Пользовательский поиск

Книга На стороне бога. Содержание - Глава одиннадцатая

Кол-во голосов: 0

– Дождаться милицию, арестовать всех присутствующих и проверить каждого на детекторе лжи, – отчеканил Алтынбай. – Причем можно задавать только один вопрос: ты убивал или нет?

– Вы убивали, Алтынбай, или нет? – вдруг спросил Дронго.

Алтынбай замер. Потом махнул рукой.

– Я не в том смысле. Я хочу, чтобы проверили каждого из нас.

– Это не так просто, как вы думаете. А детектор не всегда панацея от всех бед, иначе его давно бы применяли для расследования любых преступлений. Никто еще не отменял доказательства и логику.

– Тогда дайте мне ваши доказательства. Продемонстрируйте вашу логику.

– Постараюсь, хотя признаюсь, что впервые сталкиваюсь с такими изощренными преступлениями. Но думаю, что вскоре нам все станет ясно.

В гостиную вышел Буянов.

– Ей плохо, – объяснил он, имея в виду Толдину. – Кажется, у нее опять начинается истерика.

– У нее постоянно истерика, – вставил Погорельский. – Почему-то у творческих натур всегда истеричный характер. Вы не знаете, с чем это связано? – спросил он, обращаясь к Вейдеманису. Тот покачал головой. – Вообще глупо было сюда приезжать, – сказал режиссер, – все получилось так непонятно.

– Дайте ей воды, – предложил Эдгар, – может быть, она успокоится. Вообще-то можно ее понять. Она потеряла подругу, и столько событий за одну ночь.

– Мне на всю жизнь хватит, – пробормотал Погорельский. – Лучше бы мы сюда не приезжали.

Неожиданно из бильярдной раздался дикий крик. Все повернулись в ту сторону. Пламя свечи освещало фигуру Толдиной. Она протянула руку и показывала на окно с безумным выражением лица.

– Ну хватит, – поморщился Погорельский, – опять ее капризы! Дурацкие истерики. Мы же видим, что никого нет. Буянов, скажите ей, что здесь не сцена...

Толдина повернулась. У нее в глазах был дикий ужас.

– Там никого нет, – растерянно сказал Алтынбай.

Все мужчины, находившиеся в гостиной, видели, в каком состоянии была актриса. Она, казалось, вот-вот задохнется от ужаса. Первыми опомнились Дронго и Вейдеманис. Они поспешили в бильярдную. За ними побежал Сергей. Ворвавшись в комнату, все испуганно замерли.

На этот раз Толдина не ошибилась. За окном стоял кто-то, прижимаясь лицом к стеклу. Даже Дронго почувствовал необычайное волнение, словно все рассказы о неизвестном маньяке внезапно стали реальностью. Он услышал, как Вейдеманис пробормотал какое-то проклятие.

Глава одиннадцатая

– Кто это? – прошептал пораженный Вейдеманис.

– Где винтовка?! – закричал Буянов. – Нам нужно его убить.

Дронго тряхнул головой. Верить в маньяка не хотелось. Толдину била крупная дождь. С расширенными от ужаса глазами она показывала на окно. Дронго подошел поближе. Неизвестный отпрянул от окна. Незнакомцу было лет пятьдесят. У него были редкие волосы на голове и изжеванное лицо пожилого человека. Дронго даже удивился – почему этот человек мог так напугать его? Мужчина показал на дверь, словно давая понять, чтобы ему открыли.

– Я открою, – кивнул Дронго в знак согласия.

– Это убийца! – закричал Буянов. – Что вы делаете? Он войдет в дом и прикончит всех нас.

– Это не фильм ужасов, молодой человек, – строго заметил Дронго, выходя в гостиную.

– Что там случилось? – спросил Алтынбай, когда Дронго направился к входной двери.

– Кто-то постучал в окно, просит открыть дверь, – объяснил Дронго.

– Вы его знаете? – тревожно спросил Погорельский.

– Не имею ни малейшего представления, – ответил Дронго, подходя к двери.

– Тогда не открывайте! – крикнул режиссер, но было уже поздно. Дронго отворил дверь, ожидая, когда появится незнакомец. Теперь он видел его хорошо и понимал, что такому тщедушному типу никогда не справиться с мужчинами, которые находились в доме.

В дом вошел невысокий незнакомец с чемоданчиком в руках. Он был в плаще, какие носят в горах чабаны.

– Доброе утро, – поздоровался он. – Погода совсем плохой. Очень плохой.

– Доброе утро. – Дронго взглянул на часы – четвертый час утра. Незнакомец был по-своему прав.

– Аллейкума салам, – сказал Усманов, подходя к ним и с любопытством оглядывая незнакомца. – Кто вы такой? – спросил он. – Что вы здесь делаете?

– А вы наши гости из Таджикистана? – любезно спросил неизвестный. – Мне сказали, что вы отдыхаете на Мархале. – По-русски он говорил с сильным акцентом.

– Кто вы такой? – снова спросил Усманов.

– Я ветеринар, местный ветеринар. Новрузов моя фамилия. Керим Новрузов. Ночью пришел Мехти к нам в село, сказал, что Гасан ногу сломал. Гасан – мой родственник, я поэтому и решил подняться. Немного подождал, пока дождь кончится, и пришел. Я всегда людей лечу, когда рядом нет врачей.

– Вы прямо герой, – усмехнулся Вейдеманис. – Как вам удалось подняться в такую погоду? Я думал, внизу на реке теперь селевой поток.

– Правильно, – кивнул Новрузов, – поток очень сильный. Реку перейти нельзя. Только я не переходил реку. Я из села, которое находится выше реки. Мне сказали, чтобы я к вам пришел Гасана посмотреть. Я принес лекарства. Где Гасан? Он на диване лежит? – спросил ветеринар, показывая на тело убитого, лежавшее на диване.

– Нет, нет, – сказал Вейдеманис. – Идемте со мной, я вам покажу, где он. Вы как раз вовремя пришли.

– Вы не таджик? – удивленно спросил Новрузов.

– Нет, я латыш. У нас здесь настоящий интернационал. Все нации представлены: русские, азербайджанцы, таджики, грузины, латыши, украинцы, узбеки – в общем, все кто хотите. Идемте быстрее, нужно посмотреть вашего родственника. У него сломана нога, а у нас нет обезболивающих.

– А этот больной? – уточнил Новрузов.

– Вы его потом посмотрите, – сказал Вейдеманис, чтобы не пугать его раньше времени. – Он уже никуда не спешит.

Они начали подниматься по лестнице.

– Почему у вас нет света? – спросил ветеринар.

– Не знаю. Наверное, перегорел. Осторожнее, здесь еще одна ступенька. – Вейдеманис нес в руках свечу.

– Теперь будет полегче, – заметил Погорельский. – Раз этот тип сюда поднялся, значит, и другие дойдут.

– Уже поздно, – хрипло сказал Усманов. Смерть Шарая на него сильно подействовала. Он сидел в кресле и молчал, даже не вспоминая о своем чае.

– Скоро рассветет, – произнес Дронго. – Надеюсь, что к этому времени сюда придет хоть какая-нибудь помощь. Может, они ждут утра, чтобы выслать вертолет.

– Им придется перевозить трупы, – грубо заметил Алтынбай.

– Не нужно так, – попросил Погорельский, – нам и без ваших грубостей плохо.

– Нужно унести убитого отсюда, – вздохнул Алтынбай, – он на меня сильно действует. Я очень нервничаю. Извините меня.

– Я позову Сергея, и мы перенесем убитого наверх, – предложил Дронго. – Он в самом деле на всех действует плохо.

– Почему его убили? – вдруг спросил Усманов. – Как вы думаете?

– Не знаю, – признался Дронго, – пока не знаю.

– А я знаю, – вздохнул Погорельский. – Здесь нет никакого сексуального маньяка. В эту ночь нас всех должны уничтожить. Мы не доживем до утра. Так было задумано с самого начала.

– Вы фаталист, – покачал головой Дронго, – только что советовали Алтынбаю нас не нервировать, а теперь говорите такие «приятные» вещи.

– Я говорю правду. – Погорельский посмотрел на пустую бутылку из-под водки и отвернулся. – Откуда мог взяться этот проклятый убийца? Не знаете? А я знаю. Здесь сконцентрировано зло. Наверное, раньше сюда приезжали партийные секретари, а у них на душе столько грехов было, что зло здесь и сконцентрировалось. Все правильно. Может, здесь какую-нибудь девочку зарезали или обидели.

– Хорошо, что вас не слышат местные жители, – возразил Дронго. – Между прочим, здесь любил отдыхать Гарри Каспаров. Судя по его энергетике, он вряд ли ощущал присутствие какого-нибудь зла.

– Значит, зло принес кто-то из нас, – упрямо возразил режиссер.

– Это больше похоже на истину, – согласился Дронго.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru