Пользовательский поиск

Книга Пепел надежды. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

– А если он сел в Грозном? – не унимался Керимов.

– Нас туда не пустят, – развел руками Синицкий. – Чеченцы не пустят в свою республику представителей российских спецслужб. Я уже говорил с Грозным. Они считают, что это сознательная провокация российских спецслужб, собирающихся подставить их молодую республику и обвинить чеченцев в захвате чужого самолета. Вы же знаете, что мы не можем туда поехать.

– Может, они пустят туда наших представителей? – спросил Чумбуридзе. – Мы все-таки международная организация. Пусть даже в рамках СНГ.

– Попробуйте, – пожал плечами Синицкий. – Может, они действительно захотят с вами разговаривать. Во всяком случае, с Грузией и Азербайджаном у них отношения гораздо лучше, чем с нами. Они могли бы и пустить вас.

– Но вы сами верите, что чеченцы могли захватить этот самолет? – спросил Аракелов.

– Нет, – сразу ответил Синицкий, – никак не могли.

– Почему?

– Чтобы посадить такой самолет, как «Боинг-737», нужно иметь по крайней мере один самолет-перехватчик, – пояснил Синицкий. – Вряд ли у чеченцев есть такие истребители или зенитные установки, способные сбивать пассажирские самолеты такого класса. Все это ерунда. Если экипаж самолета не хотел посадить его именно в Грозном, то тогда он разбился. И нам нужно найти то, что от него осталось. Вот и вся проблема.

– Нам можно поговорить с представителем их посольства? – уточнил Чумбуридзе.

– Конечно, можно, – кивнул Мамедханов, – он сейчас в гостинице. Это их консул. Наверное, снова собрал журналистов и дает им какое-нибудь очередное гневное интервью. Честное слово, он нам всем так надоел!

– Если вы не возражаете, Аракелов поедет завтра с вашей поисковой группой на Аграханский полуостров. А мы с Керимовым попытаемся проехать в Грозный через Назрань. Нужно будет попросить помощи в Назрани, чтобы они провезли нас в Грозный.

– Почему вы так серьезно озабочены поисками этого самолета? – спросил генерал.

– Вот вчерашние газеты. Вы, наверное, их еще не успели получить, – достал газеты Георгий. – Посольство их страны заявило, что республика выйдет из состава СНГ, если в течение ближайших десяти дней не будет найден исчезнувший самолет. Они считают, что самолет намеренно удерживается российскими властями. Мне кажется, что это как раз наша проблема. Бюро было создано для координации действий стран – членов СНГ.

– Только не в этом бардаке, – в сердцах сказал генерал. – Судите сами. С одной стороны Чечня, с другой – независимые кавказские государства, с третьей – проблемы Каспийского моря, не решенные до сих пор, с четвертой – исчезнувший самолет. А если мы не найдем его за десять дней, они, значит, выйдут из СНГ? Интересно, что такого ценного было в их самолете, что они готовы ради этого на разрыв всех отношений с соседями?

– Поэтому мы и хотим поговорить с консулом, – пояснил Чумбуридзе.

– Звонили из Москвы, – напомнил Мамедханов. – Еще двое их представителей должны завтра приехать из Азербайджана. Нам не сказали, как они приедут, но мы думаем, что на поезде. Сообщили только, что их будет двое и они прибудут завтра в Махачкалу.

– Консул приехал один?

– Нет. С ним двое помощников. Один, кажется, из их службы безопасности. Абсолютно наглый и бесцеремонный тип. Его фамилия Низаметдинов. Ведет себя еще хуже консула, вмешивается во все дела, дает указания нашим сотрудникам.

– Поехали в гостиницу, – решил Чумбуридзе, – мы должны поговорить с консулом. Пусть постарается объяснить хотя бы нам, что именно было в этом самолете.

– Мы спрашивали, – напомнил Мамедханов, – они не отвечают. Говорят, что там были очень важные документы и очень важные пассажиры, в том числе гражданин Швейцарии. Швейцарские власти уже сделали официальный запрос. Правда, они не присылают своего консула с людьми, чтобы еще и он мешал нам в поисках. В странах СНГ все еще считают, что они ближе друг другу, чем это есть на самом деле. Поэтому их консул и позволяет себе такое поведение.

Чумбуридзе встал, собираясь уходить. Именно в это время зазвонил телефон. Синицкий поднял трубку и, послушав, передал ее полковнику Мамедханову.

– Вас к телефону...

Полковник взял трубку, выслушал чье-то сообщение и вдруг побагровел, вскочил, наклонясь корпусом над столом. Затем хрипло прокричал что-то в трубку. Офицеры смотрели на него, не понимая, что, собственно, происходит. Только Керимов понял гортанные крики полковника. Он уже хотел было пояснить товарищам, что именно произошло, когда Мамедханов бросил трубку на рычаг и, тяжело дыша, опустился на стул.

– Какое несчастье! – почти простонал он.

– Что произошло? – Даже Синицкий был смущен. Он никогда не видел полковника в таком состоянии.

– Только что передали... В бывшей гостинице обкома убит этот самый консул. Кто-то выстрелил в него из пистолета. Три раза. Самое страшное, что ни милиционер, стоявший внизу, ни сопровождавшие консула люди ничего не слышали.

– Стреляли из пистолета с глушителем, – понял Чумбуридзе.

– Вот именно, – поднялся Мамедханов. – Министр приказал, чтобы я лично возглавил расследование. Я должен сейчас же выехать на место.

– Мы поедем вместе, – сказал Синицкий, – это касается нас всех.

– Вы все еще думаете, что это был обычный самолет? – спросил генерала Чумбуридзе.

– Будь проклят этот самолет, – не выдержал Синицкий, – из-за него столько неприятностей!

Опять зазвонил телефон. Синицкий с отвращением посмотрел на телефонный аппарат, но все-таки поднял трубку.

– Да, – сказал он, – да, я все понимаю. Да. Конечно, это международный скандал. Я все понимаю. Нет. Но я... Хорошо. Я все понял.

Он положил трубку. Сжал зубы так сильно, словно собирался перекусить все несчастья, свалившиеся на него в этот день.

– Наш министр, – сказал он, – позвонил из Москвы. Там уже все знают. Говорит, что это международный скандал. Консул выехал искать самолет, а его пристрелили в центре города.

– Поехали, – пошел к двери Мамедханов.

– Уже без меня, – уныло сказал генерал. – Меня только что отстранили от руководства штабом по поискам самолета. Вместо меня назначен генерал ФСБ Потапов. Он вылетает в Махачкалу через три часа.

Глава 10

Когда раздался звонок в дверь, Митя особо не испугался. Рядом с ним были трое вооруженных людей. Все достали пистолеты. Митя обернулся и кивнул одному из своих людей, показывая на дверь. Он выразительно взглянул на своих пленников, те не издали ни звука. Один из его людей подошел к двери. Посмотрел в глазок. На площадке стоял немолодой человек лет сорока пяти – пятидесяти, невысокого роста, худощавый, спокойный, коротко постриженный. Он был в очках, и смотревший в глазок ухмыльнулся.

– Интеллигент какой-то, – сказал он, поворачиваясь к Мите.

– Кто это? – спросил Митя у Серебрякова. Тот пожал плечами. Митя подошел к двери, посмотрел в глазок. Незнакомец стоял спокойно. Он не был похож на качков, которые охраняют авторитетов. У него не было накачанных мускулов, зверского выражения лица, скошенного подбородка. А очки вообще придавали его лицу задумчиво-интеллигентное выражение. В руках неизвестный держал маленький чемоданчик. Митя, немного подумав, кивнул своему боевику, чтобы тот открыл дверь. Он убрал пистолет и встал у входа. В комнате оба боевика взяли под прицел пленников.

– Доброе утро, – вежливо сказал незнакомец, едва дверь открылась, – извините, пожалуйста, что беспокою вас так рано.

– Что надо? – прохрипел Митя, не открывая до конца двери.

– Мы из Мосгаза, – пояснил незнакомец, – мой напарник проверяет соседний этаж, а я ваш. Олег, – крикнул он кому-то, – не беспокойся, я все сам проверю на этом этаже! Сейчас спущусь. Вы меня ждите в машине.

«Черт возьми, – про себя выругался Митя, – только этого не хватало!»

– У нас все нормально, – зло прохрипел он.

– Это формальность, – пояснил неизвестный, – я только проверю ваши трубы. Были жалобы, говорят, где-то есть утечка газа.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru