Пользовательский поиск

Книга Самое надежное. Содержание - Эпилог

Кол-во голосов: 0

– Вы обвиняете леди Столлер в двух убийствах, – вдруг сказал Томас Хаузер. – У вас есть какие-нибудь доказательства, кроме голословных утверждений?

– Есть, – сказал Дронго, – ко мне на балкон кто-то лазил. Но это недоказуемый факт. Это всего лишь следствие моей наблюдательности. Однако я заметил, что кто-то входил ко мне в комнату, когда я был у бассейна, но, предположим, я ошибаюсь. Тогда я хотел бы изложить свои доказательства. Во-первых, Инес Столлер точно знала, когда чистят бассейн. В разговоре со мной на яхте она поправила мистера Леру, который сказал, что бассейн чистят по субботам. Она напомнила, что его чистят по пятницам. И, очевидно, окончательный план у нее был уже готов. Самое неприятное она узнала вчера на пресс-конференции от Митара Порубовича.

Джессика, которую она так ненавидит, почему-то упрашивала своего мужа не подписывать договор с лордом Столлером. Очевидно, к тому времени она уже была готова разорвать свои отношения с сэром Александром и их встреча на берегу была последней. Клэр обратила внимание, что разговор был достаточно напряженным. Я не могу сказать, что леди Инес Столлер руководствовалась только чувством ревности. Возможно, она хотела таким образом помочь мужу в подписании контракта, а подсыпав ему лекарство, отводила от него все подозрения. Кстати, мистер Порубович, вы были неправы. Иногда на таких виллах жены очень даже интересуются делами своих мужей.

– Это тоже не доказательство, – строго сказал Томас.

– И во-вторых, – продолжал Дронго, – я взял на себя смелость порыться в вещах леди Столлер, пока она сидела в гостиной.

– Вы не джентльмен сэр, – с возмущением сказал лорд Столлер.

– Да, – согласился Дронго, – я не джентльмен. Законы жанра, к которому я имею честь принадлежать, требуют от меня описания грязи, крови и самых низменных человеческих качеств. Но разгадывая каждый раз подобные преступления, я помогаю людям в какой-то мере поверить в победу вселенского Добра над мировым Злом. Я всего лишь аналитик, – Дронго неожиданно достал из-за дивана свою сумку и вытащил оттуда серые, замызганные кроссовки. Он положил их на столик перед лордом. – Это кроссовки вашей супруги, – сказал Дронго. – Именно в них она спустилась с моего балкона, а потом снова поднялась в комнату. Думаю, вы не станете отрицать, что они принадлежат вашей супруге.

Лорд Столлер повернулся к жене. Он хотел что-то сказать. Даже открыл рот. Потом неожиданно побагровел, схватился за сердце и начал ловить непослушными губами воздух.

– Плема! – закричал Митар. – Ему плохо! Нужно срочно сделать укол. Кажется, у него схватило сердце.

Эпилог

Вертолет полиции успел почти вовремя. Лорда Столлера с обширным инфарктом увезли в больницу. Леди Столлер было предъявлено обвинение в двух преднамеренных убийствах, и ее доставили в полицейский участок. Тела убитых сотрудники полиции погрузили на подошедший катер. С ними отправились Томас и Берндт, посчитав, что они должны дать показания в полиции. К ним присоединились Плема и Митар Порубовичи. На опустевшем острове остались только Дронго, Джерри, ее дочь Клэр, Морис Леру и Илена, так и не понявшая до конца, что здесь произошло и почему на остров приехало так много полицейских. Два офицера остались на острове и теперь находились у бассейна, лениво переговариваясь друг с другом.

Четверо оставшихся собрались за столом. Для каждого из них прошедшая ночь была испытанием. Джерри как-то сразу постарела, прибавив добрый десяток лет. Леру выглядел уставшим и опустошенным. Клэр сидела притихшая, не реагируя на слова взрослых. В полном молчании они пили чай.

– Не понимаю, – вдруг сказала Джерри, – не понимаю, зачем ей понадобилось устраивать такую кровавую драму. Почему? Неужели чувство ревности? Или чувство собственницы своего мужа? Или из-за этого проклятого договора? Она ведь очень богатая женщина.

– Не только, – вздохнул Дронго. – Мне рассказывали, что она воспитывалась на Кипре. Росла там в шестидесятые и семидесятые годы, когда уровень ненависти на острове достиг предела. Греческая и турецкая общины начали самую настоящую войну друг против друга. Каждая из них полагала, что можно решить все проблемы, изгнав соотечественников со своей родины. Кардинальное решение вопроса – либо изгнание, либо убийство. И эти семена ненависти, посеянные в детстве, рано или поздно дают свои всходы в более зрелом возрасте.

– Откуда вы знаете? – спросила Джерри. – Откуда вы знаете, что там было?

– Знаю, – сказал он, закрывая глаза, словно вспоминая все, о чем ему не хотелось вспоминать. – Знаю, – повторил он и открыл глаза, – подобные противостояния были и в моей бывшей стране. Ненависть против ненависти, страх против страха, стенка на стенку. Карабах, Абхазия, Чечня, Приднестровье. И во всех случаях люди полагали, что самое надежное решение проблемы – это ее отсутствие, не понимая, что посеянные семена ненависти всегда дают ужасные плоды.

– Самое надежное – оставаться человеком при всех обстоятельствах, – сказал Леру. – «Быть человеком – это значит чувствовать себя в ответе за все происходящее», – процитировал он слова Сент-Экзюпери.

– Извините, – Дронго встал из-за стола, – я бы хотел немного пройтись. Мне трудно дышать.

Он уже вышел из дома, когда услышал за своей спиной легкие шаги. Дронго обернулся. Рядом стояла Клэр.

– Я хотела вам сказать... – с улыбкой сказала она.

– Что?

– Мне кажется, что лорд Столлер ошибался... И я тоже была не совсем права.

– В каком смысле?

– Вы джентльмен. Самый настоящий. И спасибо вам за все.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru