем со мной. У нас всего полчаса времени.

– Может, вы мне объясните, что именно происходит, пока я буду одеваться?

– Нет, не объясню. Не имею права. А если честно, то даже мне ничего не сказали. Я подозреваю, что это может быть, но хочу держать свои подозрения при себе, чтобы ошибиться. Я очень хочу ошибиться, Дронго, ты меня понимаешь? Одевайся, и поедем со мной. Там тебе все объяснят.

Дронго не стал задавать вопросов. Когда все начинается так интригующе, лучше ни о чем не спрашивать. Все равно ясно, что всей правды ты не услышишь, а то, что нужно услышать, тебе обязательно скажут. Иначе они не стали бы так срочно вызывать его, присылая за ним Владимира Владимировича.

Через десять минут он был готов следовать за своим спутником. Они спустились вниз, где их ждал автомобиль с водителем.

– Вы становитесь важной персоной, – пошутил Дронго, – у вас появился собственный автомобиль?

– Это ты становишься важной персоной, – пробормотал Владимир Владимирович, – его прислали для того, чтобы я привез тебя как можно быстрее.

– Это как-то вдохновляет, – усмехнулся Дронго.

Обычные неформальные встречи руководители спецслужб проводили на конспиративных квартирах или на дачах. Но на этот раз спешка была столь очевидной, что Дронго повезли в знакомое каждому москвичу здание на Лубянке, где его ждал генерал Потапов. В кабинет к генералу Дронго вошел один.

Они были знакомы со времен предыдущего расследования Дронго, когда генерал не разрешил ему закончить поиски. Но генерал оценил тогда его настойчивость и аналитические способности.

– Добрый вечер, – поздоровался Потапов, когда Дронго вошел в кабинет. Генерал не подал руки, а Дронго не проявил желания к рукопожатию, усаживаясь напротив.

– Добрый вечер, – буркнул в ответ Дронго. – Кажется, у вас случилось что-то очень неприятное?

– Вы согласны сотрудничать? – спросил Потапов.

– Так обычно спрашивали задержанных агентов, – пошутил Дронго и уже более серьезно спросил: – Так что же у вас случилось?

– Вы не ответили на мой вопрос.

– Я, кажется, уже согласился приехать, а это и есть ответ на ваш вопрос.

– У нас проблема. – Генерал не мигая смотрел на сидевшего напротив него человека. Потом взял со стула лист бумаги и протянул его Дронго. – Прочтите и распишитесь. Это подписка о неразглашении.

– Пожалуйста. – Дронго несколько удивленно взглянул на хозяина кабинета и поставил свою подпись. – Раньше такой подписки с меня никогда не брали, – пробормотал он.

– Раньше не было такой проблемы. – Потапов посмотрел на бумагу и протянул следующую. – Вот здесь тоже, пожалуйста. Сначала прочтите, это отказ от претензий в связи с проводимыми вами работами.

– Я надеюсь, вы не собираетесь отправлять меня на Северный полюс, – пошутил Дронго, взглянув на генерала. Он и на этот раз подписал не читая.

– Еще одна ваша подпись, – невозмутимо сказал Потапов, подавая третий лист бумаги. – Это подписка о том, что вы согласны сотрудничать с нашим ведомством.

– Нет, – отодвинул бумагу Дронго, – я эксперт, а не агент. Это разные вещи.

– В таком случае я не могу начать наш разговор, – возразил Потапов.

Дронго поднялся.

– У каждого существуют свои принципы... – кивнул он, собираясь выйти из кабинета.

– Подождите, – недовольно сказал генерал. – Хорошо, я изменю формулировку. Я напишу, что вы согласились сотрудничать с нами на период расследования порученного вам дела. Такой вариант вас устроит?

– Да. Такой устроит.

– Садитесь. Сейчас я вызову секретаря, и он изменит формулировку. – Потапов вызвал своего помощника.

Десять минут они молча сидели в кабинете, ожидая, когда принесут переделанную бумагу. Молчание становилось гнетущим. Но ни Потапов, ни Дронго не сказали друг другу ни слова. Наконец бумагу принесли, и Дронго внимательно прочитал ее, абзац за абзацем, строчку за строчкой, а затем подписался.

– Все? – спросил он. – Или у вас есть четвертая?

– Нет. – Потапов, сложив все три подписанных листка бумаги, убрал их в папку, положил ее в ящик и только тогда наконец сказал: – У нас появилась проблема. – Подумав, он произнес: – Проблема в нашем Научном центре в Сибири. Там произошло хищение, и мы хотели бы, чтобы вы вылетели на место для расследования.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru