Пользовательский поиск

Книга Пройти чистилище. Содержание - ГЛАВА 7

Кол-во голосов: 0

– Думаю, да, – осторожно ответил Эшби.

– Звоните Бланту, – нетерпеливо попросил Кэвеноу, – этот мерзавец Кемаль будет сидеть у нас сто лет, пока не расскажет всей правды.

Эшби набрал номер телефона английского резидента в Вашингтоне.

– Мистер Блант? – спросил он. – С вами говорит Александр Эшби.

– Я вас слушаю, – заинтересованно ответил Питер Блант.

– Кажется, нам удалось выйти на неуловимого Вакха.

– Вы его взяли? – не поверил услышанному Блант.

– Можно сказать.

– Поздравляю вас, мистер Эшби. Это очень большая победа, – обрадованно сказал Блант.

– Но у нас возникли проблемы, – вздохнул Эшби. – У нас свои тонкости юридической системы. Вакх оказался довольно известным человеком и американским гражданином. А его адвокаты уже требуют отпустить своего клиента. Вы не могли бы выступить у нас в прокуратуре или в суде? Конечно, слушания будут закрытыми. Я гарантирую.

– Что я должен сказать?

– Не называя никаких имен, просто рассказать о том, как в результате информации Вакха был арестован ваш разведчик. Такой вариант вас устроит?

– Думаю, да, – помедлив, ответил Блант, – но в любом случае я должен посоветоваться с Лондоном. Перезвоните мне через десять минут.

– Договорились. – Эшби повесил трубку и пояснил Кэвеноу: – Он хочет позвонить в Лондон, получить разрешение.

Блант довольно быстро набрал код и номер Холдера. К его удивлению, трубку снял сам Холдер.

– Мистер Холдер, – торопливо сказал он, – янки обнаружили нашего Вакха.

– Поздравляю, – равнодушно бросил Холдер.

«Кажется, он даже не обрадовался», – удивился Блант. Что опять случилось в Лондоне?

– Они его арестовали, но это оказался весьма значительный тип. Со своими большими связями. Адвокаты требуют его освобождения.

– Это типично в их манере, – буркнул Холдер, – они готовы дать шанс даже самому отъявленному негодяю.

– Мне можно выступать в суде? – спросил Блант.

– Вообще-то нежелательно, – ответил Холдер, – я думаю, вам лучше проконсультироваться с Хэшлемом. Он сейчас на месте. Пусть наш разговор переведут на него.

– Но, сэр... – воскликнул пораженный Блант, протестуя против переключения. «Неужели Вакх совсем неинтересен Холдеру?» – подумал он.

– В чем дело, мистер Блант, – услышал он голос Хэшлема, – опять какая-нибудь неприятность с нашими американскими друзьями?

– Наоборот. Они нашли наконец Вакха. Они смогли его вычислить. И я просил у мистера Холдера разрешения на выступление в суде по этому делу.

– Зачем? – спросил Хэшлем.

«Кажется, они все сошли с ума», – подумал Блант, но, сдерживаясь, сказал:

– Мы можем помочь американцам решить часть их проблем. Рассказать о том, как Вакх вывел русских на нашего человека в резидентуре советской разведки в Лондоне.

Наступило молчание.

– Сэр... – раздраженно спросил Блант, решив, что произошло отключение линии. Он услышал лишь приглушенные звуки. – Сэр, – снова повторил он и понял, что Хэшлем смеется.

– Вы не читаете газет, мистер Блант, – сказал, явно наслаждаясь, Хэшлем, – молодым всегда свойственно нетерпение. Не нужно выступать в суде, это ничего не даст.

– Я не понимаю вас, сэр, – холодно заметил Блант.

– Прочтите сегодняшний номер «Нью-Йорк таймс», – посоветовал Хэшлем, – и не спешите бежать в суд, иначе вы окажетесь в смешном положении.

Блант бросил трубку и взялся за сегодняшние газеты, которые он еще не успел просмотреть. Лихорадочно листая, он пытался найти нечто относящееся к словам Хэшлема. И наконец нашел статью – «Советский резидент в Лондоне Олег Гордиевский бежал на Запад. Успешный побег из Москвы».

– Проклятье! – выругался Блант.

Он еще не закончил читать, когда раздался телефонный звонок Эшби.

– Мистер Блант, вы получили разрешение? – спросил Эшби.

– Нет, мистер Эшби, – уныло ответил Блант, – у нас ничего не выйдет. Наш агент – бывший резидент КГБ в Лондоне Олег Гордиевский – бежал из Москвы в Лондон. Русские его даже не арестовывали.

Эшби положил трубку.

– Ничего не понимаю, – растерянно сказал он.

ГЛАВА 7

Истекал последний день, данный сотрудникам ФБР и группе Эшби для сбора доказательств. С опухшими от бессонницы глазами Томас Кэвеноу охрипшим голосом принимал донесения своих сотрудников. Все было против него. Даже назначенная в последний момент проверка в офисе Кемаля, вызвавшая настоящий скандал в Нью-Йорке, не принесла ничего нового. Все было против них.

После публикации статьи про супершпиона английской разведки бывшего резидента КГБ в Лондоне Олега Гордиевского на англичан рассчитывать не приходилось. Да и ЦРУ было невыгодно разглашать в суде данные по операции «Айви Беллз», доказывая, что именно ее выдал Кемаль Аслан советской разведке. Но если он действительно сообщил, а американцы, канадцы и англичане прекратили проверку, – значит, они получили сообщение от своего агента. А агент англичан уже сбежал на Запад. Теперь русские могли понять, что в их рядах действует не менее высокопоставленный разведчик американцев, и вновь начать жесткую проверку. Никакой логикой нельзя было объяснить и тот факт, что Гордиевский не был арестован КГБ. Ведь сообщение Вакха пришло к нему, а от него к англичанам и американцам, в результате чего они и прекратили проверку всех подводных кабелей, в том числе в Северном и Охотском морях. Но советская разведка не тронула Гордиевского. Значит, не было никакой проверки и Вакх не сообщал о кабеле в Москву, а лишь пытался проверить свою линию связи, устроив дерзкую провокацию в Балтиморе. Но тогда кто сообщил русским об операции «Айви Беллз»? И этот кто-то уже не был связан с Вакхом, иначе его сообщения в Москве проверялись бы более тщательно и Гордиевский был бы обязательно арестован.

Но никакие рассуждения не могли заменить того факта, что англичане не станут выступать в суде, свидетельствуя о задержании своего агента из-за переданных сообщений Вакха. Это был конец. Больше ничего выжать из Кемаля было невозможно. Оставалось надеяться, что адвокаты удовлетворятся косвенными уликами. Но эти доводы были малоубедительны и, главное, не указывали на непосредственного исполнителя, каким мог быть советский резидент.

Эшби понимал, что Кемаля Аслана нужно отпускать, но именно поэтому он в последний день перерывал всю документацию по Вакху, пока его не нашел сотрудник отдела, сообщивший, что сам директор ЦРУ Уильямс Кейси хочет видеть Эшби. Пришлось отложить все дела, надеть галстук и идти длинными коридорами к самому шефу на прием.

В большом, просторном кабинете директора ЦРУ сидели двое посторонних людей. Один был повыше ростом, с красиво уложенной, чуть седоватой шевелюрой. Другой гость был пониже, с резкими, жесткими чертами лица. Вопреки обыкновению, директор сидел не за своим столом, а рядом с гостями в кресле. Когда Эшби вошел, он встал и, показывая на него, сказал:

– Это тот самый начальник отдела, о котором я вам говорил.

– Вы выдвигаете молодых, – сказал, улыбаясь, гость, сидевший справа от Кейси. Он был не просто уверенный в себе человек, он чувствовал себя здесь хозяином. Эшби пригляделся и чуть не ахнул от изумления. Это был сам Роберт Макфарлейн, помощник Президента США по национальной безопасности. Второго Эшби узнал уже без подсказки. Он видел его несколько раз на совещаниях в Пентагоне. Генерал-лейтенант Даниэл Грэхэм был начальником разведывательного управления Министерства обороны США. Эшби понял, что попал в компанию весьма именитых особ.

– Садитесь, Эшби, – разрешил директор, – мы обсуждаем очень важный вопрос. Как у вас там с задержанным Вакхом? Или он все-таки не Вакх?

Эшби не понравилась интонация, с которой были сказаны эти слова, и он осторожно ответил:

– Против Кемаля Аслана нет никаких доказательств. Нам не удалось ничего найти. За исключением того случая в Балтиморе, когда сотрудники ФБР все-таки обнаружили отпечатки его пальцев. Но он не отрицает этого случая, уверяя, что действовал по просьбе друга для непонятного ему розыгрыша.

68
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru