Пользовательский поиск

Книга Опрокинутая реальность. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

Его собеседника трудно было вывести из себя. Он лишь усмехнулся и кивнул в знак согласия.

– Так мы договорились? – спросил он. – И учтите, что мы готовы выплатить вам гонорар, который вы должны получить у госпожи Мурсаевой.

– Вы еще и купить хотите меня, – пробормотал Дронго.

– Мы лишь предлагаем вам приемлемый вариант вашего выхода из затянувшейся игры.

В этот момент позвонил телефон. Кузнецов взглянул на Дронго. После третьего звонка автоматически должен был включиться автоответчик, и поэтому Дронго поспешил поднять трубку, чтобы гость не услышал, кто именно ему звонит.

– Здравствуйте, – раздался голос с характерным грузинским акцентом, – это говорит Георгий Шенгелия. Вы хотели со мной переговорить?

– Да, – ответил Дронго. Шенгелия позвонил так не вовремя. И уйти из гостиной нельзя, иначе этот тип чего доброго оставит «жучок» в его комнате.

– Я вас слушаю, – сказал Шенгелия.

Черт возьми, нужно говорить в присутствии Кузнецова.

– Мне нужно с вами встретиться, – предложил Дронго, – это очень важно.

– Я не имею никакого отношения к убийству, – раздраженно сказал Шенгелия, – и вообще не понимаю, почему вы мне звоните. Вы же уже встречались сегодня с Мальгасаровым.

«Вот почему он перезвонил, – понял Дронго, – очевидно, Мальгасаров успел рассказать о нашем разговоре своему боссу. И тот теперь начал волноваться».

– Мне нужно переговорить лично с вами, – снова попросил Дронго. Он все время смотрел на Кузнецова. Тот молча ждал окончания разговора. «Надеюсь, они не прослушивают мой телефон», – подумал Дронго.

– Хорошо, – согласился Шенгелия, – завтра днем я жду вас в своем офисе на Арбате. В два часа дня вас устроит?

– Вполне, – ответил Дронго, – до свидания.

Он положил трубку, взглянул на своего гостя.

– Вы все-таки не хотите успокоиться, – с укором сказал Кузнецов.

– Меня интересует, как вы сможете прервать официальное расследование? Ведь прокуратура возбудила уголовное дело по факту убийства Салима Мурсаева и его жены.

– Пусть ищут, – кивнул гость, – разве мало у нас «висяков»? Это дело будет одно из тысячи нераскрытых.

– Может, потому они и не раскрыты, что за каждым из них стояли государственные интересы, как в данном случае. Может, каждый раз к прокурору приезжал очередной «господин Кузнецов», который советовал не раскрывать данного дела, чтобы не повредить интересам различных государственных компаний или не испортить имидж кого-нибудь из ведущих бизнесменов страны. Такое возможно?

– Вполне, – согласился гость. – Так мы договорились?

– Нет, – ответил Дронго, – мы сделаем по-другому. Я постараюсь довести свое расследование до конца и установить, кто и почему убил сначала Салима Мурсаева, затем его компаньона и его жену. Но обещаю вам при этом не выносить результаты своего расследования на всеобщее обсуждение. Я стараюсь помочь сестре убитого установить истину. И мне совсем не обязательно вредить интересам такой крупной компании, как ОНК. Единственное, что я могу вам твердо пообещать, это не вмешиваться в ваши дела.

Гость внимательно выслушал слова Дронго. Несколько секунд молчал. Затем поднялся и пошел к выходу. Снял свой плащ и кивнул на прощание.

– Мы примем во внимание вашу позицию, – сказал он, – и учтите, что мы не допустим нарушения нашего контракта. В случае любого обнародования каких-либо деталей вашего расследования мы сделаем все, чтобы опровергнуть эту информацию и «закрыть» источник, откуда она поступила. Вы меня поняли?

– Не нужно мне угрожать, – ответил Дронго. Он подождал, пока гость наденет плащ и выйдет из квартиры. Гость прошел к лифту, так и не обернувшись. Дронго закрыл дверь и бросился к микрофону, чтобы услышать возможный разговор гостя с пославшими его людьми. Он услышал, как гость достал телефон, набрал номер и сказал всего четыре слова:

– Мы закончили, я выхожу.

А затем отключил телефон. Дронго весело улыбнулся. Теперь он не сомневался, что гость раньше работал в одной из спецслужб. Они не будут ему мешать до тех пор, пока его расследование проводится тихо. Кажется, больше всех не повезло Валентине Линовицкой. В отличие от него, ей просто не разрешат довести расследование до конца. На часах было уже двенадцать. Он прошел в кабинет, сел за стол. И вспомнил про пистолет. Разрядил оружие, почистил его и снова положил в коробку. Он не любил пользоваться оружием. Главным средством профессионального аналитика во всех случаях должна быть голова, искренне считал Дронго. Кажется, он наконец понял, кто и зачем угрожал Головину. Теперь остается выяснить, кто стоял за этими загадочными убийствами.

Глава 14

Утром ему позвонил Кружков. Дронго услышал звонок, лежа в постели, и с неудовольствием взглянул на часы. Пятнадцать минут десятого. Включился автоответчик, и раздался громкий голос Леонида Кружкова:

– Извините, что позвонил так рано...

Дронго взял трубку, усмехнулся.

– Еще одно важное правило. Можешь звонить мне до четырех утра, но не звони раньше одиннадцати, если ничего чрезвычайного не случилось. Теперь докладывай.

– Я приехал на место и все проверил. Никто за ней не следит. Там все нормально. Ваш водитель отвез ее на работу.

– Спасибо. – Дронго отключил телефон и, повернувшись на другой бок, заснул.

В одиннадцать часов он проснулся и, приняв душ, прошел в кабинет, набрал номер Владимира Владимировича:

– У меня опять к вам просьба. Нужно проверить досье некоего Юрия Мальгасарова, директора клуба «Орфей». В конце восьмидесятых он был привлечен к уголовной ответственности, и я бы хотел знать, по какой статье.

– Факс у тебя включен?

– Да, конечно.

– Тогда подожди немного. Я свяжусь с информационным центром МВД.

Через сорок минут заработал факс. Дронго быстро пробежал сообщение. Мальгасаров был привлечен за контрабанду золотых изделий в Финляндию. А своим знакомым он говорил, что участвовал в драке. Дронго отправился завтракать. Сегодня ему нужно встретиться с Георгием Шенгелия, фактическим руководителем клуба «Орфей», офис которого был на Арбате. Очевидно, Шенгелия понимал, что сидеть в клубе совсем не обязательно. Он лишь появлялся там иногда по вечерам, как обычный клиент. Ровно в два часа Дронго был в офисе Георгия Шенгелия. Секретарь проводила его в просторный кабинет, обставленный в ультрамодном стиле. Спрятанные в нишах лампы создавали причудливый перекрещивающийся свет, стеклянный стол был идеально чист. Несколько высоких кресел, повсюду железо, стекло, дерево.

В конце комнаты стояла стереосистема знаменитой компании «Бэнг оф Олафсон», которая была известна во всем мире производством своей особой теле– и радиоаппаратуры. По краям стояли высокие динамики, похожие на телевизионные вышки. Необычайный дизайн фирмы особенно подходил к стилю кабинета.

Хозяина в кабинете не было. Он появился ровно через минуту, когда Дронго уже успели принести чашечку кофе. Шенгелия оказался высоким, красивым мужчиной, чуть лысеющим, с красиво подстриженными короткими усиками, внимательными темными глазами, твердым волевым подбородком. Энергично пожав руку гостю, он сел напротив него в высоком кресле и почти мгновенно получил свою порцию кофе в изысканной чашке мейсенского фарфора.

– Вы тот самый господин Дронго, о котором мне рассказывали? – спросил Шенгелия. У него был стильный костюм от Кристиана Диора и великолепный галстук со скошенными линиями от Армани. Очевидно, Шенгелия знал толк в одежде, так как, внимательно посмотрев на Дронго, остался доволен и его костюмом от Валентино, и его галстуком от Ланвина.

– Я вчера встречался с гоподином Мальгасаровым, – подтвердил Дронго, – и мне показалось важным встретиться именно с вами.

– Зачем? – искренне удивился Шенгелия. – Вы думаете, что я могу сообщить вам какие-нибудь подробности об убийстве Аллы? Меня вообще не было в городе, я был на своей даче. И у меня есть алиби, так, кажется, говорят в ваших кругах?

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru