Пользовательский поиск

Книга Пепел надежды. Содержание - Глава 44

Кол-во голосов: 0

И тогда Колесов страшно и отчаянно зарыдал. Он вдруг в какой-то момент понял, что навсегда рухнула его мечта об островах в Карибском море, никогда у него не будет красивой молодой девушки, не будет веселых людей на пляже, виллы где-нибудь на побережье. Впереди долгие мучительные годы лагерей, унижений, издевательств. Он все еще не мог поверить в подобный конец. Он был слишком бесславен и слишком глуп для такого человека, как Андрей Потапович Колесов.

На следующее утро, когда Алексей Кириллович Башмачников приехал на работу, его арестовали прямо в собственном кабинете, взяв со всеми бумагами, расписками и найденными досье на уволенных офицеров.

Алексей Кириллович точно так же, как и его бывший друг Колесов, все отрицал, возмущаясь «наглой клеветой и ложью». И только когда ему дали прослушать его разговор с Колесовым, он понял, что проиграл окончательно. И, поняв это, Башмачников рухнул на пол без сознания. Срочно вызванные врачи констатировали инфаркт.

По Москве начали разноситься слухи о загадочном киллере, оказавшемся милицейской подставкой. Слухи множились, обрастали подробностями, свидетелями того или иного происшествия. Многие заказчики, прежде охотно заказывавшие киллеров для своих конкурентов, вынуждены были искать другие пути решения своих проблем. Риск нарваться на переодетого сотрудника милиции и получить срок в десять-пятнадцать лет только за попытку устранить конкурента был не просто неоправданным. Он был не адекватен затрачиваемым усилиям.

А слухи продолжали расти. Их с удовольствием распространяли сами сотрудники милиции, считавшие, что подобные сплетни гораздо сильнее отпугнут от наемных убийц десятки их заказчиков, чем сотни проводимых рейдов милиции или ГАИ.

На следующий день Андрей Потапович Колесов и Алексей Кириллович Башмачников начали давать показания. И первое, что рассказал Колесов, были сведения об исчезнувшем самолете, который нужно было искать на песчаной гряде Аграханского полуострова. К вечеру этого дня сотрудники милиции связались со штабом по розыску самолета, находившимся в Кизилюрте. Один из офицеров лично сообщил генералу Потапову об оперативных сведениях, позволявших сделать вывод, что самолет потерпел аварию в районе Аграханского полуострова. В ответ раздраженный Потапов бросил трубку.

– Они опоздали на один день, – нервно сказал он, – им нужно было сообщить мне об этом еще вчера. А теперь уже поздно. Мы и так знаем, что самолет был на полуострове. До вчерашнего дня.

Глава 44

– Быстрее! – закричал изо всех сил Высоченко, показывая водителям джипов, чтобы они подъехали к их группе. Наконец водители поняли и, бросившись в машины, через несколько минут были рядом с группой.

– В машину! – крикнул Высоченко, обращаясь к Дронго. – Наше оружие осталось во втором грузовике.

– Погодите. Если мы его бросим, он погибнет, – сказал Дронго, указывая на самолет, в котором скрылся Казбек.

– Казбек, – заорал полковник, – вылезай быстрее, у нас нет времени!

И, махнув рукой братьям, чтобы они остались у самолета и помогли Казбеку, он бросился в машину. Миленкин уже бежал ко второму джипу. Колонна их преследователей еще не спустилась к песчанику, когда оба джипа на полной скорости подъехали к грузовику и высыпавшие из них люди Высоченко начали разбирать оружие.

– Быстрее, быстрее, – подгонял их полковник, – быстрее, они уже близко.

Вместе с Миленкиным и водителями их было семеро. Высоченко посмотрел на Дронго, чуть поколебался и спросил:

– Вы умеете стрелять?

– Да, – кивнул Дронго.

– А ваш спутник?

– Думаю, тоже.

– Тогда спрячьтесь за машины и лежите на земле, не высовываясь, – зло предложил полковник. – Если вы поднимете голову, я решу, что вы хотите в нас стрелять сзади, и тогда мне придется стрелять в вас.

– Я думал, вам нужно помочь, – возразил Дронго.

– В укрытие, – приказал полковник, – мы справимся и без вашей помощи.

Дронго и Исмаил залегли в пяти метрах от джипа, в небольшом углублении, образовавшемся в результате наслоения скальных образований. Дронго всматривался в подъезжавшие машины. Нападавших, видимо, было много. Он насчитал шесть машин. Если в каждой по четыре-пять человек, тревожно подумал Дронго, то получается, что их не меньше двадцать пяти – тридцати человек. А в группе Высоченко всего семеро. И трое проводников, оставшихся у самолета.

Он увидел, как боевики Высоченко разворачивают в сторону колонны ручной ракетный комплекс. Еще мгновение, и первая машина вспыхнула от прямого попадания. Остальные автомобили начали обходить ее.

Люди Высоченко, рассредоточившись, открыли огонь из автоматов. Еще один автомобиль остановился. Очевидно, там был убит водитель. Дронго видел, как четко действовали люди полковника. Миленкин взял гранатомет и выстрелил в колонну. Граната разорвалась рядом с одной из машин, и в результате были ранены еще двое нападавших.

– Берегите гранаты, – крикнул Высоченко, – у нас их осталось только три!

Один из его людей установил на небольшом холме пулемет и теперь бил длинными очередями по нападавшим. Дронго подумал, что количество нападавших не поможет им одолеть бойцов полковника. И в этот момент кто-то вскрикнул, показывая на горы. Из-за холмов появились два вертолета. Это были вертолеты Хозяина, который приказал Мураду и Саидбеку, не останавливаясь ни перед чем, уничтожить колонну полковника и найти самолет. И если Саидбек лично руководил боем, находясь в одном из подъехавших автомобилей, то Мурад сидел в одном из вертолетов с перевязанной рукой. Вертолеты были взяты на один день в расположении воинской части. Подполковник, командовавший вертолетами, согласился предоставить их Мураду, потребовав по пять тысяч долларов за каждый. Но зато он дал обе боевые машины с полным боекомплектом и своими экипажами.

Мурад вынужден был согласиться. Он дал бы и десять тысяч, лишь бы вертолеты долетели до колонны и их пулеметы сумели бы сделать то, чего не могли сделать нападавшие боевики Саидбека.

– Воздух! – крикнул Высоченко, и в этот момент длинная очередь сверху прочертила землю. Лежавший за пулеметом водитель был убит наповал.

– Миленкин, воздух! – закричал полковник, продолжая стрелять в нападавших.

В это время второй вертолет, в котором находился Мурад, подлетел к грузовику, стоявшему рядом с самолетом. Лебедка была видна издали, и Мурад приказал стрелять в грузовик. Пулеметные очереди заставили обоих братьев Казбека испуганно прижаться к земле. Один, не выдержав, крикнул в глубь самолета:

– Вылезай быстрее, Казбек! Они нас сейчас будут бомбить.

– Я еще не кончил искать! – крикнул злой Казбек. – У вертолетов не бывает авиационных бомб, не бойтесь.

Перегруппировавшись и составив машины, боевики Саидбека начали приближаться короткими перебежками и под прикрытием огня к защищающимся. Один из людей Высоченко, попытавшийся добежать до замолчавшего пулемета, успел только вскочить, и его тут же срезала автоматная очередь. Высоченко понял, что проигрывает этот бой. В этот момент Миленкин, наконец улучив момент, когда вертолет опустился слишком низко, выстрелил в него из ракетного комплекса. Первый выстрел оказался неудачным. Миленкин почти сразу же выстрелил еще раз. На этот раз вертолет взорвался, и все на секунду отвлеклись, глядя, как с высоты падают его обломки. Когда все пришли в себя, они вдруг с удивлением обнаружили, что молчавший на холме пулемет заговорил.

Это был Дронго. Видя, как трудно приходится людям Высоченко, он бросился к пулемету, на ходу доставая свой пистолет и стреляя в нападавших. Исмаил, помнивший о том, что он обязан всегда быть рядом с ним, начал подползать к нему под убийственным кинжальным огнем.

Пулемет бил прямой наводкой по нападавшим. Высоченко, поняв, в чем дело, одобрительно кивнул. Он знал, что во время боя нельзя раздавать награды или нервировать солдат. Каждый должен знать свое место и драться в общем строю.

73
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru