Пользовательский поиск

Книга Месть женщины. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

– Да, – кивнул Благидзе, – лучше бы это были вы.

Он повернулся и вышел из каюты. Она осталась одна с двумя посланиями Флосмана. Их сегодняшняя затея явно провалилась. Флосман не только не пошел на переговоры. Он еще и обманул их, снова доказывая свое превосходство. Ему, возможно, нравилась эта игра, в которую он не играл после своего приезда в Аргентину.

Благидзе прошел в свою каюту. Там убирала постель темнокожая девушка с нежным поэтическим именем Лаура. Увидев вошедшего пассажира, она улыбнулась. Благидзе улыбнулся ей в ответ.

– К вам не пристают пассажиры? – шутливо спросил он. – Вы очень красивы, сеньора Лаура.

– Нет, – засмеялась девушка, – никто не пристает. Хотя иногда говорят комплименты.

– Мужчины просто дураки, – засмеялся Благидзе, – я думал, что у вас масса поклонников.

– Нет, – засмущалась девушка, – но на судне так много красивых сеньор. Мужчины предпочитают любить их.

– Не обращайте на них внимания, – отмахнулся Благидзе. Он думал о «красавчике» Консальви.

– Я знаю рыцарей и в наши времена, – добавила девушка, – здесь очень благородные сеньоры. Они даже посылают любовные послания.

– Да, – согласился Благидзе, уже не слушая девушку.

Через полчаса «Кастуэра» отошла от Сан-Николаса, направляясь в Росарио. Обед был объявлен с получасовым опозданием, чтобы пассажиры успели переодеться и пройти в ресторан. На этот раз Марина почти ничего не ела. Она испытывающе глядела на мрачно жующего рядом с ней Бруно Кратуловича. Чем-то недоволен был Рудольф Консальви. Очевидно, он поссорился со своей пассией, так как сегодня за обедом она даже не смотрела в его сторону. Как всегда, быстро ел Суарес, спешивший, видимо, или к книгам, или к картам. И то, и другое, судя по его поведению, и составляло смысл жизни самого Суареса. И, наконец, Хартли, появившийся в ресторане со значительным опозданием, выглядел каким-то рассеянным и задумчивым. Словно решал для себя очень сложную математическую задачу.

Благидзе все время смотрел в его сторону, словно по-прежнему сомневаясь в словах Чернышевой. Слишком много доказательств было не в пользу Хартли. Но, если поверить Чернышевой, все они не носили характера абсолютной истины. Обед проходил почти в полном молчании. Через три часа они должны были приплыть в Росарио, один из крупнейших городов страны, в котором также намечалась часовая остановка.

После обеда она снова прошла в бар, ставший уже центром всех событий, происходящих на корабле. Ее неизменного спутника Роберто нигде не было видно. Суарес, достав очередную книгу, отправился на верхнюю палубу. Хартли и Кратулович отлеживались в своих каютах. А Рудольф Консальви, наоборот, появился в баре и теперь сидел в полном одиночестве. Очевидно, он все-таки несколько остыл к своей спутнице. Или она к нему.

Марина прошла к стойке и села рядом с Консальви на кресло с высокой ножкой. Он хмуро посмотрел на нее.

– Вам понравилось в Сан-Николасе? – спросила Чернышева.

– Грязный городок, – передернул плечами Консальви, – ничего особенного.

– Правда? – удивилась она. – А мне говорили, что наоборот. Удивительно чистый и спокойный город.

– Может быть, – кивнул Консальви, – я не смотрел особенно по сторонам.

Он был явно не в духе. Если это Флосман, то он гений. Так разыграть недовольство своей спутницей. Она отошла от него и увидела входившего в бар Благидзе. Он подошел к ней.

– Давайте уйдем отсюда и поговорим, – быстро предложил он.

Они прошли на верхнюю палубу, где по-прежнему сидел в кресле сеньор Суарес со своей неизменной книгой в руках. Но на этот раз он был не один. Рядом сидел Бастидас, с которым они о чем-то довольно оживленно беседовали.

– У меня есть некоторые сведения о Флосмане, – торопливо сказал Благидзе.

– Опять, – улыбнулась Марина, – вы всегда спешите с выводами.

– Нет, нет. На этот раз точно. Рудольф Консальви не был на прогулке в Сан-Николасе. Он сошел с корабля со своей спутницей, немного погулял в порту и сразу вернулся обратно. Для того чтобы вернуться обратно, он имитировал скандал со своей девушкой.

– Ну и что?

– Он мог подложить вам это письмо.

– Это мог сделать любой из них. Это ваше главное доказательство?

– Нет. Я специально задержался, чтобы проследить за Хартли и Консальви. И что, вы думаете, я увидел. Хартли отозвал Консальви в сторону, они пошли по коридору, о чем-то разговаривая, я шел следом и слышал обрывки фраз. Хартли явно расспрашивал Консальви о вас. Они сообщники. Теперь все сходится. Хартли не случайно шел по коридору в обратную сторону. Он подстраховывал своего сообщника. Письмо подложил Консальви, вернувшийся с прогулки раньше времени. И он же ушел через другой выход. А Хартли пошел в противоположную сторону и наткнулся на Роберто.

– Вы так и не хотите поверить в невиновность Консальви, – засмеялась Марина, – он сейчас сидит в баре и отмечает свою ссору с этой девицей. Неужели вы не видели его лица? По-моему, он просто мелкий мошенник и бабник. И ничего большего. Там мозгов для настоящего разведчика почти нет. И для его сообщника тоже.

Благидзе угрюмо молчал. Он явно не доверял ловеласу Консальви. Но не хотел признаваться даже самому себе, что испытывает личную неприязнь к этому молодящемуся мужчине, пытавшемуся в сорок восемь выглядеть тридцатилетним.

– А насчет Хартли, – задумчиво произнесла Марина, – может, я ошибаюсь, и он придумал куда более изощренный план, чем нам кажется. Иногда такое бывает.

Она не успела закончить фразу, как раздались крики женщины. Отчаянные крики на весь корабль. Сидевшие на палубе Суарес и Бастидас вскочили. Благидзе тревожно посмотрел по сторонам. Мимо пробежали члены команды.

– Убили, – крикнул кто-то из пассажиров, – убили.

Марина взглянула на Благидзе и поспешила вниз. Он бросился за ней. Повсюду кричали, словно на судне был пожар. На нижней палубе у дверей одной из кают стояли испуганные люди. Суетились матросы. Чернышева не стала заглядывать в каюту. Она знала, чья это была каюта. Благидзе протиснулся вперед и увидел лежавшего на полу с размозженной головой Хартли. Темная кровь уже впиталась в серый ковролин, образовав большое темное пятно. Ошеломленный Благидзе с трудом пролез обратно.

– Его убили, – коротко сообщил он, тяжело дыша.

– Уже второй труп, – сурово заметила Чернышева, – теперь вы знаете, что я была права. Бедняга Хартли не был Флосманом.

– Да, – тяжело вздохнул Благидзе, – он не Флосман. Но кто тогда настоящий убийца?

Он вдруг вздрогнул. С другой стороны, поверх голов любопытных пассажиров, собравшихся вокруг каюты, на них мрачно смотрел Бруно Кратулович.

Глава 12

Капитан принял решение идти в Росарио. Но предварительно вызвал по судовой рации полицию, сообщив об убийстве на борту «Кастуэры». Все были ошеломлены подобным происшествием. В замкнутом микромире корабля подобное событие было особенно страшным. Убийца не мог покинуть судно во время плавания, и этот факт был весьма неприятен для всех пассажиров. Страх поселился на судне, некоторые предпочли запереться в своих каютах и не выходить из них до Росарио. Другие, наоборот, решив воспользоваться предоставленным шансом несколько пощекотать себе нервы, стали собираться в баре и в танцевальном зале, оживленно обсуждая, кто мог убить сеньора Хартли.

Марина пришла в бар, когда там за карточным столиком снова оказались Суарес и Бастидас. Только на этот раз им противостояли Бруно Кратулович и Рудольф Консальви. Казалось, они специально собрались вместе, чтобы находиться под наблюдением. Благидзе, сидевший в углу, с нескрываемой ненавистью смотрел на всех троих подозреваемых. Его просто убивало собственное бессилие.

Игра шла неспешно, спокойно, словно случившееся никак не повлияло на эту группу. Кратулович был, как обычно, мрачен и с какой-то злостью смотрел на лежавшие перед ним карты. Консальви, напротив, был весьма оживлен. А Суарес играл, как обычно, спокойно, близко поднося карты к стеклам очков.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru