Пользовательский поиск

Книга Последний синклит. Содержание - Глава четырнадцатая

Кол-во голосов: 0

Еще минут через пятнадцать было решено пообедать. Доул объявил перерыв до четырех. Важевский позвонил на кухню и узнал, что Арчибальд приготовит все через полчаса. Все служащие уже покинули «Стакис», а охранники организовали внешнее кольцо вокруг гостиницы, и им было запрещено даже входить в отель.

– Надеюсь, Арчибальд не положит нам всем яд, – пробормотал Хеккет.

– Я заставлю его самого попробовать каждое блюдо, – пообещал Хашаб.

– У нас пока есть время, – взглянул на часы Квернер, – еще полчаса.

– Пойдем в бассейн, – устало предложил Важевский. – Кто пойдет со мной? Надеюсь, что вся автоматика работает как нужно.

Вместе с ним согласились отправиться в бассейн еще несколько человек. Дронго решил, что примет душ. Он вышел из конференц-зала, не предполагая, что уже через полчаса в отеле будет еще один труп.

Глава четырнадцатая

Дронго вошел в кабину лифта, вымотанный предыдущими разговорами. Конечно, Доул был прав: только таким необычным образом можно было узнать, кто именно из экспертов проявляет заботу о своем сообщнике, и перекрестным допросом уличить в неискренности возможного пособника убийцы. Но сама процедура была сложной и многоходовой, а убийца мог начать нервничать.

Дронго вышел на своем этаже и заметил, что створки соседней кабины лифта растворились и оттуда вышел Квернер. На третьем этаже, кроме них, жили еще комиссар Брюлей и Хеккет. Квернер хмуро кивнул Дронго, который предусмотрительно пропустил немецкого эксперта вперед.

– Как у вас дела? – спросил у него Дронго.

– Не знаю, – мрачно ответил Квернер. – Мне кажется, нам еще очень далеко до конца расследования. Вполне возможно, что этот врач случайно положил яд в молоко ребенку, а поняв, что будет разоблачен, решил покончить с собой, не оставив никаких пояснений.

– А как быть с убийством Роберта?

– Конкретных доказательств все же нет, – сказал Квернер. – Возможно, в него стреляла эта истеричная особа.

– Но у него нашли список экспертов.

– Вот в этом все и дело, – хмуро заметил Квернер. – Может, список ввели в компьютер позже, после смерти Роберта. Специально, чтобы отвлечь наше внимание от настоящих организаторов убийства. Кстати, Алан Эндерс неплохо разбирался в компьютерах, я это узнавал.

Дронго подумал, что в таком деле важны даже мельчайшие подробности поведения каждого из подозреваемых. Хотя с другой стороны, одним из подозреваемых был в данном случае он сам. Квернер достал карточку, чтобы открыть свой номер.

– Как вам нравится эта идея сэра Энтони оставить нас одних в отеле? – спросил он.

– С одной стороны, разумно, – заметил Дронго. – Это исключает возможность контактов потенциального убийцы с кем-либо из своих сообщников. А с другой – мы можем оказаться в очень неприятном положении. Старик, кажется, настроен решительно.

– Вот именно, – хмыкнул Квернер, входя в свой номер. Дронго вошел к себе.

Он услышал, как через несколько минут Квернер вышел из своей комнаты, хлопнув дверью. Очевидно, ему не нравился подобный «домашний арест». Все эксперты, прибывшие сюда по приглашению сэра Энтони, были не просто выдающимися мастерами своего дела. Это были величайшие профессионалы, и их оскорбляло, что они должны выступать не только в привычной роли расследующих преступление, но и в роли подозреваемых по этому преступлению. Дронго, во всяком случае, подобная роль угнетала.

Приняв душ, он вышел из ванной. В «Стакисе» им давали особенно душистое мыло с приятным запахом и необычной пенкой. Чувствуя себя гораздо лучше, он переоделся в костюм и взглянул на часы.

«Надеюсь, что Арчибальд сумеет приготовить для нас обед», – раздраженно подумал Дронго, выходя в коридор. Его поразила необычная тишина в соседних номерах. Очевидно, все трое экспертов, проживавших на его этаже, уже спустились вниз. Он прошел по коридору, затем, немного подумав, вернулся и открыл дверь на лестницу. Это был запасной выход на случай пожара. Он прислушался. Кто-то быстро поднимался по лестнице, явно задыхаясь. Удивившись, Дронго посмотрел вниз, но никого не увидел, а затем, повернувшись, снова пошел к кабине лифта.

Он вышел в холл и заметил, что там никого нет. Только из ресторана показался бледный от ужаса Арчибальд, который смотрел на Дронго с выражением невероятного страха на лице.

– Что случилось? – осведомился Дронго. – У вас сгорел обед? Или не хватило продуктов?

– Там, – показал в сторону бассейна Арчибальд, и Дронго понял: что-то произошло.

– Что случилось? – крикнул он.

– Убили, – еле выдавил из себя Арчибальд.

Дронго бросился в другую сторону. По дороге он успел заметить, как кабина лифта открылась и из нее вышел Стивен Чапмен.

Дронго бросился в тренажерный зал. Там стояли две женщины. Миссис Холдер старалась держаться спокойно, хотя было заметно, как сильно она нервничает, – у нее дрожали руки, когда она прикуривала. А миссис Бердсли плакала, не считая нужным скрывать своего страха.

Он прошел дальше. У бассейна толпились несколько мужчин. Квернер, Хашаб, Хеккет, комиссар Брюлей. Дронго заметил, как из коридора, ведущего в раздевалки, бежит мокрый Тиллих, натягивая на себя одежду. Он перепутал и надел майку наизнанку. Дронго подошел еще ближе. В джакузи плавал мужчина. Вернее, почти сидел. Лицо было отпущено в воду. Дронго вопросительно посмотрел на остальных экспертов.

– Это Важевский, – пояснил ему угрюмо комиссар Брюлей. – Он сидел в джакузи один, когда автоматически стала подаваться вода. И в этот момент погас свет. Буквально на секунду. Хашаб плавал в бассейне, а Тиллих находился в раздевалке, когда оказалось, что Важевский не поднимает головы. Хашаб закричал, позвал людей. Когда мы появились, было уже поздно.

Хеккет наклонился над погибшим, дотронулся до тела и отдернул руку.

– Его ударило током, – пояснил он. – Черт бы побрал это джакузи! Как сюда мог попасть ток? Это же невозможно.

– Что случилось? – В зал вошел Стивен Чапмен. За ним спешил Полынов.

– Отключите электричество, – попросил Дронго Полынова. Тот кивнул головой.

– Погиб Важевский, – пояснил Квернер, показывая на несчастного эксперта, сидевшего в джакузи.

– Как это погиб? – спросил Чапмен. – Что вы говорите?

Дронго увидел, как в тренажерном зале появился Мишель Доул. Он слушал женщин и не торопился войти в бассейн, чтобы увидеть мертвеца.

– У него был болевой шок, – сказал Хеккет, – там не так сильно бьет. Просто внезапный шок. Видимо, у него было слабое сердце. Он не успел вылезти.

– Черт возьми! – закричал Стивен Чапмен. – Как это произошло?

Полынов, очевидно, нашел наконец где-то выключатель и отключил свет. Хеккет нагнулся, дотронулся до тела погибшего. Осторожно поднял его, вытаскивая за подмышки. Дронго наклонился, чтобы ему помочь.

– Болевой шок, – согласился комиссар, осматривая убитого. – Видите, – он показал на ноги погибшего, – вот здесь его ударило током. Как это могло случиться, я не понимаю.

Доул наконец вошел и молча приблизился к их группе. Он сел на корточки, исследуя труп, и ничего не сказал. Дронго еще раз обернулся. У тренажерного зала уже стояли Арчибальд, Линда, Альма. Расталкивая их, вошел Симура. У него впервые за все время редкие волосы не были уложены и торчали в разные стороны. Он был в мягких тапочках. Подойдя к Важевскому, он склонил голову над убитым.

– Нужно спустить воду, – предложил Хеккет. – Полынов! – крикнул он показавшемуся начальнику охраны. – Вы не знаете, как это сделать?

– Я вообще здесь ничего не знаю, – мрачно ответил Полынов.

– Посмотрите у дежурных, где они обычно стоят за стойкой, – предложил Доул, не поднимая головы и продолжая исследовать тело погибшего. Хеккет посмотрел на него с некоторой долей презрения. Проходя мимо Дронго, он шепнул ему:

– Я же вам говорил, что этих стариков нужно отсюда гнать.

Доул поднялся и тихо заговорил с комиссаром, показывая на что-то рукой. Тот согласно кивал головой.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru