Пользовательский поиск

Книга Опрокинутая реальность. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

– Еще не пришел? – спросил он. Антонина Ильинична сурово покачала головой.

– Я опаздываю с отчетом, – в сердцах сказал молодой человек, – три дня он не может нормально подписать документы. Назначили на нашу голову этого типа... – И ушел.

– Видимо, Петр Трофимович тоже не подарок, – заметил Дронго.

Она нахмурилась, но никак не стала комментировать слова гостя.

И в этот момент в приемную стремительно вошел высокий худощавый человек с сером костюме. Галстук был небрежно повязан и узел был ослаблен, а верхняя пуговица на рубашке расстегнута. У него были темные волосы, немного вытянутый нос. Увидев сидевших в приемной незнакомых людей, он недовольно скривил губы. Потом прошел к своему кабинету и, уже открыв дверь, отрывисто спросил:

– Вы ко мне?

– Да, – кивнул Дронго, – у нас к вам важное дело.

– Я сегодня не принимаю, – бросил он, входя в кабинет.

– Это господа из Министерства связи, – пояснила Антонина Ильинична, поднявшись со своего места и устремляясь в кабинет Гаврилова.

– Откуда? – спросил тот. – При чем тут Министерство связи? Они из Москвы?

– Да, – со значением сказала она. – Целый час вас ждут.

– Ну хорошо, пусть войдут, – дверь была открыта, и Дронго слышал их разговор.

Дронго поднялся и, подтолкнув Кружкова, пропустил его первым, входя в кабинет Гаврилова. И закрыл за собой дверь. Кабинет был не очень большим. Было очевидно, что прежний владелец в нем работал, а не занимался представительскими функциями. Все было функционально и просто. Очевидно, Гаврилов не стал ничего менять до того момента, пока его не утвердят вице-президентом компании.

– Вы по какому вопросу? – устало спросил Гаврилов. Очевидно, на совещании ему пришлось нелегко.

– Хотим с вами поговорить, – сказал Дронго, усаживаясь на стул. Напротив сел Кружков.

– По какому вопросу? – повторил Гаврилов. Он взглянул на Кружкова. В отличие от Антонины Ильиничны, он его сразу вспомнил.

– Подождите, – сказал он, – вы же уже приезжали ко мне. Кажется, вы искали какого-то Сафиева, если не ошибаюсь. Поверенного погибшего Юрия Анатольевича. Я не ошибся?

– Нет, – подтвердил Кружков, – не ошиблись.

– И вы опять приехали его искать, – недовольно спросил Гаврилов, – и еще обманули моего секретаря, сказав, что приехали из Министерства связи? У меня нет времени с вами беседовать. Уходите. Я не знал никакого Сафиева и знать не хочу. Я тогда здесь вообще не работал.

Кружков растерянно взглянул на Дронго. Тот усмехнулся.

– Нам нужен не Сафиев, – возразил Дронго, – нам нужны вы, Петр Трофимович.

– Ну меня-то искать не нужно. Я никуда не пропадал.

– Пока, – со значением сказал Дронго.

– Что значит «пока»? – нахмурился Гаврилов. – На что вы намекаете?

– Почему намекаю? Я говорю открыто. Все, кто был связан с этим делом, либо убиты, либо пропали без вести, – напомнил Дронго. – Сначала в Париже убили руководителя компании «Прометей» Салима Мурсаева. Потом у вас в Сыктывкаре погибает Юрий Авдеечев. Через некоторое время выясняется, что пропали двое людей, знавших Мурсаева, – Сафиев и какой-то Мехти Самедов, которого заочно обвиняют в убийстве вашего предшественника. Не слишком ли много совпадений, Петр Трофимович?

– Хватит, – перебил его Гаврилов, – уходите.

– И еще выясняется, что вы подписали письмо, уведомляющее «Прометей», что ваша компания отказывается поставлять им нефть на продажу в Европу.

Гаврилов вздрогнул. Потом нахмурился, понимая, что невольно выдал себя. И мрачно спросил:

– Откуда вы об этом знаете?

– Знаю, – сказал Дронго.

– Кто вы такой? Кто вас сюда послал?

– Мы приехали расследовать убийство Салима Мурсаева, – ответил Дронго, – и я хочу понять, почему вы так стремительно сменили ориентиры. Или это политика вашего губернатора, из аппарата которого вы пришли?

Гаврилов закусил губу.

– Уходите, – наконец сказал он, – я вам больше ничего не скажу.

– Вы все уже сказали, – возразил Дронго, – сказали своим молчанием. У меня последний вопрос. Это политика вашего губернатора или вы действуете под руководством вице-губернатора, который позволяет себе проводить многочасовые совещания в частной нефтяной компании?

Гаврилов снова не ответил. Дронго поднялся, вполне удовлетворенный состоявшейся беседой.

– До свидания, – сказал он, – надеюсь, что с вами не произойдет ничего плохого. Это зависит в том числе и от вашего ума, Петр Трофимович.

Он вышел вместе с Кружковым в приемную.

– У вас железная хватка, – сказал Леонид, – я бы так не смог.

Едва они вышли из кабинета, как Гаврилов потянулся к телефону, стал набирать номер дрожащими руками.

– Ко мне приходили, – сообщил он взволнованно, – они приехали из Москвы...

Глава 7

Когда Дронго и Кружков вышли на улицу, начал моросить легкий дождь. Обычно в этих местах снег лежит по семь-восемь месяцев, а отставший от своего транспорта человек мог заблудиться и погибнуть в снежной пурге в ста метрах от своего дома. Но в конце марта стояла неплохая погода и изредка даже шел дождь, хотя снег все еще лежал на улицах города.

– Куда теперь? – спросил Леонид. – Кажется, вы его здорово напугали.

– Нужно было взять с собой микрофоны и установить их в кабинете Гаврилова, – тихо произнес Дронго, – в следующий раз не забудь про них. Это очень полезное изобретение. Можно многое узнать, когда уходишь из кабинета после такой беседы. От того, кому он позвонит, можно вычислить – кого именно мы должны опасаться.

– Уже поздно, – вздохнул Кружков.

– Ты думаешь, поздно? – Дронго незаметно для себя перешел на «ты» со своим новым помощником. Он достал из кармана небольшой магнитофон в виде ручки и нажал кнопку, перематывая ленту. Затем нажал другую кнопку. И услышал голос Гаврилова:

– Ко мне приходили. Они приехали из Москвы. Обо всем расспрашивали.

– Не нужно дергаться, – посоветовал чей-то голос, – я сейчас еду к губернатору. Пока они здесь, ничего страшного. Если понадобится, мы их всегда можем остановить.

– Они знают про мое письмо, – жалобно выдавил Гаврилов, – знают о том, что мы отказались поставлять нефть «Прометею». Я ведь написал это письмо под вашим давлением. А если узнает губернатор или кто-нибудь в нашей компании? Представляете, какой будет скандал?

– Ничего не будет, – прервал его незнакомец, – потому что никто ничего не узнает. А мы найдем другую фирму. Этого добра в нашей стране еще много. Мы не для этого тебя туда посадили. Сам знаешь, какой кровью нам твое место досталось.

– А мне что делать? – нервно спросил Гаврилов.

– Не беспокойся, – снова повторил незнакомец. – Ты же был на совещании и все слышал. Я полчаса вашим мозги прочищал. Зачем, думаешь, я к вам зачастил? Рожи ваши мне интересны? А ты ведешь себя как баба. В общем, все. Я скажу Федору, чтобы за ними последил.

Разговор закончился. Дронго убрал микрофон в карман.

– Теперь нам ясно, кто им «чистил» мозги, – сказал Дронго. – Это вице-губернатор. А вот кто таков Федя, я пока не знаю. Но в любом случае ясно, что их желание нас остановить будет нарастать с каждым часом. А если они узнают, что у нас есть такая запись, нам отсюда не уйти. Значит, нужно сделать так, чтобы я вышел на разговор с вице-губернатором, имея собственный козырь. И этим козырем должен стать ты, Леонид.

– Чем я могу вам помочь? – обрадовался Кружков.

– Уехать отсюда с копией записи этого разговора, – пояснил Дронго, – если я буду знать, что копия в безопасном месте, мне будет легче разговаривать с этим вице-губернатором. Когда рейс на Москву?

– Вы хотите, чтобы я оставил вас одного? – ужаснулся Кружков. – Это нечестно.

– Зато целесообразно. Давай не будем спорить. Узнай, когда улетает вечерний самолет в Москву. Если нет в Москву, в любой другой город. Ты меня понял? Это очень важно, Леонид. Кстати, ты не знаешь, как в этом городе насчет Интернета?

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru