Пользовательский поиск

Книга На стороне бога. Содержание - Глава седьмая

Кол-во голосов: 0

– Она вышла на кухню выпить воды, – сообщил Буянов. – В такой темноте ничего не видно. Я просил ее взять свечу, но она отказалась. А на кухне темно.

– Я подожду, – сказал Дронго, усаживаясь на стул.

– Вы опять хотите ее мучить? – спросил Сергей. – Не нужно. Она и так сильно переживает смерть Кати. Может, вы отложите свои расспросы до утра?

– Нет, не отложу. Я боюсь, что нельзя откладывать на утро расследование этого убийства. Если убийца поймет, что Толдина знала об истинных причинах смены настроения своей подруги, если поймет, что актрисы делились сокровенным, то вполне возможно, что следующей жертвой будет вторая женщина из вашей группы. Вам этого хочется?

И не успел Дронго договорить последних слов, как раздался какой-то шум. Они прислушались. Вдруг на пол что-то упало. Никаких сомнений не было. Это был шум падающего человеческого тела.

– Быстрее! – крикнул Дронго. – Быстрее за мной! Я боюсь, что уже поздно.

Он выбежал в коридор и, ощупывая стену, направился на кухню. Уже при входе он внезапно споткнулся о чье-то тело и едва не упал, наклоняясь вниз.

– Что случилось?! – крикнул Буянов.

– Несите свечи, свет, быстрее! – ответил Дронго, ощупывая лежавшее тело. Рука, плечо, грудь! Убитой была женщина. Господи, убитой была опять женщина! Он сжал зубы от волнения. – Быстрее сюда! – закричал он на весь дом, впервые теряя самообладание.

Снизу уже спешили люди. Из коридора бежал Буянов со свечой в руках.

– Ее убили, – сказал Дронго, когда слабое мерцание свечи осветило его лицо. – Я же вам говорил, что ее могут убить.

По лестнице спешили люди. Еще две или три свечи осветили коридор и вход в кухню. Все толпились вокруг.

– Это Наташа, – прохрипел сдавленным голосом Буянов, – ее убили. Господи, он убил и ее!

– Не шумите, – обернулся к нему Дронго. – Кажется, убийца нанес удар только что. По-моему, она еще жива. Подождите, нужно посмотреть, дышит она или нет.

– Может, сделать ей искусственное дыхание? – робко предложил Сергей.

– Оно не помогает при ударе ножом, – возразил Дронго, наклоняясь к умирающей. – Дайте свет! – раздраженно крикнул он. – Я не вижу ее лица. Несчастная дергалась у него в руках, очевидно, в последних конвульсиях.

– Наташа! – с отчаянием в голосе закричал Сергей.

– Я здесь! – вдруг крикнула из темноты Толдина. – Меня никто не убивал. Я здесь!

Она сделала шаг вперед, и Буянов увидел актрису. Дронго повернул умирающую на спину. И услышал, как застонал Мамука. Это была Нани Сахвадзе.

Глава седьмая

– Господи! – закричал Мамука. – Моя Нани! Ее убили!

Он подскочил к телу своей супруги, бросился ее тормошить. Дронго поднял голову. Было уже поздно. Несчастная женщина умерла. Он почувствовал, как обмякло ее тело. Вейдеманис взял одну из свечей и подошел к окну. Оно было открыто.

– Убийца выпрыгнул в окно, – сказал Эдгар.

– Что? – поднял голову Мамука. – В окно? Я найду его! Я задушу его своими руками! Он думает убежать?

Потрясенный горем муж вскочил и кинулся к лестнице. Очевидно, он расталкивал людей, пробираясь вниз, потому что слышались чьи-то восклицания, сдавленные крики. Мамука побежал к двери и стал дергать ручку. Затем лихорадочно, с громкими проклятиями открыл дверь и наконец выбежал на улицу с диким криком.

– Убью! – кричал он. – Я его убью!

Мужчины бросились за ним. Дронго наклонился к телу погибшей и посмотрел на нее. В спине женщины торчал нож, загнанный точно под лопатку. Дронго нахмурился. Хорошо, что Мамука этого не увидел. Он достал носовой платок и попытался вытащить нож, глубоко сидевший в теле. Дронго был крупным и сильным мужчиной, но ему удалось это сделать лишь со второго раза.

Хлынула кровь. Дронго поморщился и, разглядывая орудие убийства, осторожно повернул тело на спину.

– На этот раз он ударил ножом, – проговорил Эдгар, подходя к нему.

– Напрасно ты сказал про окно, – заметил Дронго, выдвигая ящики кухонного шкафа. Вейдеманис держал свечу. Вдруг Дронго обернулся. Рядом стояли Людмила и Наталья Толдина. Все мужчины были внизу.

– Я хотел сказать это тебе, – признался Вейдеманис, – не думал, что у него будет такая бурная реакция.

– В его положении это естественно, – пробормотал Дронго. Он держал нож в руках, оглядываясь в полутемной комнате в поисках целлофанового пакета.

– Она умерла? – ровным голосом спросила Людмила. Дронго кивнул головой – он не хотел ничего говорить.

Людмила подошла к телу убитой и наклонилась над ним. Дронго увидел, как ее трясет от ужаса.

– Это я, – говорила Толдина, словно в лихорадке, – это я должна была погибнуть. Это меня должны были убить...

– Перестаньте, – прервал ее Дронго, – сейчас не время!

– Нет, нет, – упрямо повторяла она, – это меня должны были убить. Меня, меня!

– Найди мне какой-нибудь пакет, – попросил Дронго, обращаясь к Эдгару. – Желательно целлофановый, чтобы сохранились отпечатки пальцев.

– Сейчас поищу. Черт! – Эдгар выпустил из рук свечу – очевидно, капли горячего воска обожгли ему пальцы. Стало совсем тихо, только снизу слышались крики людей. Отари уговаривал обезумевшего от горя друга вернуться в дом.

– Это из-за меня, – повторяла в тишине Толдина, – я во всем виновата.

– Мы с вами потом поговорим, – сказал Дронго, – не уходите никуда отсюда. Будет лучше, если вы все время будете рядом со мной. Эдгар, ты еще не нашел спички? Давай быстрее, мне нужен пакет.

– Да, да, сейчас. Черт побери, мне действительно не нужно было говорить про окно. Как все глупо получилось! Я даже не подумал, что мы на втором этаже. Может быть, убийца нарочно открыл окно, чтобы мы предположили, что он убежал. Кажется, я нашел спички.

– Толдина, – громко спросил Дронго, – вы еще здесь?

– Да, – ответила актриса.

– Встаньте за моей спиной, между мной и Вейдеманисом. Людмила, вы тоже здесь? Людмила, вы меня слышите?

– Да, – сказала супруга Отари, – я здесь.

– Сейчас зажгу свечу, – пробормотал Вейдеманис, чиркая спичкой. Первая спичка погасла. Он чиркнул второй раз. Наконец свеча загорелась, освещая все вокруг. Людмила стояла на коленях перед телом своей подруги, словно молилась.

– Дура я, – громко сказала Толдина, – мне казалось, что нужно дождаться милиции и тогда все рассказать. Какая я дура!

– Вы мне потом все расскажете! – Дронго оглянулся вокруг в поисках пакета. Он все еще держал нож в правой руке. – Эдгар, – снова попросил он, – постарайся найти мне пакет.

– Я его ищу, – пробормотал Вейдеманис. – Я волнуюсь из-за того, что совершил ошибку, крикнув про окно.

– Я тоже был не совсем прав, – заметил Дронго. – Не нужно было звать всех остальных. Это моя ошибка. Такая погода и отсутствие света действуют всем на нервы. А тут еще и второе убийство.

– При чем тут ты? – удивился Вейдеманис. – Это ведь я крикнул про окно.

– Я позвал людей, – объяснил Дронго, – а мне не следовало их звать. Убийца был наверняка где-то рядом. Возможно, в коридоре или на лестнице. А когда я крикнул, все побежали сюда, и убийца мог легко присоединиться к остальным.

– Если, конечно, он не выпрыгнул в окно, – заметил Вейдеманис.

– Здесь второй этаж, – возразил Дронго. – Я не думаю, что он выпрыгнул в окно. Он бы сломал себе ноги.

– Непонятное расположение комнат, – сказал Вейдеманис. – Зачем они сделали кухню на втором этаже? Было бы удобнее расположить ее на первом.

– Там гостиная для приема гостей, – пояснил Дронго, – поэтому они решили, что кухня должна быть на втором.

– А почему ты думаешь, что убийца не успел сбежать вниз?

– Я крикнул, и люди сразу же побежали наверх. Он мог спрятаться только в коридоре или выбежать на веранду. Людмила, где вы были в тот момент, когда я закричал?

Она молчала, глядя на свою подругу.

– Людмила, вы меня слышите? – спросил Дронго.

– Да, – ответила она не оборачиваясь. – Я была на лестнице, спускалась вниз.

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru