Пользовательский поиск

Книга Пепел надежды. Содержание - Глава 41

Кол-во голосов: 0

Цапов прошел к столу, уселся напротив.

– Завтракал? – спросил его Филя.

– Не хочу есть, – улыбнулся Цапов. – Давай деньги, и я уберусь отсюда. Мне нужно на пару недель залечь на дно. Мы там немного пошумели.

– Что вы там сделали?

– Как ты приказал. Следили за колонной, потом вошли в село, взяли проводника, узнали, где находится самолет. Он утонул в море, в двадцати километрах от берега. Я могу показать место на карте. Мы взяли ее у проводника.

– Где карта? – тут же спросил Филя.

Цапов покачал головой, хмуро усмехнулся.

– Карта у меня, – сообщил он. – Когда деньги получу и уйду отсюда, тогда и карту тебе пошлю. Чтобы ты живым меня отпустил.

– Осторожный, – хмыкнул Филя.

– Приходится, – кивнул Цапов. – Значит, так. Платишь мне деньги за убийство твоего полковника, и я ухожу.

– Не нужно так громко, – разозлился Филя, – нас могут услышать.

В зажигалку Цапова был вмонтирован магнитофон. И, несмотря на примитивность подобных «шпионских» трюков, против рецидивистов и бандитов такой прием часто срабатывал.

– Я только хочу получить свои деньги, – немного тише сказал Цапов.

– Из вас троих ты вернулся один, – задумчиво сказал Филя, – значит, ты действительно лучший. У меня к тебе, Костя, будет еще одно важное дело.

– Опять командировка? – поморщился Цапов.

– Нет. Важное дело в Москве. Нужно будет убрать еще одного типа. Оплата прежняя. Справишься?

– Только через неделю.

– Договорились. Сейчас принесут твои деньги.

Филя крикнул кому-то в другую комнату, приказав принести чемоданчик. Через несколько секунд в комнату вошел еще один подручный Фили с «дипломатом» в руке. Он подошел к столу и замер.

– Оставь, – разрешил Филя. – Теперь можешь идти.

– Это плата за полковника? – уточнил Цапов. Ему нужно было наговорить на пленку как можно больше.

– Ты почему такой разговорчивый? – удивился Филя. Потом нахмурился. – Ладно, езжай домой. Только телефон свой не выключай. Я тебе через неделю позвоню.

– Договорились, – поднялся Цапов.

Дом, в котором сейчас находился Филя, был уже окружен, а двое бандитов, доставивших Цапова к месту встречи, были схвачены. Филя посмотрел вслед Косте.

– Будь осторожнее, парень, – сказал он на прощание.

– И ты тоже, – довольно нахально заявил Цапов, выходя из комнаты с «дипломатом» в руке.

Филя посмотрел ему вслед. Рядом с ним бесшумно возник его подручный, который принес «дипломат» из соседней комнаты.

– Догони его, – вздохнул Филя, – чего-то он мне не понравился. Больно разговорчивый.

– Сделаю, – усмехнулся бандит.

– Только без шума, Альберт, – напомнил Филя. – Сядешь с ним в машину. Чтобы здесь крови не было. Чтоб все чисто...

– Понятно, – кивнул Альберт, – все сделаю.

Цапов, уже получив свое оружие, покинул квартиру и медленно спускался по лестнице. Он услышал торопливые шаги за спиной, вышел из дома и встал у подъезда, поджидая своего преследователя. Показался чуть запыхавшийся Альберт.

– Где машина? – спросил он, взглянув на Цапова.

– Торопишься, – усмехнулся тот и, помолчав, сказал: – Сейчас будет тебе машина.

Альберт оглянулся, и в следующую секунду ему больно заломили руки за спину и кто-то из оперативников ударил его в грудь, отбирая оружие. Альберт только скрипнул зубами.

– Он на третьем этаже, – показал Цапов. – С ним там еще один человек. Пойдемте вместе, иначе они не откроют.

– Только сразу отойди в сторону, – предупредил один из оперативников.

Цапов кивнул. Он отдал чемодан одному из сотрудников и вошел обратно в подъезд. Все вместе они поднялись на третий этаж, и Цапов позвонил в дверь. Глянувший в глазок подручный Фили удивленно присвистнул.

– Опять пришел тот самый! – крикнул он, собираясь открыть дверь.

– Он с чемоданчиком? – спросил Филя.

– Нет. – Последний замок был уже открыт.

– Стой! – закричал сообразительный Филя. – Стой, не открывай дверь!

Опытный бандит сразу понял, что произошло нечто невероятное. Ни один преступник, тем более киллер, получивший деньги за убийство, никогда не оставит их в машине, у посторонних людей. Филя сообразил это моментально и, несмотря на свою тучность, резво вскочил с места и бросился в другую комнату, где была дверь в соседнюю квартиру.

Оперативники уже врывались в первую квартиру, когда он, перебежав в другую, дрожащими руками открыл там входную дверь. Цапов, ворвавшийся вместе с другими сотрудниками милиции, сразу понял, что опытный Филя пытается сбежать, и бросился в другую квартиру.

Филя бегом спускался по лестнице в другом подъезде, задыхаясь от спешки, когда услышал, как его догоняют. Он едва не упал, схватился за перила и обернулся, почувствовав, как преследователь прыгает ему на спину. Филя упал и покатился по лестнице. Преследователь крепко сидел на нем. Филя больно ударился затылком о ступеньку и застонал, зажмурив единственный глаз.

Когда он открыл его, перед ним возникло лицо Цапова.

– Ты... – с угрозой вымолвил Филипп, – ты... ты покойник.

– Дурак ты, – с досадой сказал Цапов, – мы же тебе жизнь спасаем.

– Как это – спасаем? – чуть не задохнулся от гнева Кривой.

– Тебя сегодня кончить должны, – объяснил ему Цапов, – один из твоих друзей уже на тебя и пулю отлил.

Филя каким-то звериным чутьем почувствовал, что сидящий на нем человек сказал правду. Но он понял и другое – его обставили по всем статьям. И милиция, и бывшие дружки. И, поняв это, он устало закрыл глаз, твердо решив ничего не говорить. Все было ясно. Впереди маячил долгий срок в колонии усиленного режима.

Глава 41

Автомобиль окончательно встал, когда до песчаника оставалось несколько километров. Несмотря на все попытки водителя, сержанта чеченской милиции, попытаться завести мотор, чтобы сдвинуть автомобиль с места, ему ничего не удавалось. Едва они съехали с основной дороги, как сразу же угодили в яму, и мотор заглох окончательно. Единственное, что им удалось сделать, это вернуться пешком к основной дороге и уговорить водителя проходившего мимо грузовика свернуть в их сторону. Они потратили около четырех часов, пока наконец грузовик не вытащил на буксире «Жигули». Сержант, тепло попрощавшись со своими спутниками, уехал на буксире в Кизилюрт, а Дронго и Исмаил, оставшись одни, зашагали в сторону песчаника.

Исмаил удивлялся своему напарнику. Он не ожидал, что тот откажется от машины и направится к песчанику пешком по грязной, мерзлой, непроходимой дороге. Оба были обуты в армейские ботинки, но дорога была настолько плохой, что им приходилось искать направление почти на ощупь, настолько размытой оказалась дорога к песчанику.

Дронго шагал в своем длинном пальто, и ему приходилось тяжелее. Он весь был вымазан в грязи, но продолжал упрямо вести своего спутника за собой, рассчитывая добраться до песчаника до вечера. Он даже не хотел думать, что они станут делать ночью, когда стемнеет. Казалось, его интересовала только конечная цель. Исмаил шагал следом, поражаясь терпению и выдержке своего спутника. Но привыкший молчать, он молчал и теперь, и они прошли около трех часов, почти не разговаривая.

Они не могли знать, что к песчанику уже подъехала колонна Высоченко. Оставив раненых в ауле, они взяли с собой двух братьев Казбека и, имея в своем составе десять здоровых мужчин и четыре автомобиля, наконец достигли цели. Начало смеркаться, и Казбек объявил, что нужно сделать привал.

– Далеко еще ехать? – спросил полковник.

– Мы уже приехали. За этим холмом находится то место, куда провалился самолет, – пояснил Казбек.

– Ты уверен?

– Здесь моя родина, полковник, – сказал Казбек. – Я не уверен в том человеке, который убил своего напарника и отпустил меня. По-моему, он был не тот, за кого мы его принимали. А вот в самолете я уверен. Он лежит там, и мы завтра сможем его поднять нашей лебедкой. Но грузовик придется оставить там. Когда мы, используя лебедку, поднимем нос самолета, грузовик будет постепенно уходить в песок. Сразу же он туда не уйдет, но если простоит там два-три дня, то оттуда его уже не вытащишь. Никогда не вытащишь.

68
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru