Пользовательский поиск

Книга Линия аллигатора. Содержание - Глава 34

Кол-во голосов: 0

В этот момент появилась пожилая женщина с двумя детьми и стала показывать им стоявшие далеко за окнами самолеты.

– Это летное поле, – объясняла она внукам, – отсюда улетают самолеты в разные концы света.

Восхищенные мальчики смотрели на самолеты. Бабушка сделала несколько шагов в сторону, к складу.

Автокар стремительно надвигался.

Дронго сделал движение в сторону и вдруг заметил, что дети оказались за его спиной. Сам он еще мог отскочить, но тогда пострадают мальчики. Женщина успела отойти на несколько шагов и теперь застыла, скованная ужасом. Мальчики прижались друг к другу.

Дронго выхватил пистолет и, высоко вскинув руку, начал стрелять. Четвертый или пятый выстрел достигли цели. Сидевший за рулем Лобанев дернулся и последним усилием отпустил рычаг. Дронго, уже не глядя на него, метнулся к детям, оттолкнул их. Но в этот момент какой-то особенно большой ящик упал ему на ногу, и он потерял сознание. Пистолет отлетел далеко в сторону.

Приехавшие в аэропорт Юдин и его группа обнаружили труп полковника Карцева на полу в туалетной комнате. Рядом со служебными помещениями произошла еще одна трагедия. Сидевший за рулем брат того самого Лобанева, который был убит на своей квартире, оказался расстрелянным неизвестным высоким мужчиной, а тот, в свою очередь, спасая детей, попал под ящик и лежал без сознания. Когда его поднимали, Виктор с ужасом думал, что он погиб. Но когда неизвестный застонал, он обрадовался, не решаясь признаться даже самому себе, что восхищается этим человеком.

Вечером Юдин приехал в больницу, где лежал этот неизвестный. Виктор вошел в палату, присел на стул рядом с койкой. Дронго, увидев незнакомца, отвернулся. Он не хотел ни с кем разговаривать.

– Я все знаю, – сказал Виктор, – вы спасали детей и поэтому не успели отпрыгнуть. Спасибо вам.

Дронго повернул голову.

– Я все время шел за вами, – продолжал следователь. – Знаю, что вы искали убийц Элизабет Роудс. А заодно пытались все решить в одиночку. Я уже знаю, что случилось на квартире. Они похитили вашу напарницу. И знаю, кто убил полковника Карцева. Оба убитых в аэропорту и раненые на складе застрелены из одного и того же оружия. Я все знаю, Дронго.

При этом слове Дронго посмотрел на следователя внимательнее.

– Вас невозможно ни с кем спутать, – продолжал следователь. – Я зашел вас поблагодарить. И за спасенных детей тоже. Спасибо вам.

– Кто вы?

– Следователь московской городской прокуратуры Виктор Юдин.

– Послушайте, Виктор, – обратился Дронго к неожиданному посетителю, – это еще не все. За несколько секунд до смерти полковника Карцева ему позвонил кто-то очень важный, и секретарь сказала, что соединит его с Карцевым. Вы можете проверить через телефонную компанию, кто именно звонил. Время его смерти вы знаете.

– Спасибо, – Юдин поднялся. – Я так и сделаю. Вы не услышали, как звали этого человека?

– Нет. Полковник не произносил его имени. Но можно узнать, кто именно ему звонил.

Юдин наклонился к нему:

– Скорее выздоравливайте.

Он повернулся, чтобы уйти. Дронго вдруг позвал:

– Виктор, мой пистолет остался лежать в аэропорту, рядом с автокаром. Тот самый пистолет, из которого я все время стрелял.

– Его не нашли, – повернулся к нему Виктор и, снова наклонившись, очень тихо произнес: – Но вообще-то он на дне Москвы-реки. Удачи вам, Дронго.

Когда он вышел, Дронго подумал, что в этом мире еще можно жить. Пока работают такие ребята, как Виктор Юдин.

Глава 34

Проверив через телефонную компанию, кто звонил полковнику Карцеву, ошеломленный Юдин приехал в больницу к тяжелораненому Самойлову. Тот, уже наслышанный о подвигах Юдина и неизвестного журналиста, встретил следователя довольной улыбкой.

– Тебя можно поздравить с отличным результатом. Говорят, ты сделал почти невозможное. Никогда бы не подумал, что иудой, предавшим наших товарищей, окажется Карцев. Хотя, честно говоря, я всегда видел в нем нечто неискреннее, ненастоящее. Но такое не мог даже предположить. Это он предупредил бандитов об аресте Дьякова?

– Скорее приказал его убрать, – поправил полковника Виктор, усаживаясь рядом, лицо его было скорбным. – Он передавал приказы полковнику Чихареву, которого мы вчера арестовали. А тот, в свою очередь, имел целую группу подручных, состоящую одновременно из уголовников и сотрудников правоохранительных органов. Поэтому Крутиков и Проколов получили от Марата указание напасть на машину с сотрудниками ФСБ и не дать им добраться с Дьяковым до места назначения. Очевидно, Дьяков слишком много знал.

– А почему тогда у тебя такое кислое лицо, словно ты похоронил свою бабушку? – засмеялся Самойлов.

– Мне удалось выяснить, кто именно звонил Леонтьеву. Это был Карцев. Просто при каждом звонке он применял специальный дешифратор голоса. Эксперты единодушны в том, что звонил сам Карцев.

– Ну и прекрасно. Так чем ты недоволен?

Юдин оглянулся на дверь и очень тихо сказал:

– Я знаю, кто такой Иван Дмитриевич. Вчера он позвонил по личному сотовому телефону полковнику Карцеву. Я проверил время и точно установил, что звонил именно он. Потом я даже передал запись его голоса экспертам. Они подтвердили, что это и есть тот самый Иван Дмитриевич.

– Так в чем дело? Выпиши ордер на арест и езжай за ним.

– Это заместитель председателя правительства страны, – угрюмо сказал Виктор, – я не могу его арестовать. Прокурор просто не даст мне санкции.

Самойлов ахнул от изумления. Потом покачал головой.

– Ну ты и копнул, парень. За такие вещи могут голову оторвать. И что собираешься делать?

– Я записался на прием к прокурору города.

– Это не выход. У тебя, кроме пленки, ничего нет. Да и в той, первой, записи Иван Дмитриевич просто отказывает погибшему Леонтьеву. Он может сказать, что речь шла о поставках бабочек или еще чего-нибудь. А разница между двумя звонками составляла день, два, год или еще что-нибудь в этом роде. У тебя есть другие доказательства, кроме этой пленки, которую не примет во внимание ни один суд?

– Нет, – уныло сказал Виктор.

– Тогда все. Забудь про этого Ивана Дмитриевича, словно его и не было. Ты все равно ничего не докажешь, а только наживешь себе неприятности, – рассудительно сказал Самойлов, – в конце концов, мы и так сделали большое дело. Вскрыли преступную группу, действующую в международном аэропорту. Убит Карцев. Арестован Чихарев. Разгромлена их группировка. Выяснили, как убили американскую журналистку, бывшего заместителя председателя таможенного комитета и эксперта-патологоанатома. Заодно арестовали и многих бандитов, совершавших эти преступления. По-моему, все не так плохо.

– Да, – кивнул Виктор, – но мы не арестовали главного организатора этих преступлений, который был фактическим владельцем компании «Монотекс».

– Опять ты за свое, – поморщился Самойлов, – я тебе сказал, забудь эту фамилию.

– Нет, – встал со стула Юдин, – не могу. Столько людей погибло, а вы говорите «забудь». А ваши ребята, у которых остались дети? А другие люди? Убитая американка Элизабет Роудс, застреленный в своем кабинете Леонтьев, сброшенный в котлован Коротков? Нет. Не могу. Я все равно пойду на прием к прокурору.

– Но это ничего не даст, – возразил полковник.

– Я все равно пойду, – упрямо сказал Виктор, – иначе я просто перестану себя уважать. Я так не могу, простите меня, товарищ полковник.

Уставший от бесполезного спора, полковник откинул голову на подушку. Помолчал. Потом задумчиво сказал:

– Может, ты и прав, Виктор. Я уже стал достаточно осторожен. Некоторые называют это опытом, а это может быть и трусость. Ты моложе, тебе виднее. Я бы в твоем возрасте и на твоем месте поступил бы так же. Ты прав.

Виктор чуть наклонился, пожал ему руку и стремительно вышел из палаты. Самойлов посмотрел ему вслед.

– Удачи тебе, – прошептал он на прощание.

А в это время в другой больнице и совсем в другой палате, где лежал Дронго, прибежавшая санитарка испуганно заявила, что к нему приехали гости-иностранцы.

45
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru