Пользовательский поиск

Книга Пепел надежды. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

– Как все это произошло? – спросил Дронго у Широкова.

– Нам позвонили в ФСБ и сообщили об убийстве, – начал рассказывать следователь, – мы сразу выехали сюда. Прибыли даже немного раньше сотрудников прокуратуры. Но в гостинице уже находились несколько сотрудников милиции. Они-то и обнаружили убитого в своем номере. Эксперты считают, что в него стреляли трижды. Сначала два раза в упор, а потом произвели третий, контрольный, выстрел. Очевидно, стреляли из пистолета с глушителем, так как никто не слышал выстрелов. В соседнем номере живет Низаметдинов, он ничего не слышал. Он уверяет, что лежал на кровати и смотрел телевизор.

– Вы проверили его слова?

– Кровать стоит у стены, – пояснил Широков. – Даже если телевизор работал на полную громкость, то и тогда он должен был бы слышать выстрелы.

– У него есть оружие?

– Да, – удивился Широков, – мы его изъяли. Но у него есть разрешение. И из его пистолета не стреляли. Все патроны на месте. А как вы догадались, что у него может быть пистолет?

– Он подполковник службы безопасности, – пояснил Дронго. – Вряд ли такой тип путешествует в опасные районы Северного Кавказа без оружия.

– Нам он этого не сказал, – вмешался Рагимов. – Вы точно знаете, что он подполковник?

– Может, я и ошибаюсь. – Дронго посмотрел на Широкова. – Что было дальше?

– Гостиница трехэтажная, но люди из посольства жили на втором этаже. В номере в конце коридора был еще один из их людей. Валидов. Но он утверждает, что крепко спал.

– Кем он числится в посольстве?

– Пресс-атташе. Он журналист и уже организовал отсюда несколько статей. В основном критических. Утверждает, что Россия сознательно не ищет их пропавший самолет.

– С этим понятно. Но на этаже шесть номеров.

– Кроме нашего, еще один, напротив. Там живет семейная пара с Украины. Гости нашего вице-премьера. Токарчук и его супруга. Он какой-то коммерсант, мы их еще не допрашивали. Они сейчас на приеме у вице-премьера, должны вернуться поздно вечером. Шестой номер свободен, но он сейчас ремонтируется. И есть еще трое. Они живут на третьем этаже.

– Вы с ними говорили?

– Да, конечно. Двое из аппарата правительства. Они здесь уже третий день. Еще один из Комитета по госимуществу. Он прилетел вчера. Мы проверили: все трое действительно здесь в командировке и оружия у них нет.

– Кто еще был в здании в момент совершения убийства?

– Горничная, пожилая женщина. Она находилась на первом этаже. И еще вахтер внизу. Он клянется, что никуда не отлучался. Рядом с ним постоянно находился милиционер. Когда у нас начали похищать людей, было принято решение выставить пост милиции у нашей ведомственной гостиницы. Вот с тех пор сотрудник милиции здесь и стоит.

– Его оружие проверяли?

– Нет, – растерялся Широков. – Вы думаете, это был наш сержант?

– Не думаю. Но проверить все равно нужно. Они дежурили вместе с вахтером всегда в одно и то же время?

– Нет. Сотрудники милиции дежурили один раз в три дня, а вахтеры сменялись каждую ночь. Здесь всего два вахтера.

– Ясно. Что рассказали остальные жильцы?

– Они ничего не слышали. Двое пили у себя в номере, до сих пор не очень трезвые. Третий работал, но тоже ничего не слышал. Они звали его к себе вместе выпить, но он не пошел. Вот, собственно, и все.

– В гостиницу можно войти с черного хода?

– Можно. Но он был закрыт. Мы проверили. Там две двери, и обе закрыты. Оттуда никто не мог войти.

– Значит, прошли через главный вход?

– Наверное. Но вахтер и сержант клянутся, что никто не проходил. Только водитель приезжал к командированным, привозил им водку и закуску. Но, когда он уехал, консул был еще жив. Он звонил Низаметдинову, мы проверяли по времени. И больше никого не было.

– Но ведь кто-то убил его, – усмехнулся Дронго, – или вы думаете, что он сам трижды в себя выстрелил, а потом спрятал пистолет?

– Нет, конечно, – засмеялся Широков. – Наверное, вахтер и сержант куда-нибудь выходили. Мы их допросим еще раз. Они просто не хотят признаваться, что халатно относились к своим обязанностям.

– Понятно, – помрачнел Дронго. – Значит, у вас нет конкретных подозреваемых?

– Конкретных нет. Убийца воспользовался халатностью сержанта, вошел в гостиницу, убил консула и ушел, – сказал Широков. – Я привык опираться на факты, – добавил он, улыбаясь. – Откуда мог взяться убийца?

– Мы его все равно найдем, – самоуверенно добавил Рагимов.

– Не сомневаюсь. – Дронго посмотрел на часы. – Спасибо вам за то, что рассказали мне все это. И извините, что я вас задержал.

– До свидания, – встал исполненный сознанием собственного достоинства Рагимов.

– Мы еще увидимся, – пожал руку эксперту Широков.

Когда они вышли из номера, Дронго подошел к окну и посмотрел на улицу. Начался довольно сильный дождь.

«Нужно будет остаться в этой гостинице, – подумал Дронго, – и не уезжать отсюда, пока я не разберусь с этим убийством. Надеюсь, местные власти не будут возражать».

Он вышел из номера и позвал Исмаила.

– Давай спустимся вниз, может, там еще остался этот полковник, который командовал сотрудниками милиции. Надеюсь, он поможет нам поселиться в этой гостинице.

Глава 14

В этом доме, стоявшем на окраине небольшого подмосковного поселка, рядом с парком, было всегда тихо. Соседи не обращали внимания на хозяина, иногда приезжавшего сюда на своей машине. Он открывал ворота, заезжал во двор и сразу закрывал их, никого не впуская в свой дом. Иногда к нему приезжали гости. Но они тоже всегда въезжали во двор, не останавливаясь на улице. После того как неизвестный поселился в доме, он почему-то достроил забор, сделав его высотой почти в четыре метра. Сначала это удивляло соседей, потом они привыкли к странностям необщительного соседа. Жил он один, иногда появляясь, иногда исчезая на несколько дней, никого не беспокоил.

Соседи даже не подозревали, что в этом доме проживает бывший полковник милиции Сергей Высоченко, а приезжающие к нему люди – профессионалы совсем особого рода. Правда, приезжали к нему нечасто. Полковник никому не доверял, предпочитая общаться лишь с немногими.

И вот теперь в его доме впервые за несколько лет появилась женщина. После тяжелого ранения и ухода жены он немного презирал всех женщин, а если иногда и пользовался их услугами, то предпочитал платных проституток, которых привозил в свою московскую квартиру. Здесь же женщины не появлялись никогда. Но, понимая ситуацию, он не разрешил Серебрякову прятать где-нибудь свою женщину и привез их прямо сюда.

Ольга пыталась пройти на кухню, но он грубо предложил ей отправляться наверх, в его кабинет, и смотреть там телевизор. Дом был старый, двухэтажный, но не очень большой. Наверху были его спальня и кабинет. Внизу просторная гостиная и кухня. Везде было довольно запущено, хотя полковник исправно убирал дом один раз в неделю. Но когда в течение нескольких лет целый дом убирает только мужчина, это чувствуется сразу. Впрочем, полковника это особенно не волновало.

Оставшись с Серебряковым наедине, он прежде всего сильно и больно ударил его по лицу.

– За что? – вскричал Серебряков, хватаясь за щеку.

– За самолет, – спокойно ответил Высоченко, – мог бы и не рассказывать про него.

– Они хотели Ольгу... а потом убить меня, – жалобно произнес Серебряков. – Как тут не расскажешь. Они бы меня на кусочки порезали.

– Жаль, что не порезали, – с презрением сказал полковник. – Садись в кресло.

Серебряков покорно сел, все еще потирая лицо. Удар был довольно болезненный и тем более обидный, что он испугался, не ожидая от полковника ничего подобного.

– Мы уже собрали ребят, – задумчиво сказал Высоченко, – четырнадцать человек вполне хватит. Не нужно никого больше.

– Ты же сам говорил, что нужно человек двадцать-тридцать, – напомнил Серебряков.

– Нет, – решительно сказал полковник, – теперь никого нельзя брать. Среди новеньких обязательно будут стукачи Фили Кривого. Я его методы сучьи хорошо знаю. Он обязательно к нам своего человека подошлет, чтобы знать, куда мы пойдем и что будем делать. Нет, больше никого брать нельзя. Если бы ты про самолет не сболтнул, мы бы еще могли помедлить день-два. Но теперь все бесполезно. Четверо сегодня пойдут со мной на дело. А ты можешь пока оставаться здесь. Мы ведь должны за самолет заплатить. И за оружие. Большие деньги нужны. Завтра утром вылетим в Минводы.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru