Пользовательский поиск

Книга На стороне бога. Содержание - Глава девятая

Кол-во голосов: 0

– Нашел сигарету, – радостно сказал он, – но, кажется, это последняя. Почти у всех сигареты кончились. Люди нервничают, волнуются.

– Спасибо, – поблагодарила, протянув руку, Толдина.

Сергей поднял свечу, недоуменно взглянув на Дронго.

– Опять вы ее доводили? – спросил он со скрытой угрозой.

– Ничего, ничего, Сереженька, все в порядке, – пробормотала Толдина.

– Останьтесь с ней, – строго произнес вместо ответа Дронго, забирая у Буянова свою свечу. – И не оставляйте ее одну ни при каких обстоятельствах, – добавил он, выходя из спальни.

Глава девятая

Спустившись вниз, Дронго обнаружил сидевших за столом уставших мужчин. Перед Усмановым стоял стакан чая «армуды». Он был грушеобразной формы, чтобы долго сохранять тепло. Рядом с ним на диване сидел Погорельский. Около него разместился Олег Шарай, устало откинувший голову на спинку дивана. В другом кресле расположился Алтынбай. И наконец, на стуле сидел Эдгар Вейдеманис.

– Как там себя чувствует Мамука? – спросил Эдгар.

– Плохо, – признался Дронго. – Отари остался рядом с ним, но ему очень плохо.

– Нам всем плохо, – тихо произнес Вейдеманис, – в такую ночь.

– Нужно было еще раз поискать вокруг дома, – вставил Олег Шарай. – Может быть, убийца все еще здесь.

– Какой убийца? – спросил Усманов. – Я думаю, что если убийца и был, то он давно уже сбежал.

– Никуда он не сбежал, – мрачно выдавил Алтынбай. – Вполне вероятно, что убийца находится среди нас.

– У тебя всегда самые мрачные предположения, – сказал на фарси Усманов.

– Я просто подхожу к любому вопросу рационально, – ответил также на фарси Алтынбай.

– Нужно достать все свечи, – предложил Вейдеманис. – Сейчас второй час ночи. Через несколько часов начнет светать, и нам они уже не понадобятся.

– Думаете, что завтра придет помощь? – уточнил Погорельский. – Мне кажется, что нас отрезало надолго. Может быть, мы просидим здесь еще одну ночь или даже несколько дней.

– Думаю, до этого не дойдет, – сказал Дронго. – Кажется, ветер уже не такой сильный. И дождь не напоминает тропический ливень. Думаю, что завтра к нам приедут люди.

– Надеюсь, – пробормотал Погорельский, – иначе было бы слишком глупо – остаться здесь еще на одну ночь и снова пережить все эти кошмары.

– Убийца не трогает мужчин, – сказал Алтынбай, – он охотится за женщинами. У нас осталось их только две. Надеюсь, что они под надежным присмотром.

– Людмила сейчас у Гасана, но затем пойдет в комнату, где сидит ее муж, – сообщил Дронго. – Он сможет обеспечить ее безопасность. А Наталья Толдина сидит с Буяновым.

– Вы им доверяете? – спросил Погорельский. – Ведь вполне возможно, что убийца – один из них.

– Сначала Мамука выдвигал свои версии, а теперь вы, – вздохнул Дронго. – Я ведь не могу всю ночь дежурить около каждой женщины.

– Хочется верить, что больше ничего не случится, – согласился Погорельский, – хотя Сергей в ужасном состоянии. Ему, кажется, нравилась Катя. Можете себе представить, как он переживает.

– А вам?

– Что? – не понял Погорельский. Он уже был сильно пьян и поэтому не выговаривал некоторые слова до конца. – Почему она мне должна была нравиться?

– Она вам не нравилась?

– А вам может понравиться женщина, которая дважды срывает съемки фильмов? И плюс еще эта турецкая история. Я ведь не хотел ее брать с собой, но меня Наташа уговорила. И вот видите, что случилось.

– Как вы думаете, почему именно ее убили?

– А разве маньяк выбирает, кого убивать? – удивился Погорельский. Он слабо икнул. Несмотря на свое состояние, он сохранял способность осмысленно рассуждать.

– Что вы теперь будете делать? Снова переснимать свой фильм?

– Не знаю, – зло ответил Погорельский, – и думать не хочу. Зачем я только согласился взять ее с собой в эту поездку!

Алтынбай шумно поднялся и пошел в сторону бильярдной комнаты. Он уселся там перед камином, давая понять, что не собирается больше слушать бесполезные разговоры.

– Нужно достать все свечи, – еще раз предложил Вейдеманис.

– Я думаю, что нужно экономить, – возразил Усманов, – мало ли что может произойти.

– Правильно, – сказал Олег. – Нам и так света хватает.

– Эдгар, – попросил Дронго, – поднимись наверх и посмотри, как там наши женщины. И проверь заодно все окна и двери.

Вейдеманис уже вставал, когда Шарай неожиданно спросил:

– А если опять кого-нибудь убьют?

– Надеюсь, что не убьют, – сказал Эдгар, направляясь к лестнице.

Усманов встал и пошел в бильярдную, чтобы устроиться перед камином. За столом остались сидеть только режиссер и Олег Шарай.

– Вы давно живете в Таджикистане? – спросил Дронго.

– Не очень, – признался Шарай, – несколько лет.

– Раньше жили на Украине?

– Да. В Львовской области. Но потом решил, что лучше переехать.

– Странно, – пробормотал Дронго.

– Почему странно? – не понял Шарай.

– В последние годы все бегут из Таджикистана, а вы, наоборот, решили туда переехать.

– Ничего странного. На Украине у меня не было ни работы, ни конкретного дела. А здесь Рахман-ака меня к делу пристроил, ну, я и остался. У меня брат жил в Таджикистане, вот и я решил переехать.

– В каком году?

– Кажется, в девяносто шестом. Вы меня подозреваете? – криво усмехнулся Шарай.

– Нет, не подозреваю. Просто уточняю. Значит, во время войны вас не было в Таджикистане?

– Там все время война, – ответил Олег, – никогда не прекращается. Но во время гражданской войны меня там не было.

Усманов вернулся обратно к столу и сел на свое место.

– Неуютно там, – буркнул он. – Один Алтынбай сидит и все время молчит.

– Значит, вы переехали к брату? – уточнил Дронго.

– Ты еще брата вспомнил, – засмеялся Усманов.

– Переехал, – кивнул Олег, – и теперь живу в Душанбе.

– Храбрый вы человек, Шарай. Все оттуда бегут, а вы, наоборот, решили ехать в самое пекло.

– У нас не так страшно, как вы думаете, – добродушно вставил Усманов, – жить можно. А Олег – хороший специалист. Кстати, специалист, принеси мне еще стакан чаю. Только осторожно поднимайся и спускайся. И возьми одну свечу.

Шарай поднялся и взял свечу. Он осторожно двинулся к лестнице, стараясь идти так, чтобы свеча не погасла. Дронго, проводив его взглядом, встал и вышел в бильярдную комнату, где перед камином сидел молчаливый Алтынбай.

– Скучно с ними, – кивнул он на гостиную, где за столом остались сидеть Погорельский и Усманов.

– Сегодня ночью нельзя пожаловаться на скуку, – заметил Дронго, усаживаясь рядом со своим собеседником перед камином.

– Да, – вздохнул Алтынбай, – сумасшедшая ночь. Надеюсь, что к утру все будет нормально. Нужно вызвать сотрудников милиции и прокуратуры, провести экспертизу. На ноже могут быть отпечатки пальцев убийцы. И тогда все выяснится.

– Откуда вы знаете, что Нани Сахвадзе убили ножом? – сразу спросил Дронго.

– Заметил, когда мы ее перетаскивали в спальню, – пояснил Алтынбай. – Я ведь говорил вам, что был на двух войнах. И знаю, как убивают человека ножом. Все знаю.

– Ее убили с одного удара, – вставил Дронго.

– Тогда, – сказал Алтынбай, – убивал наверняка человек опытный. Обратили внимание, как он ударил ножом? Точно под лопатку. Прямо в сердце.

– Кто это мог быть?

– Тот, кто умеет убивать, – ответил Алтынбай. – Среди присутствующих два таких человека. Вы и я. И еще мне кажется, что ваш друг Эдгар Вейдеманис тоже человек довольно опытный. Мне так показалось по некоторым деталям его поведения.

– Он бывший офицер КГБ, – пояснил Дронго.

– Ну вот видите! Тем более. Значит, уже три человека. Достаточно много.

– Вейдеманис только недавно перенес тяжелую операцию. У него вырезали правое легкое. Он не в состоянии задушить женщину или, тем более, ударить ножом так сильно.

– Вы думаете, для этого нужна сила? – спросил Алтынбай. – Для этого нужна только ловкость.

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru