Пользовательский поиск

Книга Пепел надежды. Содержание - Начало 2 (продолжение)

Кол-во голосов: 0

Начало 1 (продолжение)

Цапов работал нелегалом давно. И тогда, когда перевозил с контрабандистами наркотики из Средней Азии в Европу, и тогда, когда его сажали в тюрьму, чтобы разговорить несговорчивых бандитов. Но этот случай был особенным. Ему приказали внедриться в банду Филиппа Кривого и попытаться узнать, каким образом бандиты так оперативно выходят на отставников милиции и КГБ. Цапов блестяще выполнил задание. Вскоре Филя уже доверял ему как родному. А еще через некоторое время Филя собрал троих киллеров в автобусе и поручил им убить полковника Высоченко. Среди киллеров был и Цапов.

Но Филя так и не назвал свой источник. Пришлось полететь на Северный Кавказ, пройти немыслимые дороги, столкнуться с Георгием Чумбуридзе на границе и, наконец, стать участником похищения и инициатором освобождения Казбека.

У милиции всегда возникали проблемы со свидетелями, часто отказывавшимися давать показания. Милиция не могла гарантировать выступления на суде кого-либо из людей Фили или Колесова. Но следователи могли гарантировать появление в суде подполковника милиции с показаниями против главарей мафии. Так все и произошло. Когда поочередно были арестованы Филя Кривой, Родион, Андрей Колесов и Алексей Кириллович Башмачников, все нужные показания давал Цапов. Это был самый громкий судебный процесс в Москве. Все осужденные получили не меньше десяти лет заключения каждый.

А затем Цапову дали еще одно задание. К тому времени все уже знали, почему Ольга оказалась в подмосковном доме Высоченко и где находится его московская квартира. Когда Высоченко приехал домой, он даже не подозревал, что дом уже давно находится под наблюдением сотрудников уголовного розыска.

Полковник поставил чайник на конфорку, когда в дверь позвонили. Он пошел открывать и, посмотрев в глазок, узнал человека, которого видел в ауле Казбека и про которого Казбек говорил что-то странное. Высоченко долго разглядывал его через глазок. А потом открыл дверь и, не впуская гостя к себе, спросил:

– За мной?

– Да, – кивнул Цапов.

Слова были не нужны. Когда говорят двое настоящих мужчин, они понимают друг друга без словоблудия.

– Я еще тогда понял, что ты не наш, – сказал Высоченко, глядя Цапову в глаза, – и Казбек понял.

– А я, полковник, еще тогда думал, что вы наш, – в тон ему ответил Цапов.

– Мне собирать вещи? – спросил Высоченко.

– Как хочешь, – ответил Цапов, – пистолет у тебя есть. Я могу подождать.

– Думаешь, я застрелюсь? – спросил Высоченко. – Не дождетесь.

– Банк твоя группа брала, – устало сказал Цапов. Он именно сказал, а не спросил, – и на Молдавской ты наследил. Много чего на тебе висит, полковник. Ох как много! Поэтому решай сам.

– Заходи, – пустил его наконец в квартиру Высоченко.

Цапов вошел и встал у двери.

– А ты храбрый, – усмехнулся Высоченко.

– Я читал твое досье, – признался Цапов, – мы все читали. С тобой, конечно, поступили подло. Но и ты не ангел. Сколько людей загубил! В общем, решай сам, полковник. Это я тебе могу шанс такой дать. Или ты сам стреляешься, или уходишь со мной. У тебя одна минута на размышления. А в меня ты не стреляй. Не уйдешь, бесполезно. Дом окружен со всех сторон.

– Это я понимаю. – Высоченко прошел в другую комнату, достал пистолет, посмотрел на него. И вдруг, что-то вспомнив, вышел в коридор, где стоял Цапов.

– Про банк откуда знаете? – быстро спросил полковник. – Неужели она меня выдала?

Он вспомнил лицо женщины, которая сидела на диване в этой квартире всего несколько дней назад. Как давно это было!

– Кто она? – не понял Цапов. – Мы Миленкина утром взяли, помощника твоего. Ну, он нам все и рассказал.

– Спасибо, – вдруг улыбнулся Высоченко, – спасибо.

Он вернулся в комнату, поднял пистолет и замер, не решаясь выстрелить. А потом медленно, осторожно, словно заставляя свою руку, положил пистолет на столик. «Неужели сдамся?» – весело подумал он, уже во второй раз выходя к Цапову.

Начало 2 (продолжение)

Самолет взлетел точно по графику. Племянник президента прошел по салону, заглянул к стюардессам, подмигнув обеим девушкам. Все шло нормально. Он еще раз прошел по салону и обратил внимание на сидевшего в конце салона Музаффарова – полковника милиции и помощника министра внутренних дел. Он не знал, зачем ему в последний момент посадили в самолет такого провожатого, но ничего не сказал, а только нахмурился и, повернувшись, пошел на свое место.

– Почему вы так нервничаете? – спросил его Марк Зильберман, когда девушки принесли им коньяк.

– Я не нервничаю, – огрызнулся племянник, – просто волнуюсь за порученное мне дело.

– Ничего страшного, – усмехнулся Зильберман, – у нас все документы в порядке, сделаем пересадку, как планировали, а потом весь мир будет к вашим услугам. В Бухаресте нас ждет другой самолет. Мы просто пересядем из этого самолета в другой.

– Я боюсь, – признался вдруг племянник. – Мне кажется, что мой дядя мог узнать о нашем плане.

– Нет, – улыбнулся Зильберман, – он не мог узнать. Все документы проходили через меня, а я бы не стал никому ничего рассказывать. Успокойтесь, мой друг, мы уже летим. Если все пройдет нормально, мы через два часа будем в Бухаресте. А там нас ждет совсем другой самолет.

Примерно через сорок минут после взлета командир лайнера подошел к племяннику.

– У нас некоторые проблемы, – доложил он. – С земли поступил приказ, чтобы мы садились.

– Мы сядем на территории нашей республики? – с явной тревогой спросил молодой человек.

– Конечно, – удивился командир, – мы сядем у себя в республике.

– Тогда все в порядке, – кивнул племянник, – можете садиться.

– Пристегните ремни, – по привычке сказал командир и вернулся в кабину.

Через двадцать минут самолет уже садился на пустынную полосу бывшего военного аэродрома. Племянник посмотрел в иллюминатор.

– Надеюсь, здесь нас не ждали? – улыбнувшись, спросил он.

Когда подали трап, трое охранников сбежали вниз, чтобы все проверить. Племянник сидел в кресле и нервничал, ожидая, чем все это кончится. В этот момент к нему подошел Музаффаров.

– Я должен сказать вам очень серьезную вещь, – начал Музаффаров, – но только не здесь, а внизу.

– Хорошо, – согласился племянник, – пойдем вниз.

Он встал, размял затекшие руки и направился к трапу. Музаффаров кивнул Зильберману и пошел следом. Когда они спустились на землю, племянник президента нетерпеливо спросил:

– Какой у вас вопрос? Надеюсь, не личный?

– Почти, – сказал Музаффаров и вдруг, выхватив пистолет, быстро и ловко приставил его к голове племянника и выстрелил. Тот дернулся и упал, он даже не успел удивиться, ибо умер мгновенно.

Музаффаров вздрогнул, оглянулся. Сверху на него смотрел Марк Зильберман. Он ничего не сказал, а просто ушел обратно в салон. Подъехала машина, и трое сотрудников Министерства национальной безопасности забрали тело несчастного, швырнули его в машину и отъехали. Музаффаров поднялся по трапу, вошел в кабину пилотов.

– Экипаж будет заменен, – твердо сказал он. – Сейчас приедет другой экипаж. А вас ждет микроавтобус. Прямо рядом с трапом.

Командир знал, что в подобных ситуациях лишних вопросов не задают. Поэтому он поднялся первым и вышел из самолета. За ним поспешили остальные члены экипажа. Они сели в микроавтобус, который тут же тронулся с места. Музаффаров смотрел, как микроавтобус исчезает вдали. Он знал, что никто из сидевших в нем уже не выйдет оттуда. Через несколько секунд там взорвется бомба, и члены экипажа будут вычеркнуты из списка живых.

Он прошел к Зильберману, сел рядом с ним на сиденье, еще хранившее тепло племянника президента.

– Я восхищаюсь вашим президентом, – сказал Зильберман, опасливо покосившись на убийцу.

– Правильно, – сказал Музаффаров, – он великий человек. И наказывает любого, кто осмеливается идти против него. Даже самые отъявленные оппозиционеры говорят о достоинствах нашего лидера. Он не пожалел даже сына своей сестры. Никому нельзя воровать народное добро, никому. Без всяких исключений.

75
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru