Пользовательский поиск

Книга Путь воина. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

Глава 8

Нужно было видеть лица стоявших в кабинете людей. Они выражали крайнюю степень уважения к вошедшему человеку. Симура оглядел собравшихся. Ему было трудно стоять, но он держался изо всех сил. Поверх обычного кимоно на нем было хаори — короткое верхнее кимоно, в котором он приехал в полицейское управление.

Пройдя к столу, он кивнул Дронго и опустился на любезно подвинутый к нему стул.

Все стояли, не решаясь сидеть в присутствии такого человека. Каждый знал, что Кодзи Симура не просто известный японец, прославившийся своими аналитическими способностями, но и близкий друг нынешнего премьер-министра, вхожий в императорскую семью. Кроме всего прочего, Симура был братом президента банка, в попытке убийства которого сейчас обвиняли Дронго.

— На каком основании вы арестовали друга нашей семьи? — хрипло спросил Симура.

Адвокат, замешкавшийся с переводом, взглянул на Дронго, но тот еще раз потянул его за рукав, попросив переводить разговор. Сакагами оглянулся по сторонам и прошептал своему клиенту вопрос Симуры.

— Извините нас, сэнсэй, — уважительно начал прокурор, — я думал, вам не разрешают выходить из больницы. Вы себя плохо чувствуете?

— Это не имеет никакого отношения к нашему делу, — резко ответил Кодзи Симура. — Сядьте, — махнул он своей палкой, на которую опирался, даже сидя на стуле.

Прокурор посмотрел на своих подчиненных и сел первым. За ним сели остальные руководители управления. Цубои, усмехнувшись, отошел в угол комнаты.

Фумико взяла стул и села рядом с Дронго. Он снова ощутил тонкий аромат ее парфюма.

— Вчера произошло убийство, — осторожно объяснил Хасэгава. — Во время приема неизвестный убийца застрелил Сэйити Такахаси и выстрелил в вашего брата.

Вы знаете, в каком состоянии он сейчас находится. Врачи считают, что он может не выжить.

— Я не спрашивал вас, как он себя чувствует, — резко перебил прокурора Симура. — Я хочу знать, почему вы арестовали моего друга?

Прокурор посмотрел на двух офицеров полицейского управления, сидевших рядом с ним. Если бы кто-нибудь другой попробовал поговорить с ним в таком тоне, он бы выставил наглеца из кабинета. Но перед ним сидел великий Кодзи Симура. И дело было даже не в его моральном авторитете. В присутствии остальных чиновников полиции прокурор не имел права проявить неуважение к такому человеку.

— Он был в розовом зале, — пояснил Хасэгава, — в тот момент, когда произошло убийство.

— Он сидел рядом со мной, — сразу вставила Фумико, — и я сказала, что он не стрелял, иначе я бы услышала, как он попытался встать.

— Почему вы полагаете, что убийца именно мой друг? — поинтересовался Симура.

— Мы не знали, что он ваш друг, — осторожно ответил прокурор.

— Теперь вы это знаете. — Симура наступал, не давая своему собеседнику перевести дух. — И объясните мне, какие у вас подозрения против моего друга.

Или вы его арестовали только потому, что он был единственным иностранцем в этом зале?

— Нет, — смутился Хасэгава, — конечно, нет. Мы подозреваем, что именно господин Дронго произвел два выстрела. В сообщении Интерпола, которое нам прислали, указано, что задержанный нами господин Дронго — отличный стрелок.

— Чтобы убить человека с расстояния в три метра, не обязательно быть хорошим стрелком, — желчно произнес Симура. — Или я ошибаюсь? Может, там был неизвестный снайпер, который стрелял из парка?

— Окна были закрыты, сэнсэй, — вежливо ответил прокурор. — Мы все проверили. Стрелял кто-то из находившихся в розовом зале.

— Вы нашли оружие?

— Да, — кивнул Хасэгава, — мы нашли пистолет, из которого были сделаны выстрелы. Это бельгийский «браунинг». Он очень небольшой, но вполне удобный, чтобы спрятать его в кармане и затем произвести два выстрела.

Адвокат, переводивший Дронго слова прокурора, пояснил при этом, что пистолет все еще находится на экспертизе, хотя уже сейчас известно, что там не было никаких отпечатков пальцев.

— Вы нашли отпечатки пальцев нашего друга на пистолете? — спросил Симура, словно услышавший, что именно сказал Сакагами.

Прокурор переглянулся с руководителями полицейского управления.

Взглянул на Цубои. Тот пожал плечами. Ему не нравилось поведение Хасэгавы, постепенно сдающего свои позиции перед напором Симуры. Инспектор полагал, что, несмотря на все заслуги Симуры и его возраст, прокурор не должен давать объяснений этому человеку. Очевидно, Цубои не всегда и не во всем чтил старые традиции, которые еще существовали в стране.

— Там не было отпечатков пальцев, — вынужден был признать Хасэгава.

Наступило молчание. Симура повернул голову, взглянул на Дронго, потом на сидевшего рядом адвоката Сакагами. И неожиданно спросил:

— Вы его адвокат?

— Да, — пролепетал Сакагами, чуть привставая со своего места.

— Какие основания есть у сотрудников прокуратуры и полиции для задержания вашего клиента? Я имею в виду законные основания, не считая того факта, что он сидел в момент убийства в розовом зале. Какие?

Сакагами взглянул на прокурора. Тот отвернулся. Офицеры полиции смотрели в пол. Только Цубои насмешливо фыркнул, но для адвоката он не был авторитетом.

— Никаких, — выдавил из себя Сакагами. Он взглянул на Хасэгаву и быстро добавил:

— Но господин Дронго был в розовом зале в момент убийства. И оставался там с госпожой Одзаки, когда все вышли из комнаты.

— Господин Сакагами, — тихо произнес Симура, — вы, очевидно, назначенный адвокат?

— Да. — Сакагами так и не решился сесть, отвечая на вопросы старика.

— Я думаю, будет лучше, если у господина Дронго будет другой адвокат, — жестко заметил Симура. — С этой минуты я готов представлять интересы господина Дронго в этом деле, — объявил он при полном замешательстве всех присутствующих.

Дронго попросил адвоката перевести его заявление. Но тот отмахнулся от него. Он понял, что его недолгая деятельность в качестве адвоката столь интересного клиента заканчивается. Фумико, усмехнувшись, обернулась к Дронго и пояснила, что сэнсэй Симура готов лично представлять интересы задержанного.

25
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru