Пользовательский поиск

Книга Океан ненависти. Содержание - ГЛАВА 9

Кол-во голосов: 0

– Не волнуйтесь. Я думаю, менеджер не скажет вам ничего. Наоборот, еще и объявит благодарность, – сказал Дронго, проходя по коридору.

Вход в женское отделение сауны был как раз напротив входа в бассейн. Он постучался, дверь приоткрыла пожилая полная турчанка, убиравшая в сауне.

– Простите меня, – извинился Дронго, – моя жена забыла вчера здесь свое полотенце.

– Я уже все сдала в бельевую. Они, наверное, отправили в стирку, – вздохнула женщина, – но вы не волнуйтесь. Все будет в порядке. Нам его обязательно вернут. Просто вчера корзина, в которой мы храним чистое белье и запасные полотенца, оказалась мокрой, и мне пришлось все отправить в стирку.

– Вы вечером тоже работали?

– Да, я была здесь до двенадцати часов ночи. Мы работаем по два дня с моей сменщицей.

– Вы обычно сидите там, рядом со стойкой?

– Если меня не позовут, то там. Но иногда бывает нужно свежее полотенце или халат. Конечно, я хожу только в женское отделение. Для мужского у нас есть свой мужчина, – строго объяснила она.

– А вчера вы не видели никого, кто бы прошел мимо вас? Может, кто-то вышел из бассейна и поднялся из сауны?

– Нет, – твердо сказала уборщица, – посторонних не было. Сколько человек вошли, столько и вышли. Мы ведь их считаем, поэтому чужой здесь пройти не может.

– Спасибо вам, – поблагодарил ее Дронго, протягивая стотысячную купюру турецких лир.

– Нет, – возразила она, – не нужно. Что я такого сделала? Просто рассказала вам все как было. Если я возьму деньги, то буду потом переживать. Вдруг сказала что-нибудь не так.

– Спасибо, – еще раз улыбнулся Дронго, выходя из сауны. Открыв дверь в закрытый бассейн, он обнаружил там купающихся. В основном это были дети, чей маленький бассейн со специальной вышкой и закрученным спиралевидным скатом в воду представлял для ребят основной интерес. Пройдя дальше, он вышел к открытому бассейну. Здесь почти никого не было. Дронго прошел еще и остановился у входа, где находилась водяная дорожка, по которой нельзя было пройти, не замочив ног. Подумав немного, он прошел дальше и перелез через ограду, чтобы не снимать туфель и носков.

Подойдя к бару, он поздоровался с обоими барменами и спросил, кто из них работал вчера.

– Я, – ответил один из них, высокий, черноусый, с пышной, чуть седоватой шевелюрой и красноватым лицом. Он представлял собой колоритный тип турка, который трудно забыть. Дронго подошел ближе, доставая двадцатидолларовую купюру.

– Вчера поздно вечером здесь за одним из столиков сидели двое русских туристов.

Черноусый смотрел на портрет Джексона на купюре.

– Ты их видел? – спросил Дронго.

– Здесь бывает много людей, эфенди. – Бармен уклонился от ответа.

– По-моему, эта бумажка может вылечить твою память. – Дронго положил купюру перед барменом. Бумажка моментально исчезла.

– Были, – сразу вспомнил бармен, – были двое. Примерно часов в девять-десять. Пышная блондинка и высокий мужчина. Они были в купальных костюмах, а свою одежду положили рядом. Но мужчина почти сразу ушел, а затем ушла и блондинка.

– Куда она пошла?

Бармен снова сделал непонимающее лицо:

– Трудно все вспомнить, эфенди.

Дронго, сдерживая смех, достал еще двадцать долларов. Но, покрутив купюру в руках, не стал отдавать бармену.

– Так куда она пошла? К морю или обратно к бассейну?

– Нет, – покачал головой бармен, – она пошла во французский ресторан, вон туда.

– Не может быть, – нахмурился Дронго, – этого не может быть. Я все время сидел на балконе вон той виллы. Значит, она прошла мимо меня? Этого просто не может быть.

– Она пошла туда, эфенди, – упрямо сказал бармен, – и, по-моему, ее там кто-то ждал. Я видел, кто-то стоял у ресторана.

– Когда это было?

– Почти сразу, как только ушел мужчина.

«Выходит, когда я слушал разговор Юрия и Инны позади дома. Именно тогда Светлана могла пройти к ресторану, где ее кто-то ждал. Получается, она точно знала, где будет Рауф в этот момент, – подумал Дронго, – он ведь тоже как раз в это время спускался к французскому ресторану».

– А потом они не выходили из ресторана? – задал он последний вопрос.

– Этого я уже не мог видеть, – бармен развел руками, – может, и выходили. Но я не смотрел в ту сторону. Просто блондинка была очень запоминающаяся, поэтому я невольно обратил внимание, куда она пошла.

– Хорошо. – Дронго спрятал вторую купюру себе в карман.

– Вы забыли, – улыбнулся бармен, протягивая руку.

– Да, – согласился Дронго, – у меня такая же плохая память, как и у тебя. Может, заплатишь мне двадцать долларов, чтобы я вспомнил, что именно я забыл?

Не глядя больше на рассерженного черноусого бармена, Дронго зашагал к французскому ресторану. Чуть ниже ресторана стояли белые мраморные статуи поэтов Турции, среди которых выделялась фигура Юниса Эмре.

Войдя в ресторан, Дронго прошел к метрдотелю.

– Доброе утро, – начал он свой своеобразный допрос, – это вы работали вчера вечером в ресторане?

– Нет, – улыбнулся метрдотель, – вчера был мой сменщик. Он будет вечером. А почему вы спрашиваете? У вас что-нибудь пропало?

– Нет. Я зайду вечером. Скажите, отсюда можно попасть на заднюю дорожку?

– Конечно. И через нашу кухню, и обойдя ресторан справа.

– Много людей бывает по вечерам?

– За ужином да, очень много.

– А после ужина?

– Остаются в основном молодые пары. Пьют вино или пиво. Нет, после ужина людей совсем немного. Две-три пары. Но вообще-то мы открыты до двенадцати ночи. И любой желающий может к нам зайти.

– А кто из официантов работал вчера?

– Их никого нет. Все будут только вечером, – виновато улыбнулся метрдотель. Он был еще молод и немного волновался.

– Хорошо, – сказал Дронго, – я зайду сегодня вечером. Передайте своему сменщику, что я хочу с ним поговорить.

В этот момент в ресторан вбежал менеджер отеля.

– Дорогой друг, – закричал он с порога, – мы ищем вас по всему курорту! Наш уважаемый комиссар Фикрет Явуз уже полчаса как приехал и требует вас найти.

– У него же есть сотрудник российского консульства, который хорошо говорит на обоих языках, – напомнил Дронго.

– Он требует только вас, – возразил менеджер, – говорит, что не начнет допросов, пока вы не придете.

– Уже иду, – засмеялся Дронго.

Кажется, комиссару понравилась его вчерашняя работа. И не только в качестве переводчика.

ГЛАВА 9

Комиссар опоздал не по собственной вине. Ему позвонили из Стамбула. Пришлось выслушать все, что он и предполагал услышать. И о бездарности местных пинкертонов, и о важности курорта для населения целого вилайета. Комиссар долго отмалчивался, но под конец рассвирепел и заметил, что любой желающий умник может сам приехать и проводить расследование. После чего на другом конце повесили трубку, а перспектива выхода на пенсию с хорошим послужным списком стала призрачной.

Приехав на курорт, он потребовал прежде всего найти своего вчерашнего переводчика, справедливо решив, что этот опытный человек будет ему полезен. Когда за плечами долгая жизнь, самолюбие не столь важно, сколь мысль о почетной пенсии и спокойной жизни в собственном доме. Поэтому он ничего не имел против вмешательства Дронго, уже успев оценить масштабность и аналитический ум своего добровольного помощника.

На этот раз допрос свидетелей проходил не в апартаментах убитого, а в специально выделенном для этого кабинете менеджера. Дронго, перед тем как войти к комиссару, вспомнил об Инне и попросил менеджера перевести молодую женщину в другие апартаменты, где она могла бы нормально разместиться. Менеджер сразу побежал выполнять просьбу гостя, а Дронго вошел в кабинет, где уже сидели комиссар, его помощник и представитель российского консульства.

– Мерхаба, – поздоровался по-турецки комиссар, – как вы спали?

– Неплохо, – пожал ему руку Дронго, – хотя, честно говоря, спал мало. Все время думал о вчерашнем убийстве.

12
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru