Пользовательский поиск

Книга Последний синклит. Содержание - Глава десятая

Кол-во голосов: 0

Дронго пропустил комиссара вперед и вошел следом за ним в кабину лифта.

– Почему вы рассказали мне про Линду? – неожиданно спросил комиссар, поглядывая на остывающую в его руках трубку. – Ведь вы могли бы сами проверить все эти факты. Или вас не устраивает гонорар?

– Много лет назад, комиссар, я сделал одно удивительное наблюдение, – ответил Дронго. – Мир делится на порядочных и непорядочных людей. А деньги не всегда самое важное в жизни. Вы ведь сами говорили о мудрости, господин Брюлей.

Комиссар вышел из кабины лифта, ничего больше не сказав. Он добрался до своего номера, открыл дверь, вошел. И только тогда сказал на прощание всего лишь несколько слов:

– Вообще-то вы правы, Дронго. Однако не говорите о мудрости. Вы таким родились. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи. – Дронго вошел в свой номер и улыбнулся. Он уже не сомневался, что у него есть настоящий друг среди гостей отеля «Стакис».

Глава десятая

В воскресенье утром все выходили из своих номеров в ожидании худшего. Перед завтраком приехала машина полиции, и это только усилило неприятное впечатление. Но полицейские приехали еще раз осмотреть место происшествия. И все гости отеля начали постепенно спускаться к завтраку, успокаивая себя и других. Вчерашняя смерть Алана Эндерса сильно ударила по нервам всех присутствующих, и теперь каждый словно ожидал подобного и в это утро.

Первыми к завтраку спустились Кодзи Симура и Людвиг Квернер. Почти сразу за ними – Арчибальд. Через минуту появились обе горничные – Линда и Альма. Затем уже эксперты – один за другим: Хеккет, комиссар Брюлей, Важевский. Тиллих спустился раньше обычного, хотя было видно, что он плохо спал – у него были большие темные круги под глазами. Элиза Холдер вышла в темно-зеленом костюме с юбкой чуть выше колен. Миссис Бердсли, свежая и улыбающаяся, появилась в голубом брючном костюме. Правда, на этот раз она села одна – очевидно, соседство Тиллиха навевало скуку. А вот Элиза не стала менять своего места и привычно составила компанию Полынову.

Затем появился мистер Доул и сел рядом с комиссаром. Он был, как обычно, чисто выбрит и спокоен, словно вчера ничего не произошло. Обе створки дверей зала открылись, чтобы впустить сэра Энтони, который въехал в своем кресле.

– Стивена еще нет? – спросил он, обращаясь к Тиллиху.

При его появлении все служащие встали из-за стола. Даже некоторые эксперты вежливо приподнялись.

– Нет, сэр, – доложил Тиллих. – Он, очевидно, смотрит почту. Вчера было много почты, сэр.

– Надеюсь, что его не убили, – громко прошептал Хеккет. Важевский, сидевший за соседним столом, обернулся и укоризненно покачал головой.

– Позовите его, – приказал сэр Энтони, подъезжая к уже приготовленному для него столику.

Тиллих оставил завтрак и, выбегая, столкнулся с Дронго. Пробурчав нечто вместо приветствия, он побежал к лифту. Дронго вошел в зал и, обнаружив, что место рядом с комиссаром занято, хотел пройти к одному из пустующих столов, когда Брюлей приветливо замахал рукой, приглашая садиться за их столик.

– Нас будет слишком много, – заметил, улыбаясь, Дронго, – все остальные решат, что мы готовим заговор.

– Ничего, – пробормотал Доул, – так будет даже лучше.

– Надеюсь, что сегодня вы все спали хорошо, – раздался скрипучий голос сэра Энтони. – Во всяком случае, сегодня мы никого не потеряли.

– Хашаба нет с нами, – заметил Хеккет.

– Он спит, – возразил Симура. – Он мой сосед, и я слышал, как он смотрел телевизор до пяти часов утра.

– Может, вас переселить в другой номер? – предложил сэр Энтони.

– Не нужно, – улыбнулся Симура, – здесь прекрасная гостиница, и слышимость не столь впечатляющая. Кроме того, мистер Хашаб – воспитанный человек и не стал глушить своих соседей громкой музыкой.

В зал ресторана вошел Хашаб. Увидев Дронго, сидевшего в компании с двумя другими экспертами, он поморщился, но ничего не сказал. Лишь проходя мимо их столика, укоризненно покачал головой. Очевидно, он решил, что Дронго сумел договориться с другими экспертами.

– Он полагает, что мы договорились, – заметил его взгляд мистер Доул.

– Ненавижу это гадкое качество в порочных людях – полагать каждого подлецом, подобным себе, – пробормотал Дронго.

– Так устроен человек, – философски вздохнул комиссар. – Надеюсь, со Стивеном Чапменом ничего не случилось. Что-то он задерживается.

Едва он это произнес, как в зал ресторана вошел Стивен Чапмен в сопровождении Тиллиха. Отрывисто поздоровавшись со всеми, он сел рядом с отцом. Тиллих вернулся на свое место. Все были в сборе. Семнадцать человек находились в зале ресторана.

– Господа, – сказал сэр Энтони, обращаясь к присутствующим, – я не хотел бы отнимать драгоценное время у наших экспертов и собирать их снова. Поэтому я напоминаю, что вчерашний день прошел безрезультатно. Более того, убийца, которого мы ищем, почему-то решил убрать нашего врача. Единственного человека, который не был причастен к истории с Робертом. Во всяком случае, мистер Эндерс тогда у нас не работал. Я не хочу вас торопить и не хочу требовать от вас быстрого результата. Но напоминаю вам, что вы приехали сюда не только для того, чтобы общаться друг с другом. – Он выразительно посмотрел на столик, где сидел Дронго. – Вы приехали сюда с конкретной целью: выяснить, кто и почему так настойчиво преследует мою семью. Кто подстроил убийство моего внука, кто пытался убить моего правнука. И наконец, кто решился отравить нашего врача. Я хочу знать, кто стоит за этими преступлениями, и ваш долг – мне помочь.

Вчера, после случившегося убийства, я не хотел вам мешать. Тем более что сотрудники полиции внесли некий сумбур в наши действия. Надеюсь, что сегодня ничего не произойдет. Вы уже решили, как именно будете работать?

– Мы уже работаем, сэр Энтони, – сказал, улыбаясь, Хашаб. – Не нужно нас подгонять.

– Вы меня не поняли, – сурово произнес сэр Энтони. – Я вас не подгоняю. Я всего лишь обращаю ваше внимание на случившуюся вчера трагедию. Если она повторится, не будет морального оправдания нашему бездействию.

– Извините мою настойчивость, сэр, – неожиданно вмешался мистер Доул, – мне кажется, будет полезно, если мы начнем работать так, как умеем. В отеле восемь экспертов и девять подозреваемых. Это не так много. Разделим экспертов на четыре пары. Пусть каждая пара экспертов поговорит с двумя-тремя присутствующими здесь сотрудниками. А затем мы встретимся и обменяемся своими соображениями. Если кто-то из экспертов решит утаить часть сведений, это сразу станет известно другим. Кроме того, мы будем знать, кого именно выгораживает тот или иной эксперт.

– Вы полагаете пропустить всех подозреваемых по такому конвейеру? – удивился сэр Энтони. – Думаете, что это полезно?

– Некоторые уже пообщались с теми, с кем считали нужным переговорить, – улыбнулся мистер Доул. – Полагаю, что нам есть о чем поговорить с вашими людьми, сэр Энтони.

– Хорошо, – согласился после недолгого молчания сэр Энтони. – Сказав «девять подозреваемых», вы, конечно, имели в виду и меня со Стивеном?

– Да, – кивнул мистер Доул, – как вы и предлагали.

Стивен нахмурился. Ему было неприятно, что в таком вопросе могут быть сомнения.

– Надеюсь, вы не сомневаетесь, что я не убивал собственного сына? – прохрипел Стивен, мрачно глядя на мистера Доула.

– Я пока ничего не сказал, – напомнил мистер Доул. – Что касается вашего тона, то осмелюсь вам напомнить, что собаки находились именно в вашей комнате. И они не почувствовали чужого, мистер Чапмен. Более того, сотрудники вашей компании утверждали, что между вами и сыном постоянно вспыхивали разного рода споры. Вам не нравился его образ жизни, его постоянные отлучки. Вы были против его встреч с Маргарет. И тем более вы были против его возможного брака.

Стивен оглянулся на отца. Тот молчал, откинув назад голову. Только глаза... Глаза выдавали старика. Он грозно смотрел на сына...

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru