Пользовательский поиск

Книга Линия аллигатора. Содержание - Глава 25

Кол-во голосов: 0

Глава 25

Подъехав к дому, адрес которого ему назвали, Дронго вспомнил, что не позвонил Владимиру Владимировичу. В его традициях было проверять любые сообщения. Поэтому он подошел к телефону-автомату, стоявшему у соседнего дома, и набрал знакомый ему номер. Через минуту ему ответил заспанный голос:

– Слушаю вас.

– Это я, – торопливо сказал Дронго.

– Ты еще живой?

– Пока да, – усмехнулся Дронго, – мне нужно знать адрес Лобанева.

– Я так и думал, что ты позвонишь, чтобы узнать адрес, – недовольно проворчал Владимир Владимирович, – между прочим, ты знаешь, который час? Почему ты всегда звонишь по ночам?

– Просто я очень выраженная «сова». По утрам люблю спать, – пошутил Дронго. – Какой адрес?

Его собеседник продиктовал адрес и добавил:

– Я узнал еще кое-что. Тебе ведь всегда интересно получать информацию в полном объеме. Так вот, в этой квартире проживают два брата. Один, старший, недавно развелся и переехал к младшему, на которого и зарегистрирована квартира. Младший работает на таможне. А старший, знаешь где?

– Неужели в милиции?

– Откуда ты знаешь? – обиженно спросил Владимир Владимирович. – Ты меня разыгрываешь, да?

– Просто догадался, – пробормотал Дронго, – случайно не в милиции аэропорта?

– Представь, случайно – да.

– Тогда все правильно. Спасибо за информацию, Владимир Владимирович.

– Позвонишь еще? Тебе не нужна помощь?

– Нет, спасибо. А позвоню, если останусь в живых, – по привычке пошутил Дронго и повесил трубку.

Теперь все правильно. Сигрид действительно должна находиться здесь. Если ее не убили. Об этом не хотелось даже думать. Он остановил «Тойоту», нашел подъезд дома, где по его расчетам должна находиться квартира Лобаневых. Но здесь возникло новое препятствие, дверь была заперта на кодовый замок. Он оглянулся. Было очень темно, и вряд ли приходилось рассчитывать на то, что здесь появится кто-либо из жильцов дома. Ходить по ночной Москве было небезопасно.

«Как все это глупо», – зло подумал Дронго. Дурацкая дверь мешает ему проникнуть внутрь. Он достал носовой платок, сложил его несколько раз и, приложив к замку, приставил пистолет. Выстрел все-таки получился громковатый. Замок сорвало, и Дронго ударом ноги распахнул дверь. Теперь можно войти.

Нужная ему квартира была на восьмом этаже. «Странно, что они привезли Сигрид сюда, в столь многолюдное место», – мелькнула мысль. С ним они явно не собирались церемониться, решив доставить его на какой-то склад за городом. Там, допросив, можно было сразу убрать. Может, их остановила ее близость к сенатору? Или им просто понравилась красивая женщина, и они не стали ее сразу убивать. При одной этой мысли он сжал кулаки.

Подниматься пришлось пешком. В старых домах были установлены такие лифты, которые при работе создавали большой шум и могли вызвать подозрение у находившихся в доме людей. Он осторожно подошел к нужной ему квартире. Припал к двери, прислушиваясь. Стояла тишина. Было слишком тихо и поэтому слишком подозрительно.

Нужно было действовать. Он громко постучал. За дверью послышались шаги. Ленивый голос спросил:

– Кто там?

– Ваш сосед, – громко кашляя, ответил Дронго, – у нас на кухне течет вода. Вы не могли бы закрыть воду?

– Какую воду? – не понял стоявший за дверью человек. – О чем ты говоришь?

– У меня внизу с потолка капает вода, – объяснил Дронго, – мне только вчера сдали эту квартиру хозяева.

Это было на тот случай, если из-за двери поинтересуются, куда делись соседи. Если вообще они знают тех, кто живет под ними.

– Ничего не понимаю, – дверь открылась, и на пороге возник мужчина среднего роста, в синей майке и спортивных брюках. Он недовольно смотрел на пришельца.

– Чего надо?

Дронго сунул ему в лицо пистолет.

– Где женщина?

– А? – испугался этот тип. – Что?..

Дронго втолкнул хозяина в комнату. Тот больно ударился о стенку.

– Где она? – спросил Дронго. – Быстрее говори.

Хозяин, все еще не приходя в себя от изумления, показал в сторону другой комнаты. Дронго потащил его за собой. В комнате на постели лежала голая Сигрид. Ее руки были прикованы наручниками к спинке кровати. Она смотрела в потолок.

Сначала Дронго решил, что она умерла. Но приглядевшись, увидел, как дрожат ее ресницы. Она медленно повернула голову, увидела Дронго и вдруг беззвучно заплакала.

У любого человека в жизни бывают приступы неконтролируемого бешенства, когда в нем пробуждаются животные начала. Дронго почувствовал, как от бешенства раздуваются ноздри.

– Что здесь произошло? – спросил он, задыхаясь от гнева.

Стоявший перед ним мужчина, очевидно, почувствовал состояние Дронго и поэтому вдруг начал дрожать.

– Все, что могло, уже случилось, – сказала Сигрид по-русски, – он меня изнасиловал. А убивать не стал, чтобы утром я досталась его брату. Они договаривались по телефону...

Она еще не успела договорить, как Дронго, вкладывая в удар всю мощь своего более чем стокилограммового тела, нанес страшный удар в лицо хозяина. Тот отлетел с разбитой челюстью. Дронго, наклонившись, поднял его и начал молотить кулаками, ломая насильнику зубы, нос, руки.

Сигрид равнодушно следила за бойней. Через несколько минут Дронго остановился. На мужчине не было живого места. Его лицо превратилось в одну сплошную кровавую массу, напоминавшую застывшую маску смерти. Он уже не дышал.

– Вы его убили, – тихо сказала Сигрид. Она не удивилась, просто сообщила об этом равнодушным тоном.

Дронго посмотрел на свои руки. Страшно болели пальцы, он содрал себе кожу на костяшках. Подойдя к женщине, он выстрелил из пистолета в наручники, замок разлетелся. Она наконец смогла опустить руки. На запястьях виднелись синяки. Очевидно, женщина сопротивлялась.

– Спасибо, – сказала она, первым движением прикрывая свою наготу простыней.

– Иди оденься, – сухо сказал Дронго, – мы отсюда уезжаем.

Он повернулся и пошел в другую комнату. На спинке стула висел китель старшего лейтенанта милиции. Он достал из кармана документы. Все правильно. Это был старший из братьев. Тот самый, что работал в милиции аэропорта.

Теперь он даже на мгновение пожалел, что забил этого иуду до смерти. Неконтролируемая реакция на сообщение Сигрид прошла, а он пока все еще не знал главного: как и почему убили Элизабет Роудс? Зато он имел массу других фактов, сложив которые, мог получить достаточно целостную картину происшедших сегодня ночью событий. Но сначала нужно было обезопасить Сигрид. Теперь она была не просто свидетелем, она была опасным свидетелем, которого захотят убрать любой ценой.

Она появилась через пять минут. На лице застыла все та же безжизненная маска, словно сегодняшнее испытание состарило ее сразу на двадцать лет. Они закрыли дверь и молча спустились вниз, не прибегнув к помощи лифта.

Выйдя на улицу, он остановил первую попавшуюся машину и, пропустив первой Сигрид, сел вместе с ней на заднее сиденье. Она молча глядела перед собой. Про оставшуюся на улице разбитую «Тойоту» он даже забыл. А водителю назвал адрес своей московской квартиры. Похоже, она не удивилась, во всяком случае, не спросила, куда они едут.

Машину Дронго все-таки остановил у соседнего дома и, расплатившись с водителем, вышел первым. За ним вылезла и Сигрид. Вдвоем они прошли через тихий ночной двор и вошли в дом. Поднялись по лестнице, и он открыл дверь ключом. Он пошел поставить чайник, а когда вернулся, обнаружил, что она все еще сидит на диване в той самой позе, в какой он ее оставил. И лишь когда он попытался снять с нее плащ, она вдруг громко, истерично, как-то очень по-женски заплакала у него на плече.

– Все в порядке, – уныло повторял Дронго, – все хорошо, девочка, все в порядке.

«Эта вина будет на мне всю оставшуюся жизнь», – печально думал он, поглаживая плечо молодой женщины.

– Они захватили меня у отеля, – рассказывала она, – сначала позвонили и сказали, что с вами случилось несчастье. Я поверила и выбежала на улицу. Они меня захватили и повезли сначала на какой – то склад. Там допрашивали несколько часов, били. Но я ничего им не сказала. Тогда привезли меня сюда и доверили охрану этому ублюдку. А он приковал меня наручниками к кровати, а потом раздел и...

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru